«И уже не важно, что „терроризм“ надо доказать»

Защита обвиняемых в деле о теракте в петербургском метро настаивает на их невиновности

Защитники подсудимых Азамжона Махмудова, Махамадюсуфа Мирзаалимова, Сейфулла Хакимова, Бахрама Эргашева и Шахисты Каримовой обещают дойти до Европейского суда по правам человека, чтобы оправдать своих подопечных. Корреспондент Znak.com поговорил с адвокатами Маратом Сагитовым и Виктором Дроздовым, которые настаивают: следствие по делу о теракте не предоставило ни одного серьезного доказательства. 

10 декабря Второй западный окружной военный суд на выездном заседании в Петербурге огласил приговор 11 обвиняемым по делу о теракту в петербургском метро. Основной, по версии следствия, организатор теракта Азимов Аброр осужден на пожизненное заключение. Остальные подсудимые получили сроки от 19 до 28 лет заключения, а также штрафы от 600 тыс. до 800 тыс. рублей каждый. Как передает корреспондент Znak.com, на суд пришла одна из пострадавших в ходе теракта, документалист Наталья Кириллова. В комментариях журналистам она заявила, что не сомневается в виновности подсудимых, и назвала оскорбительным вопрос репортеров о том, что документов о смерти предполагаемого подрывника в деле нет. 

Шахисту Каримову приговорили к 20 годам заключенияШахисту Каримову приговорили к 20 годам заключенияАлександр Гальперин / РИА «Новости»

«Народ России, вас обманывают»

Сами же осужденные, их родственники и защитники винят во всем ФСБ. «Дело сфабриковали», — говорит после заседания суда мать Мирзаалимова и сыпет проклятиями. Подсудимые, которых ведут под конвоем, кричат: «Народ России, вас обманывают. ФСБ нашла козлов отпущения». В ходе следствия они жаловались на пытки в секретной тюрьме, от них якобы требовали признаться в том, что они знали смертника Акбарджона Джалилова. 

По словам адвоката Сагитова, его подзащитных задержали в квартире на Товарищеском проспекте в Петербурге. «Может быть, там — в этой квартире — что-то было до них, до того, как они туда поселились, но они-то тогда при чем?» — удивляется он и добавляет, что утром, в день задержания, подсудимые вызвали полицию из-за пропажи Эрматова (другого фигуранта дела, его на тот момент уже задержали — прим. ред.). «Если бы они совершили преступление, стали бы они вызывать полицейских в квартиру? Мне кажется, что нет», — уверен адвокат. 

Защитник единственной женщины на скамье подсудимых Шахисты Каримовой (после приговора она билась головой об стенку аквариума, выкрикивая на узбекском, что не согласна с приговором), адвокат Виктор Дроздов добавляет, что доказательств в деле нет совсем. Сам процесс он называет политическим. 

— Вот, например, доказательство у них —  это протокол обыска, но он не выдерживает никакой критики. То, что следователь в нем понаписала, я даже не буду комментировать. Она не удосужилась узнать адрес понятого, где она его взяла? Второй понятой говорит, что было все не так, а бумагу он подписал, не читая, так как спешил на работу. Говорит, что женщин там не было, при этом следователь и Каримова — это женщины. Пришли с утра люди в масках и начали топтаться, потом пришел следователь — все. На суде следователь многозначительно задала вопрос: «Неужели вы ничего не понимаете?»

— Трое из подсудимых жаловались на пытки. У Каримовой не было таких жалоб?

— Ее не пытали, на нее только психологически давили. С ее слов: в Лефортово к ней пришел оперативник и представился как Андрей, она решила, что он адвокат, он взял телефоны ее родственников и друзей. Потом они перестали звонить и писать, а ей сказали: «Мало ли, что-нибудь с ними случится? Видите — они уже пропали». Это очень тонко, но это давление. Она пожаловалась, писала все от руки. Она большая молодец в этом плане. Это ведь фантазия, что они хорошо понимают по-русски: они сейчас, на приговоре, услышали только цифры, а суть статьи — нет. В результате жалоб и требований возбудить уголовные дела она выяснила, кто из сотрудников ФСБ был в этот момент в Лефортово. Благодаря этому я хотя бы смог спросить, кто забрал ее личные вещи, которые остались в квартире после задержания. Куртку ей потом передал консул, которому ее выдал следователь. 

