Доллар
Евро

«Папа целует тебя?»

Развелся с женой, получил обвинение в развращении дочери. История уральского математика

Игорь Пушкарев

В коридоре Свердловского онкоцентра сидит сухощавый человек небольшого роста. Одет он аккуратно: твидовый клетчатый пиджак, брюки, рубашка, коричневые ботинки с круглыми носками. С собой потрепанный матерчатый рюкзачок с бумагами. Пациента онкоцентра зовут Рифат Калымов. Кандидат физико-математических наук, любимый многими поколениями студентов преподаватель Уральского федерального университета.

Болезнь всегда бывает не вовремя, но для Рифата Ильнуровича — особенно. Зато в очереди много времени, а атмосфера онкоцентра способствует погружению в невеселые мысли. 

Совсем недавно, 8 октября, привычный, годами устоявшийся ход жизни Калымова круто изменился. И дело вовсе не в болезни.

8 октября его 40-летнего сына Александра, Сашку, вызвали повесткой в полицию. Когда пришел, на него сразу надели наручники. Через два дня отправили в СИЗО. «Пункт „б“ части 4 статьи 132 УК РФ „Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста“», — отвратительная и незнакомая прежде формула прочно врезалась Калымову в голову. «Саша, как такое вообще могло случиться?», — хотел бы спросить Калымов у сына. Но с момента задержания они еще ни разу не разговаривали.

Мысль о том, что на сына навесили ярлык педофила, якобы издевавшегося над собственной пятилетней дочерью, была для пожилого преподавателя невыносимой. 8 октября у Калымова забрали единственного сына и единственную внучку. И в чем теперь смысл его собственной жизни? 

Саша и Аглая. Американский роман

Калымов вспоминал, когда его сын Сашка познакомился с Аглаей Кощеевой — с той девочкой, которая потом, спустя 24 года, в один момент сломала им жизнь. Кажется, это был 1995 год.

Его сыну удалось пробиться в число первых российских школьников, которые на год поехали в США по программе обмена опытом. Это было еще то время, когда «обмениваться опытом» со Штатами было престижно. Когда сын улетал из «Кольцово», Аглая тоже была там. Калымов ее не запомнил. Зачем?

Уже потом Сашка влюбленно рассказывал родителям про Аглаю: как искал ее с другими ребятами, потерявшуюся в аэропорту. Она уехала на год стажировки в Калифорнию в семью к каким-то миллионерам, а Сашке достались мормоны из Дакоты. 

В Америке Саша закончил школу и привез золотую медаль. Но уже тогда для Сашки она была менее ценна, чем воспоминания о мимолетном знакомстве с Аглаей.

По возвращении в Россию сын на время забыл о своей влюбленности. Нужно было еще отучиться в одиннадцатом классе местной школы, потом поступать в вуз. Сашку без экзаменов взяли в Уральскую юридическую академию. В семье тогда радовались. Ребенок пойдет по стопам деда — видного свердловского юриста эпохи СССР. Потом Сашка неожиданно решил идти на экономический факультет УрГУ. Его поддержала мать. Но после первых дней учебы сын решил перейти на матмех. Тут настала очередь радоваться самого Калымова — сын продолжит дело отца. Склонности к математике у Сашки были очевидные.

Сватовство миллионера

Аглая вновь появилась в жизни сына на втором курсе. Тогда Сашка уже съехал от родителей и жил у бабушки в центре Екатеринбурга. Девушка тоже поступила в УрГУ, только на гуманитарный факультет, находившийся в соседнем корпусе.

Аглая попросила Сашку помочь: встретить в аэропорту того самого калифорнийского миллионера из Сан-Бернардино, у которого она жила школьницей в США. Кажется, между ними там завязались какие-то отношения. Саша, не так давно получивший права, встретил этого Роджера Гроува на дедовской «шестерке». Возил его по городу, показывая достопримечательности. А потом выполнял роль переводчика, когда американец пришел свататься к родителям Аглаи.

