«Мы живем не в розовом мире»

Будущий детский омбудсмен в Челябинской области — о том, что будет делать на новой должности

Губернатор Челябинской области Алексей Текслер предложил на пост уполномоченного по правам ребенка Евгению Майорову — руководителя движения помощи онкобольным детям «Искорка». В конце ноября Законодательное собрание региона должно утвердить ее кандидатуру. Znak.com узнал у будущего омбудсмена, чем в первую очередь она займется на новой работе.

страница Евгении Майоровой в Facebook

— Для вас это было легкое или сложное решение?

— Конечно, сложное. Я сразу сказала Алексею Леонидовичу: единственное, что меня тревожит, — это то, что я привыкла помогать в ста случаях из ста. И это мне самой помогает двигаться дальше, работать, не выгорать. На посту уполномоченного объем работы колоссальный. Но работа в «Искорке» меня научила, что вопрос помощи — это всегда вопрос задач и ресурсов. Это или изменение нормативно-правовой базы, или привлечение денег, или что-то другое. 

И, конечно, я бы не приняла это предложение без поддержки Ирины Альфредовны (Гехт — первый заместитель губернатора по социальным вопросам).

— Чем займетесь в первую очередь?

— Сначала я, конечно, хочу присмотреться, понять изнутри, куда в первую очередь нужно приложить силы. Работа омбудсмена намного шире, чем моя текущая деятельность, поэтому нужно будет время, чтобы расставить приоритеты. Есть вопросы, которые меня волнуют, и их будет проще решить в статусе уполномоченного — например, своевременное лекарственное обеспечение детей. Если есть проблемы с онкогематологическими заболеваниями, о которых я знаю по работе в «Искорке», то могут быть и в других сферах. Меня интересует межведомственное общение с министерством здравоохранения, НКО и министерством социальных отношений.

— На днях в Челябинской области произошел инцидент как раз из области работы уполномоченного. В Усть-Катаве мать держала взаперти детей, а когда они сбежали, покончила с собой. Можно ли было как-то предотвратить все это?

— Я согласна с оценкой Маргариты Павловой (экс-уполномоченный по правам ребенка и человека в Челябинской области, ныне сенатор. — Прим. ред.), что не надо все спихивать на госслужбы. Есть истории добрососедства, и я эту мысль разделяю. Мы не можем постоянно говорить, что кто-то кому-то должен. Всегда есть мы — родственники, друзья. Но есть методики, которые позволяют выявить такое скрытое неблагополучие или отловить его на ранней стадии. Мы внедряли в «Искорке» услугу социального сопровождения семей, и я увидела много практик с доказанной эффективностью, которые хорошо работают в трудных ситуациях и при неочевидном неблагополучии. Это нужно использовать, но понятно, что сразу это не заработает. 

Евгения Майорова о том, как поддержать родителей тяжелобольных детей в трудную минуту

Уже есть принятые формы, и в системе сложно переходить на что-то другое, это вызывает сопротивление. Когда мы у себя это внедряли, тоже было сопротивление, хотя мы НКО — более мобильная структура, чем государственный орган. Любая система сложна и не принимает изменения. Суть практики в том, чтобы расширить сеть социальных контактов: семья, близкие. Кроме того, все люди зарегистрированы, прикреплены к медучреждению, к образовательному учреждению. Эти практики хорошо внедряются в образование, гораздо лучше, чем можно подумать. Там нет ничего сверхсложного, но педагоги включаются, дают обратную связь, делают то, что необходимо для детей, и дают полезную среду. Учителя способны выявить неблагополучие в 99% случаев. Поэтому нам надо быть более мобильными, в стране есть примеры, когда госструктуры так же открыты к новым методикам, как и НКО, даже гранты получают. 

— Есть первоочередные задачи, которые нужно решить?

— Есть у нас история с поддержкой НКО, которые работают в интересах детей. Речь идет о том, что нужно передавать социальные услуги за счет государства в поле деятельности НКО. Да, тут есть и риски, но делать это надо. Любые изменения предполагают риски, но нужно их просчитывать.

— Считается, что уполномоченный по правам ребенка — это конфликтная должность. Нужно всегда вставать на защиту человека, а зачастую это сопряжено с конфликтом с чиновниками.

— Этого не боюсь, я пережила столько конфликтов с чиновниками… И мне понятно, что буду работать по совести. Иначе зачем было соглашаться. Последние годы я научилась более конструктивному взаимодействию с властью. Чтобы работать с чиновниками, нужно четко ставить задачи. Как правило, они заинтересованы, чтобы качественно сделать работу. Вопрос в том, чтобы научиться в этой среде работать. 

Текслер нашел кандидата на пост уполномоченного по правам ребенка в Челябинской области

Мы живем не в розовом мире, в «Искорку» тоже обращаются люди с тяжелыми ситуациями. Время покажет, как будет. Я осознаю весь объем работы и сложность. Но если бы меня пугало это, я бы сказала «нет». Думаю, что это будет тяжело, но в «Искорке» тоже нелегко. 

В ближайшее время буду со всеми встречаться, прояснять задачи. Революции тут не нужны, все должно быть логически связано. Работа ведется давно и планомерно, я рассчитываю на поддержку Ирины Гехт, Маргариты Павловой и Ирины Буториной, которых давно знаю.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.