Александр Гальперин / РИА «Новости»

— В конце подсудимые кричали, что они не согласны с приговором.

— Да, они считают, что взяли не тех, кого надо поймать, если это не подстава, то ошибка. Шахиста вообще считает, что ее кто-то специально подставил под это дело. Не знаю почему, потому что я-то считаю, что ее ошибочно взяли. По оперативным данным, там должна была быть женщина, вроде как Шахназа. В справке, имеющейся в деле, сотрудник пишет: «Мы выяснили, что Шахназа — это Шахиста». 

— То есть схожесть имен сделала ее фигурантом этого дела?

— Скорей всего, да. Потому что те данные, которые есть в деле, — это сказка. По этим данным оперативники написали картину. Потому что, когда ищешь даже эту организацию («Катиба Таухид валь-Джихад» — запрещена в РФ — прим. ред.) и в растерянности спрашиваешь в суде оперативников, относится ли она к террористическим, они в суде отвечают: на данный момент нет. 

— Как было выяснено, что Каримова принадлежит к этой организации?

— Вы думаете, что кто-то определял? Там просто утверждение. Весь принцип следствия строится так: «Если такое могло быть, а они могли такое совершить, а если не они, то кто? Тогда они». Общество ждет, что будет выяснено, что произошло в метро 3 апреля 2017 года. Вы думаете, суд это выяснял? Ни один кадр видеозаписи не стал предметом обоснования обвинения. Кто такой Джалилов и где он гулял, кто его сопровождал, это не интересовало суд. Но если посмотреть внимательно, то тот, кто там был, должен быть сейчас в этом аквариуме. Более того, нет никаких доказательств, что Джалилов даже вошел в этот вагон: нам просто сказали «вошел». 

— На суде вы говорили, что на видео есть некий человек в бейсболке, который ходит везде с Джалиловым. 

— Да, на ней написано «crash», то есть взрыв. И еще один был — в черном. Никто на это внимание не обратил. Мы не знаем, кто эти люди. Или вот еще пример: я еще нашел Пименова, взрывотехника, спросил, придет ли он в суд, он сказал, что если начальство разрешит, то придет. Я ходатайствую в суде, а мне: «отказать». Я б с удовольствием защищал, но я здесь работаю статистом. Достаточно написать «терроризм», и это дает широту действий следствию. И уже не важно, что терроризм надо доказать. Эти ребята, которым сегодня огласили приговор, стали заложниками политической ситуации. 

— Что вы имеете в виду?

— Это решение, следствие — оно сделано с целью удержания власти. Они не хотят расследовать, что произошло с вагоном метро. Просто важно показать, что людей нашли, теперь осудим, а общество будет знать, что всех мазуриков поймали. Суд отказался проводить выездное заседание и осматривать вагон, доказательств неисследованных еще много. Мы не видели никаких доказательств в суде, в том числе самодельных взрывных устройств. Нам говорят: «в целях безопасности», но я готов надеть бронежилет, ведь я защитник, мне надо все оценить. Я спрашивал, как выглядит устройство у следователя, но мне не смогли объяснить. Если транслировать это шоу по телевидению, зрители могли бы это оценить. Суд не интересовало, что происходило тогда в метро, никто этого несчастного Джалилова и не искал. 

Александр Гальперин / РИА «Новости»

«Кто ж знает, когда будет конец»

По словам Дроздова, уже 11 декабря защитники получат решение на руки, после чего сразу подадут апелляционную жалобу в Москву. Подсудимые, скорее всего, наблюдать за процессом будут по видеотрансляции из СИЗО «Кресты» в Петербурге. После апелляции адвокаты напишут жалобу в ЕСПЧ.

Послушав после заседания речь адвоката, мать одного из подсудимых, еле сдерживая слезы, спросила: «Вы же будете с ними до конца?» «Кто ж знает, когда конец», — ответил защитник. 

Взрыв в метро Санкт-Петербурга прогремел днем 3 апреля 2017 года на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». В результате трагедии погибло 15 человек, а также террорист-смертник. В этот же день взрыв должен был произойти на станции метро «Площадь Восстания», однако заложенная бомба была вовремя обнаружена.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.