«Гергиев будет участвовать в судьбе этого зала»

Сколько стоит новое здание свердловской филармонии и как изменится сад Вайнера. Интервью

До конца года свердловские власти планируют заключить договор с бюро Zaha Hadid Architects на проектирование нового акустического зала Свердловской государственной академической филармонии в Екатеринбурге, стоимость строительства которого, по сведениям разных источников Znak.com, знакомых с ситуацией, предварительно оценивается в сумму от 4 до 7 млрд рублей. Впрочем, до выхода на стройплощадку АНО «Центр развития социально-культурных инициатив Свердловской области» (создана по инициативе правительства региона для реализации проекта) должна решить вопрос с оформлением земли, а также организовать снос жилого дома на улице Карла Либкнехта, 40, квартиры в котором выкупила филармония и компания «Бэл» (Znak.com ранее писал о ее связи с группой «Синара»), а также пристрой к существующему зданию филармонии, где находятся репетиционный зал и служебные помещения.

Евгений Куйвашев, Денис Мацуев и Валерий Гергиев на презентации нового зала филармонии на культурном форуме в Санкт-ПетербургеСтраница Натальи Бабушкиной в Instagram

В интервью Znak.com директор АНО «Центр развития социально-культурных инициатив Свердловской области» Игорь Дубровин рассказал, как планируется организовать работу проектировщиков, кто может стать генподрядчиком, когда снесут жилой дом и пристрой к филармонии, а также что будет с садом Вайнера, часть которого также будет отведена под застройку.

«Параллельно будут работать две команды: международная и российская»

— На прошлой неделе проект нового зала филармонии был презентован на Санкт-Петербургском международном культурном форуме. Губернатор Евгений Куйвашев сказал, что здание должно быть построено к 300-летию Екатеринбурга в 2023 году. Какой у вас сейчас план действий?

— Сейчас мы занимаемся подготовкой земельного участка под строительство, оформляем все необходимые земельные отношения. Параллельно с этим — так как у нас уже есть делегированное право пользования земельным участком от филармонии и от жилого дома на Карла Либкнехта, 40 (здания находятся на этой территории — прим. Znak.com) — мы ведем переговоры с проектировщиками по подготовке и заключению контракта на проектирование.

— Проектировщики — это бюро Zaha Hadid Architects?

— Да, старшим в команде проектировщиков будет бюро Zaha Hadid Architects.

Концепция нового зала филармонииКонцепция нового зала филармонииСкриншот презентации бюро Zaha Hadid Architects

— То есть будут и другие?

— Да. Параллельно будут работать две команды: международная, которую собрало бюро Zaha Hadid Architects еще на этапе участия в конкурсе на лучшую концепцию зала филармонии, и российская. Задача российской команды — адаптировать архитектурные проектные решения Zaha Hadid Architects и их партнеров под российскую нормативную базу. В российскую команду, как и в международную, войдут, в частности, архитекторы, проектировщики по конструктивным системам, акустики, театральные и концертные технологи, проектировщики инженерных систем.

— Какое бюро будет представлять российскую команду?

— Российскую команду мы сейчас формируем, ее состав полностью определится в декабре.

— Можете очертить круг архитектурных бюро, из которых вы выбираете?

— Это признанные архитектурные бюро, имеющие репутацию как в России, так и на международном рынке.

— То есть это в первую очередь московские, а не местные бюро?

— При подборе российской команды мы не замыкаемся Екатеринбургом.

— Какой гонорар получит бюро Zaha Hadid Architects за этот проект?

— Этот вопрос сейчас находится на обсуждении, и я не могу обсуждать цифру, пока мы не подпишем контракт.


— Сколько денег в целом заложено на проектирование?

— Нельзя сейчас обозначать эту сумму, потому что это будет результатом наших переговоров. Они должны закончиться в декабре, и в новый год мы должны вступить уже с полностью оформленными контрактными отношениями.

«Цена выкупа дома будет выше рынка»

— Какая общая площадь земельного участка под строительство нового здания филармонии?

— С точностью до метра пока это не определено. Градостроительные документы готовятся.

— В чьей собственности сейчас находится земля?

— Территория, которую мы планируем использовать под строительство, сейчас состоит из трех частей. Первая часть — земельный участок под жилым домом на улице Карла Либкнехта, 40. Он принадлежит собственникам помещений, которых сейчас два: компания «Бэл» и филармония (именно они в последние месяцы выкупали квартиры у жильцов планируемого к сносу жилого здания — прим. Znak.com). В течение ближайших нескольких недель мы у них выкупим все квартиры, и АНО «Центр развития социально-культурных инициатив Свердловской области» будет единоличным собственником как дома, так и земельного участка под ним.