Сын потом возмущенно рассказывал об этом: «Представляешь, собрался помочь ей с визой, перелетом и учебой в США! Готов даже жилье там снять. Но жениться не собирается, просто хочет пользоваться ей как содержанкой». Интеллигентным родителям Саши, как и ему самому, все это казалось пошлым и возмутительным. 

А вот мать и отчим Аглаи на предложение Роджера согласились. Они тогда много говорили об Игорьке, сводном брате девочки. Он играл на виолончели и подавал надежды. Мать убеждала девочку, что предложение американца отличное. Кроме того, потом к ней сможет приехать виолончелист Игорек. Он сделает в Штатах карьеру…

Однако Аглая в итоге сама отказалась от предложения Роджера Гроува и на этой почве рассорилась с родителями. Саша, воодушевленный поступком подруги, решил снять для девушки квартиру на свои деньги. Это казалось благородным и правильным, так его и воспитывали: нужно помогать в трудной ситуации. Тем более, что помощь родителей в этом не потребовалась: сын тогда получал повышенную стипендию от фонда Потанина, а потом два года — президентскую. 

Чертов нагреватель

Первый серьезный конфликт из-за Аглаи случился, кажется, в 2004-м. Как обычно бывает, все случилось из-за глупости — обогревателя. Сашка тогда учился в аспирантуре института, где в свое время защищал кандидатскую сам Калымов. У сына начали завязываться хорошие научные контакты за рубежом. На четыре месяца он, подающий надежды аспирант, поехал во Францию. Выпустил там приличную статью.

Саша и Аглая в поездкеСаша и Аглая в поездкеиз семейного альбома Калымовых

Сын прислал сообщение из Франции: просил отнести его любимой обогреватель — она мерзнет на съемной квартире. Калымов поехал покупать агрегат. Жена говорила, что девочку жалко, ей надо помогать: с пяти лет воспитывалась без отца. 

Купил, привез. Но случился скандал. Оказалось, что нагреватель нужен был другой. Калымов получил от сына обидное сообщение из Франции: вы не любите Аглаю!

Потом Сашка пригласил ее к себе в Европу. У них было романтическое путешествие: Париж, Голландия, что-то еще. По возвращении в Екатеринбург сын окончательно съехал от бабушки на съемную квартиру к своей возлюбленной. Так Аглая Кощеева окончательно и бесповоротно вошла в жизнь Калымовых.

Семья фрилансеров

У Саши была возможность вернуться работать во Францию, но он не стал — не мог бросить Аглаю. Потом вовсе оставил аспирантуру. Родители подозревали, что это девушка так влияла на него, говорила: «Кому нужна эта математика?» Сашка стал зарабатывать переводами — технический английский у него был блестящий. Сын называл себя фрилансером, они с его матерью вздыхали: он фрилансер, она фрилансер, оба дома сидят. А как что понадобится — бегут к родителям. Но успокаивали себя: «Раз у молодежи сейчас так принято, чего тревожиться?»

Аглая и СашаАглая и Сашаиз семейного альбома Калымовых

В 2008 году Сашка и Аглая сыграли свадьбу. Родителям об этом сообщили уже постфактум. Те расстроились, но не обиделись, стали помогать молодоженам устраивать жизнь. Сначала пустили жить в свою квартиру на юго-западе Екатеринбурга, потом дали денег на строительство нового жилья — сначала в ЖК «Астон Плаза», потом на улице Библиотечной. 

После развода в этой квартире Аглая получит, с учетом доли ребенка, две трети. Но о разводе тогда, конечно, никто и не думал.

Маленькая Олеся

Роды были в Германии. Беременность проходила непросто, случались кровотечения. Чтобы оплатить расходы на немецких врачей, сын вынужден был продать свои старенький ВАЗ-2114, пустить в ход все сбережения. Часть необходимой суммы дали Калымовы. Вышло больше 500 тыс. рублей. В Германии в метро у Аглаи снова пошла кровь, чуть не случился выкидыш. К счастью, все закончилось благополучно. С новорожденной девочкой Олесей дети вернулись в Россию в 2014 году, в конце лета. Через таможню их еле пустили обратно: документов на въезд у маленькой девочки не было. 