Земельный участок, на котором будет построено новое здание филармонии, сейчас состоит из трех частейЗемельный участок, на котором будет построено новое здание филармонии, сейчас состоит из трех частейЯромир Романов / Znak.com

— За сколько будете выкупать?

— Не дороже обоснованной стоимости, определенной экспертами.

— Это будет рыночная стоимость?

— Нет, это будет стоимость, которая формируется исходя из того, что дом выкупается для цели дальнейшего строительства. Рыночная стоимость — это когда продавец изначально хочет продать, а покупатель изначально хочет купить. Они встречаются и договариваются о какой-то цене. Это и есть рыночная стоимость. В данном случае цена выкупа будет выше, потому что в момент предложения сделки инициатива со стороны покупателя была, а инициативы со стороны продавца не было. Поэтому будет предусмотрен некоторый бонус к рыночной стоимости, который делает сделку возможной.

— У меня есть информация, что в среднем квартиры изначально выкупались по 130-150 тыс. рублей за квадратный метр.

— Вы осведомлены больше меня. Я не могу комментировать условия, по которым приобретались квартиры «Бэлом» и филармонией, я могу лишь утверждать, что у меня есть определенная максимальная стоимость в текущих условиях, и не выше этой цены мы будем договариваться и с филармонией, и с «Бэлом».

Владельцам последней квартиры в доме под снос для нового зала филармонии предлагают ₽18 млн

— Какая это стоимость?

— Не готов это сейчас комментировать.

— На земельном участке жилого дома также есть гаражи. Что вы планируете с ними делать?

— На земельном участке жилого дома, кроме жилого дома, никаких иных строений с правоустанавливающими документами нет — по крайней мере, нам их до сих пор не предоставили. Пару металлических гаражей жители уже вывезли самостоятельно. С пользователями большинства остальных гаражей мы сейчас находимся в переговорах. Кто-то планирует самостоятельно вывезти свой металлический гараж, а кому-то просто нужно время для вывоза имущества. Хотя обычно сносом незаконных строений занимаются за свой счет пользователи этих строений, мы не будем заставлять людей сносить гаражи самостоятельно, мы сделаем это в рамках демонтажных работ по дому.

— Сколько времени вы готовы предоставить людям на вывоз имущества или гаражей?

— Три-четыре недели — вполне комфортный срок. Помимо металлических гаражей, на участке есть еще кирпичные, в том числе три бокса, которые пристроены к сельхозакадемии. На эти объекты также до сих пор никто не предоставил правоустанавливающих документов.

«Неудобство, дискомфорт в ближайшие четыре года будут»

— Вы сказали, что земельный участок под жилым домом — это только одна из трех частей территории. Что из себя представляют остальные две?

— На второй части сейчас находится пристрой к филармонии. Здание филармонии состоит из двух частей: историческое здание, являющееся памятником архитектуры, и пристрой, который был выполнен в гораздо более поздний период.

— Что сейчас находится в этом пристрое?

— Служебные помещения, в том числе офисные и складские, и репетиционный зал.

Основная часть существующего здания филармонии признана памятником архитектурыОсновная часть существующего здания филармонии признана памятником архитектурыЯромир Романов / Znak.com

— Земля под пристроем сейчас принадлежит филармонии?

— Свердловской области. И она находится в оперативном управлении филармонии.

— Как будет организована работа филармонии после сноса пристроя, но до того, как будет построено новое здание? Вероятно, сотрудникам филармонии необходим репетиционный зал и другие служебные помещения?

— На сегодняшний день помещения действительно полностью используются, и здесь есть несколько вариантов, которые мы с филармонией обязательно подробно обсудим. До сих пор этого разговора не было, потому что не были окончательно определены сроки строительства.

— Какие это варианты?

— Наверное, лучше, чтобы это комментировали в филармонии, потому что это уже вопросы их текущей деятельности. Конечно, неудобство, дискомфорт в ближайшие четыре года будут, где-то придется ужиматься, где-то филармония, возможно, будет использовать другие площадки, другие помещения на период строительства. В принципе порядок работы филармонии в период строительства — отдельная тема. Мы будем договариваться с ними о совместном сосуществовании, будем пытаться максимально учесть интересы филармонии во время стройки.

«Мы поменяем ландшафтный дизайн сада Вайнера»

— Что находится на третьей части территории под строительство нового зала?

— Сад Вайнера. Часть сада Вайнера попадет под застройку, часть сада Вайнера будет благоустроена в соответствии с новым дизайном.

— На этапе обсуждения концепции были вопросы по поводу сада Вайнера. Как вы знаете, некоторые жители города очень трепетно относятся к застройке общественных пространств, в том числе скверов и парков. Будут ли вырублены деревья или кустарники во время стройки в саду Вайнера?

— В презентации Zaha Hadid Architects четко понятно, что часть сада Вайнера остается, и ее стройка не коснется.

— Какая это часть? Половина, треть?

— Часть со стороны улицы Тургенева. Конкретные пропорции можно будет сказать после подготовки проекта. Но в любом случае — и это обычная практика— объем зеленых насаждений не уменьшится. Мы поменяем ландшафтный дизайн сада Вайнера, чтобы он вписывался в общую концепцию проекта. И если вдруг так окажется, что мы не сможем вписать в этот проект то же самое количество зеленых насаждений, которое там сейчас есть, значит мы их возместим неподалеку в обозримом радиусе от этого объекта. Но если вы обратите внимание, основная территория сада Вайнера, которая попадет под застройку, сейчас пустует, там ничего не растет.

— Насколько будет проработан проект благоустройства части сада Вайнера, которая не попадает под застройку?

— Вся территория от сельхозакадемии до улицы Первомайская, не занятая другими домами, — это наша зона ответственности. Естественно, она будет полностью благоустроена.

— То есть сада Вайнера это коснется? Потому что сейчас это место нельзя назвать самым комфортным для прогулок в городе.

— Безусловно. Это будет благоустроенное современное зеленое общественное пространство. И можете обратить внимание: на презентации этому уделяется отдельное внимание. Это не просто самостоятельная, вырванная из контекста территория. Она будет гармонировать и с новым зданием концертного зала, и с прилегающими зданиями. Если говорить про сад Вайнера, одна из особенностей нового концертного зала: полностью стеклянный фасад, выходящий на сад. Таким образом люди, прогуливающиеся по саду, смогут прикоснуться к атмосфере концерта и даже частично наблюдать его.

— Третья часть территории с садом Вайнера находится в собственности Свердловской области?

— Сейчас не готов ответить.

— А вы будете выкупать две эти части?

— Мы будем приобретать права на эти участки в установленном порядке.

— Просто я предполагаю, что для реализации проекта необходим единый земельный участок, а не территория, состоящая из трех частей.

— Детальная конструкция оформления земельных отношений сейчас как раз находится в проработке. Думаю, что мы в ближайшее время параллельно с подготовкой контракта на проектирование все эти вещи определим и надлежащим образом оформим.

«Мы будем выбирать генподрядчика на конкурентной основе»

— Возвращаясь к компании «Бэл», почему именно она выкупала квартиры, и как она связана с «Синарой»?

— На этот вопрос я не смогу ответить, потому что я влился в этот проект в августе, когда был назначен директором «Центра». Соответственно, как и почему происходили события до этого времени, я затрудняюсь ответить.

— У вас есть информация, что компания «Бэл» связана с «Синарой»?

— У меня такой информации нет. Но я этим в общем и не интересовался. Когда в октябре мы сформировали предложения о приобретении центром жилых и нежилых помещений в доме на Карла Либкнехта, 40, мы направили их всем собственникам. Таковых в октябре было три: филармония, «Бэл», Елена Сергеевна Шелкова.

— Квартира Елены Сергеевны была самая сложная с точки зрения продажи. Ее в итоге выкупила компания «Бэл»?

— Насколько я знаю, да, сделка заключена с компанией «Бэл».

Уговорить Елену Шелкову (на фото справа) продать трехкомнатную квартиру было непросто. По сведениям Znak.com, она согласилась на 19,5 млн рублейУговорить Елену Шелкову (на фото справа) продать трехкомнатную квартиру было непросто. По сведениям Znak.com, она согласилась на 19,5 млн рублейЯромир Романов / Znak.com

— Действительно ли «Синара», с которой, по нашим данным, связана компания «Бэл», может стать генподрядчиком при строительстве нового зала филармонии? Тем более, что «Синара» в последнее время позиционирует себя как компания, готовая реализовывать подобные знаковые проекты, как, например, конгресс-холл и «Синара-Центр».

— Говорить о том, кто будет строить новый зал филармонии, на сегодняшний день рано. Мы приступим к выбору подрядчика во второй половине следующего года, когда у нас будет подходить к концу проектирование.

— Сколько всего времени заложено на проектирование?

— Почти весь следующий год. Будет очень хорошо, если осенью 2020 года мы сможем выйти на строительную площадку. И у нас будет около трех лет на строительство. Конечно, для такого объекта три года на стройку — это очень амбициозный срок, это очень мало. Но технологически это возможно. Задача поставлена, и мы, конечно, будем ее выполнять.

— Как будете выбирать генподрядчика?

— Мы будем выбирать его на конкурентной основе из мощных компаний, имеющих в своем багаже успешный опыт строительства больших крупных объектов. «Синара» точно будет участвовать в процедуре отбора в числе потенциальных подрядчиков.