Аглая и Саша (справа во втором ряду) с родственникамиАглая и Саша (справа во втором ряду) с родственникамииз семейного альбома Калымовых

Семейная жизнь у Сашки закончилась в конце 2016 года. Калымов хорошо помнил этот момент: сын приехал к ним домой и заявил, что в только что достроенную квартиру на улице Библиотечной он не переезжает. Туда уже заехала Аглая с ребенком и заявила Сашке, что им лучше какое-то время пожить врозь. «Надо разобраться в отношениях», — Аглая сказала ему банальную фразу, с которой начинаются многие разводы. 

Незадолго до этого из семьи матери Аглаи ушел отчим. У этого мужчины в семье была своя драма. В 2014 году его родной брат, 51-летний Сергей Н., получил 8 лет колонии за серию из 14 изнасилований. Об истории тогда много писали в прессе. Калымов не мог отделаться от мысли, что тогда Аглая поняла, как легко к человеку приклеиваются ярлыки, если речь идет о сексуальных преступлениях.

Развод

Сначала Аглая совсем запретила видеться мужу с дочерью, потом разрешила три свидания в неделю. Суббота, вторник, четверг, с 9:00 до 13:00. Затем, когда Саша заболел гриппом и не смог прийти к дочери в один из дней, Аглая сократила ему количество встреч с дочерью до двух в неделю. В конце 2018 года она официально подала на развод. Саша проконсультировался с юристами и выяснил, что пока они не развелись официально, Аглая не может запретить ему появляться в их общей квартире. Услышав это, женщина с ребенком съехала на съемное жилье. 

Вскоре Аглая Кощеева написала на мужа первое заявление в полицию. Заявила, что тот ее преследует: стучит в дверь съемной квартиры. Ключей от нового жилья Аглаи у Саши не было, а его родителям видеться с внучкой женщина запретила.

Потом были и другие заявления. В какой-то момент Сашка попросил родителей дать ему смартфон Xiaomi Redmi. Батарея у такого садится очень медленно, так что сын стал использовать его как диктофон при разговорах с Аглаей. Она стала поступать так же.

В мае суд развел Сашу и Аглаю. Встал вопрос о разделе имущества и определении порядка общения с дочерью. Семья Саши предложила отдать Аглае трехкомнатную квартиру на улице Малышева в зачет ее доли в квартире на улице Библиотечной и алиментов, которые должен был бы платить Саша. Аглая не соглашалась, требовала наличные. 

И снова Роджер Гроув

Вскоре выяснилось, что в жизни Аглаи снова появился американец Роджер Гроув. Калифорниец развелся с женой и теперь уговаривал Аглаю ехать к нему. Не может ее забыть, постоянно думает о ней. Маленькая дочь — не проблема. 

Саша был категорически против. Он не хотел расставаться с дочерью и не собирался давать разрешение вывозить маленькую Олесю за рубеж. Через суд он надеялся получить равные с Аглаей права по воспитанию девочки. В ответ сыпались кляузы и жалобы в официальные органы. Если бы Сашу лишили родительских прав, его разрешения на выезд девочки в США бы не потребовалось.

19 августа 2019 года Саша написал заявление в органы опеки с просьбой установить за ними с женой равные права на ребенка и упорядочить наконец его контакты с дочерью. Опека дала Аглае месяц на ответ. 

16 сентября Калымову-старшему позвонил человек — кажется, его звали Дмитрий Сычев — и сказал, что он представитель Аглаи. Предложил встретиться и договориться. Калымов отказался: занят на парах со студентами. Сейчас, вспоминая этот звонок, он терзал себя: может быть, стоило поговорить и не случилось бы того, что случилось потом? 

А случилось следующее: 19 сентября Аглая подала заявление в органы опеки, в котором говорилось: ее бывший муж развращает дочь, и у нее есть тому подтверждение. Это видео, снятое 30 июля 2019 года, которое «все подтверждает». На записи Саша якобы выходит голым из ванны, держит в руках полотенце, а в это время внучка тоже бегает по дому голой. 