— То есть вы будете принимать заявки или вы будете ждать, что компании сами заявят о себе?

— Мы будем проводить конкурентную процедуру. Какая именно это будет процедура, на сегодняшний момент говорить рано. Но если уж вы спрашиваете о «Синаре», то мы их пригласим, даже если они сами не заявятся заранее.

«Синара» Дмитрия Пумпянского в последнее время участвует во многих масштабных проектах в Свердловской области«Синара» Дмитрия Пумпянского в последнее время участвует во многих масштабных проектах в Свердловской областиЯромир Романов / Znak.com

— Есть еще компании, которые вы хотели бы видеть в рамках процедуры конкурентного отбора?

— Да, есть, но я бы не хотел их называть. Я бы и «Синару» не назвал, если бы не ваш прямой вопрос.

— Есть еще, например, УГМК…

— Я понимаю, что спровоцировал прямые вопросы и про другие компании. Тем не менее, считаю, что сейчас об этом говорить преждевременно. Но абсолютно точно это будут компании, имеющие за спиной успешный опыт реализации крупных проектов.

«Снос зданий будет не раньше февраля, но не позже августа»

— Помимо длительного процесса проектирования, есть вопрос о том, как чисто технически должен быть подготовлен земельный участок под застройку. Как я понимаю, необходимо снести жилой дом и пристрой к филармонии?

— Да.

— Каким образом это будет реализовано технически, и когда начнется этот процесс?

— Безусловно, о сносе дома не может быть и речи до тех пор, пока там живут люди. У Елены Сергеевны [Шелковой] есть право, в соответствии с условиями договора, проживать там до 14 февраля 2020 года.

— Кто-то еще там живет?

— Еще несколько квартир, которые ранее были проданы, остаются заселенными. Невозможно выехать из квартиры на следующий день после продажи, тем более, если ты в ней живешь. Нужно подобрать новое жилье, его купить, сделать ремонт, организовать переезд. Поэтому, безусловно, всем мы предоставили комфортный срок на переезд. В декабре там уже не останется других жильцов, кроме Елены Сергеевны.

Дом у филармонии можно будет сносить не раньше февраляДом у филармонии можно будет сносить не раньше февраляЯромир Романов / Znak.com

— И когда планируется снос?

— Не раньше февраля, потому что до февраля в здании еще могут находиться люди, но и не позже августа, до начала работ на площадке.

— Будет взрыв?

— Нет. У нас, к сожалению, нет такой возможности — быстро взорвать и потом увезти мусор — так как дом находится в зоне плотной застройки. Поэтому это будет аккуратный демонтаж. Сначала специализированная компания подготовит проект демонтажа, а затем приступит к работе.

— Как именно будет происходить демонтаж? 

— Специальная техника откусывает куски здания, рушит их, и потом они вывозятся.

— Какая компания будет выполнять демонтаж?

— Специализированная компания, отбор мы еще не проводили и не будем проводить, пока не получим юридические права на дом. По закону мы не можем выбирать компанию, которая снесет чужое имущество. 

«Конгресс-холл и филармония — более-менее сопоставимые объекты»

— Каковы источники финансирования строительства нового здания филармонии?

— На сегодняшний день четко определен только один источник финансирования, от которого есть подтверждение — это областной бюджет.

— Но насколько я понимаю, планируется привлекать и частные инвестиции.

— Насколько я знаю, такие варианты рассматриваются. Но передо мной задача поиска инвестора не ставилась.

— Общий объем финансирования вы понимаете?

— Он достаточно большой, говорить о конкретных цифрах рано, итоговая сумма будет после подготовки проекта.

Куйвашев презентовал новый зал свердловской филармонии на главном культурном форуме страны

— Эта сумма будет сопоставима со стоимостью строительства конгресс-холла, на который было потрачено 9,6 млрд рублей?

— Можно сказать, что это более-менее сопоставимые объекты, но цифра может оказаться существенно меньше.

— Есть задача, чтобы цифра оказалась существенно меньше?

— Есть задача построить качественный объект, наиболее эффективно расходуя бюджетные средства.

— Насколько я поняла из презентации на культурном форуме, один из кураторов проектов на федеральном уровне — гендиректор Мариинского театра, дирижер Валерий Гергиев. Насколько он погружен в этот проект, и какая роль у него в этом процессе?

— Он достаточно погружен в проект, он знает зал и много раз этот проект с ним обсуждался, он высказывает ему полную поддержку и говорит о необходимости его реализации. Безусловно, мы ориентируемся в том числе и на его представления о необходимом качественном уровне зала.

— То есть он и дальше будет участвовать в процессе проектирования?

— Правильнее будет сказать, что он и далее будет участвовать в судьбе этого зала.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.