Отец Саши — Рифат КалымовОтец Саши — Рифат Калымовиз семейного альбома Калымовых

Но Калымов готов был подтвердить под присягой в суде и на следствии: Аглая сама воспитала ребенка как Маугли, везде раздевала ее догола. Бабушке и дедушке это не нравилось, но мама девочки объясняла: у ребенка дерматит, белье раздражает ей кожу. И дома в квартире на Библиотечной всегда была жара. Поэтому Саша тоже ходил по дому в трусах.  

Уголовное дело

Очередь в онкоцентре двигается медленно. В памяти Калымова всплывают фразы из материалов следствия. Сначала была странная экспертиза из семейного центра «Гнездышко», куда Аглая привела девочку. Этот текст Калымов запомнил на всю оставшуюся жизнь: «Испытуемая находится в состоянии избыточного возбуждения, суетливости… Эмоциональное восприятие членов семьи: эмоциональное приятие мамы, эмоциональное отвержение папы… Девочка рассказывает о том, что папа целует ее в руки и губы, очень часто обнимает, что ей не нравится… Также девочке был задан вопрос о том, прикасалась ли она к половому органу папы. Ребенок отвечает утвердительно и поясняет, что папа просил потрогать писю».

При этом опросе, который и сам по себе кажется развратным по отношению к ребенку, из родных девочки присутствовала только сама Аглая Кощеева. Провела его «педагог-психолог Рябова В. С.»

Уголовное дело на Сашу завели 4 октября, в 14:00. Документы подписал и. о. заместителя руководителя следственного отдела СУ СКР по Кировскому району Екатеринбурга Константин Маратович Бисинбаев — сын бывшего начальника УВД Екатеринбурга Марата Бисинбаева. 

«В период времени с 8.03.2019 до 10.09.2019 года, точное время следствием не установлено, [подозреваемый, ] находясь в квартире по адресу город Екатеринбург, улица Библиотечная, используя беспомощное состояние не достигшей двенадцатилетнего возраста потерпевшей, совершал в отношении нее неоднократные действия сексуального характера, заключавшиеся в неоднократной демонстрации своего оголенного полового органа», — вспоминает Калымов мерзкую формулировку из постановления о возбуждении дела. 

Такое постановление оформляется в самом начале уголовного дела. Собственно, с него оно и начинается. Поэтому странно, что в тексте было сказано: «Таким образом, в ходе расследования уголовного дела установлено, что [подозреваемый] своими действиями совершил преступление против половой неприкосновенности [потерпевшей]». 

«Как это установлено? По делу еще не сделано ни одного следственного действия и уже установлено?» — не понимает Калымов-старший.

Согласно протоколу, через 2 часа 31 минуту после возбуждения дела его внучку допрашивают следователи:

Вопрос следователя: Папа тоже (как и мама) целует тебя?

Потерпевшая: Тоже.

Вопрос следователя: Только в личико тебя папа целует?

Потерпевшая: Да.

Вопрос следователя: Ты его половой член трогала? 

Потерпевшая: Нет.

Вопрос следователя: Ты его не трогала?

Потерпевшая: Нет, не трогала.

Вопрос следователя: А папа тебя не просил?

Потерпевшая: Нет, не просил.

В протоколе допроса девочка отрицательно отвечает на вопросы о развратных действияхВ протоколе допроса девочка отрицательно отвечает на вопросы о развратных действиях
Ранее эксперт центра "Гнездышко" Рябова утверждала, что девочка отвечала на эти вопросы утвердительно. Протокола разговора с ребенком не приводитсяРанее эксперт центра «Гнездышко» Рябова утверждала, что девочка отвечала на эти вопросы утвердительно. Протокола разговора с ребенком не приводится

Эти вопросы следствие повторяет несколько раз. Каждый раз получает отрицательный ответ. Ответ Саши при допросе у следователя о том, что половые органы дочери он «мог трогать только в случае, когда подмывал ее», следователи во внимание не приняли. Когда читаешь материалы, трудно отделаться от впечатления, что следствие с извращенным упорством продолжает настаивать на сексуальном подтексте рядовых сцен домашнего быта. Любопытно, что допрос девочки проходил без Кощеевой. Но в нем участвовала тот самый гражданский эксперт  В. С. Рябова. Ей дали право задавать вопросы ребенку, и она пыталась выяснить, есть ли у девочки какие-то тайны от мамы.

Тайна была. Саша с дочкой готовили маме Аглае небольшой подарок — коробочку, обклеенную фольгой. Но в контексте уголовного дела вопросы психолога звучат так, как будто речь о чем-то сексуальном, развратном.

Хотя отрицательные ответы ребенка не совпали с первоначальной экспертизой «Гнездышка», следствие 9 октября 2019 года ходатайствовало перед судом об аресте Саши. Его самого за день до этого вызвали повесткой и тут же задержали.

Арестован по обвинению в педофилии

Ходатайство об аресте Саши 10 октября рассматривала судья Кировского райсуда Крестина Упорова. Калымова-старшего с женой в зал не пустили. Подробно разбираться в обстоятельствах дела суд не стал. Сына постановили заключить в СИЗО на 1 месяц и 26 суток, то есть до 3 декабря включительно. Ему предъявили обвинение по пункту «б» части 4 статьи 132 УК РФ, окрестив педофилом, развращавшим свою пятилетнюю дочь. Калымову с женой удалось увидеть Сашу мельком, когда его выводили из зала. Супруга, не сдержав эмоций, разрыдалась.

Очередь к онкологу наконец подходит. «Некогда болеть! Надо бороться, у Сашки кроме нас больше никого нет», — мысль о новой жизненной цели пронзила Калымова. В тюрьме его сыну с такой статьей не выжить. Что делать? Калымов перебирал возможные варианты: идти к уполномоченной по правам человека Татьяне Мерзляковой. Записаться на прием к главе свердловского управления СКР Михаилу Богинскому. Друзья Саши обещали помочь с хорошим адвокатом. Может быть, случится невозможное и удастся остановить эту «липу»?

И нужно идти к журналистам. Конечно, даже если они изменят имена, об истории узнают все — и коллеги в университете тоже. «Ну и плевать», — думает Калымов. В тюрьме сидит его единственный сын.

P. S.

Мы выбрали художественно-публицистический жанр очерка, чтобы рассказать эту историю, главным образом из-за ограничений законодательства. Специфика семейных дел, да еще и связанных с обвинениями в педофилии, такова, что рассказывать о них в обычных для СМИ форматах практически невозможно. Вступает в силу право на тайну личной жизни и обязательства не раскрывать персональные данные ребенка, ставшего жертвой насилия. Нельзя также указывать имена его родственников и любые данные, которые могут указать на личность ребенка.

Казалось бы, в таком стремлении защитить тайну жертвы есть смысл. Однако необходимо учитывать и то, что обвинениями в педофилии часто пользуются супруги, желающие отомстить «второй половинке», отношения с которой разладились. Заявители не всегда понимают, что обрекают обвиненных на тюремный срок от 12 до 20 лет, причем из-за отношения к педофилам на зоне многие осужденные рискуют не дожить до освобождения.

Обвинительные приговоры по такой категории дел штампуются словно под копирку. Заседания идут в закрытом от прессы режиме, и общественность фактически не имеет возможности узнать, что происходит за закрытыми дверями. Отсюда неограниченные возможности для следствия писать несусветную чушь, лишь бы заканчивалась она одним: «Педофил. Виновен».

Не так давно партии «Справедливая Россия» и КПРФ выступили за частичную отмену моратория на смертную казнь. Политики предлагают применять смертную казнь в том числе к педофилам. Этим очерком Znak.com иллюстрирует возможные последствия такого шага.

Очерк написан на основании реального уголовного дела, которое сейчас расследуется в Екатеринбурге. В соответствии с требованиями закона, имена и фамилии героев изменены.

При подготовке этого материала комментарии запрашивались у всех сторон. Включая мать ребенка, обозначенную в тексте как Аглая Кощеева, и ее защитника — Дмитрия Сычева. Госпожа Кощеева заявила, что не готова сейчас давать пояснений. Господин Сычев потребовал выдать ему источник информации о статье. Без выполнения этого условия он также не захотел что-либо комментировать. 

Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно