«Бюрократическая импотенция правительства привела к его роспуску»

Рывок из Северной Кореи в Южную. Какой путь должна проделать Россия

Можно ли говорить, что в новом правительстве «силовики» победили «либералов»? За что все-таки уволили Медведева? И чего ждать российской экономике, элитам и простым людям от «налоговика» Мишустина и «государственника» Белоусова, которые теперь будут отвечать за хозяйство страны? Об этом Znak.com поговорил с известным экономистом Сергеем Алексашенко, бывшим зампредом правления Центробанка РФ.

Александр Миридонов/Коммерсантъ

«Когда Путин убрал Медведева, он показал, что все разговоры о преемнике беспочвенны»

— Каковы общие итоги ушедшего правительства, его плюсы и минусы?

— Ушедшее правительство Дмитрия Медведева не ознаменовалось ничем хорошим в истории России. За почти восемь лет его существования средние темпы российской экономики слегка превысили 1%, доходы населения последние шесть лет не растут. Технологически страна отстает все больше и больше. Те реформы, которые пыталось сделать правительство, ни к чему хорошему не привели. Главный автор реформы здравоохранения Татьяна Голикова признала ее провал. Мусорная реформа вылилась в распил денег и массовые протесты. Пенсионная реформа обернулась тем, что накопительную систему ликвидировали, взамен ее ничего не создали, отобрали примерно три триллиона накопленных рублей, повысили пенсионный возраст, повысили налог на добавленную стоимость, а все полученные деньги сложили в Фонд национального благосостояния. И в целом в условиях вялой экономики правительство почему-то решило не поддерживать экономический рост, а наоборот, еще сильнее задавить экономику и проводить то, что называется политикой бюджетной консолидации. Это когда сбор налогов повышается, а расходы сжимаются, то есть правительство Медведева забирало деньги у экономики, но ничего не отдавало ей взамен. К этому еще нужно добавить расцвет дружеской коррупции, символом которой стала система «Платон», когда часть государственных налогов стали отдавать частным компаниям.

"К этому еще нужно добавить расцвет дружеской коррупции, символом которой стала система «Платон»"«К этому еще нужно добавить расцвет дружеской коррупции, символом которой стала система „Платон“»Znak.com

— Можно ли сказать, что именно все перечисленное вами и стало причиной отставки? Или у Путина иной взгляд, как раз все это его устраивало, но он оказался недоволен чем-то иным?

— Ничто из того, что я перечислил, не явилось причиной отставки правительства Медведева. За ошибки и бездействия Путин никого не наказывает. Главная претензия к Дмитрию Медведеву и вице-премьеру Антону Силуанову заключалась в том, что та концепция, которую Путин придумал — ускорение экономического роста за счет государственных инвестиций — не была реализована. В конце декабря было громкое выступление Кудрина, который сказал, что все те планы, которые правительство наметило, не ведут к достижению поставленных Путиным целей. Кроме того, правительство не смогло до конца договориться с регионами о механизме распределения финансовых ресурсов. В общем, правительство не смогло оправдать святую веру Путина в то, что экономику можно подстегнуть за счет государственных инвестиций, как это делал Горбачев еще в 1986 году. Вот эта бюрократическая импотенция правительства и привела к его роспуску.

Но все же, я полагаю, это не единственная причина. Нельзя сбрасывать со счетов также и политическую составляющую, а именно подготовку к транзиту 2024 года, к переходу Путина в новое политическое состояние. А Дмитрий Медведев в случае непредвиденной ситуации мог стать и. о. президента. И, несомненно, Медведев так покорно вел себя последние восемь лет в надежде, что он может вернуться в это кресло. Мне думается, что, когда Путин убрал Медведева, он показал всему своему окружению, что все разговоры о преемнике беспочвенны, никакого преемника не будет, власть останется у Путина. Если кто-то и будет премьером в России, то он будет выполнять техническую роль. Поэтому эти два момента и привели к отставке правительства. 

— Кто из новых членов кабмина вам симпатичен, а кто вызывает подозрения? 

— Наибольшее подозрение вызывают сам премьер Мишустин и первый вице-премьер Белоусов. Что касается первого, то мне кажется, его жизненный опыт сосредоточен в очень узкой области, и ему предстоит многому учиться. Мы не знаем, с какими экономическими взглядами пришел новый премьер — это пока черный ящик и большая проблема. А вот второй своих взглядов не скрывает. Андрей Белоусов — сторонник госплановского подхода: все хорошее в стране зависит от государства. Задача государства — мобилизовать максимальное количество ресурсов, наметить правильные планы, выдать правильные приказы и потом контролировать их исполнение. Это дирижистский подход, в котором для частного бизнеса и частной инициативы места не остается. На мой взгляд, ничего хорошего российской экономике это не сулит.

"Андрей Белоусов — сторонник госплановского подхода: все хорошее в стране зависит от государства"«Андрей Белоусов — сторонник госплановского подхода: все хорошее в стране зависит от государства»Kremlin.ru

Многие назначения могут показаться логичными, особенно если у назначенных есть солидный бюрократический опыт. Но, например, передвижка треугольника Топилин (бывший министр труда) — Дроздов (бывший председатель Пенсионного фонда) — Котяков (бывший замминистра финансов, отвечавший за социальную сферу), в результате которой каждый из них пересел в соседнее кресло, сильно напоминает крыловский «Квартет». Не совсем понятна логика назначения бывшего руководителя Росреестра вице-премьером, ответственным за сельское хозяйство. Но еще более странным выглядит назначение министром культуры человека, который публично признавался в своей нелюбви ко всему, что входит в понятие «культура». Да, конечно, это было одиннадцать лет назад, но…  

Но стоит подчеркнуть, что качество российской экономики от политики правительства зависит на 10-15%. Вся остальная дельта зависит от двух факторов: отсутствие защиты частной собственности и западные санкции, отрезающие Россию от участия в международном технологическом сотрудничестве. Все это вне зоны досягаемости правительства. Но именно это и обусловливает отставание российской экономики. 

— То есть вам никто не симпатичен?

— Мне симпатичен Александр Новак, который сохранил свою позицию министра топлива и энергетики. Он спокойный, уравновешенный, хорошо понимает проблемы отрасли, хороший переговорщик. Несмотря на то, что государство в ТЭКе занимает главенствующую позицию, тем не менее, он пытается играть равноудаленную роль и не выступать сторонником ни одного из госменеджеров. Успешно проводит переговоры с ОПЕК и пользуется доверием Путина. Это один из немногих людей, который может содержательно обсуждать с Путиным проблемы, касающиеся его отрасли. 

У меня исторически хорошее отношение к Юрию Трутневу. Я его хорошо помню еще со времен губернаторства в Пермской области, затем он был министром природопользования. Сейчас его деятельность на посту куратора Дальнего Востока и Арктики менее очевидна. 

"Сейчас наступает момент, требующий показать, что для него (Чуйченко, на фото справа) важнее: карьерные амбиции или совесть, мораль и человеческий облик"«Сейчас наступает момент, требующий показать, что для него (Чуйченко, на фото справа) важнее: карьерные амбиции или совесть, мораль и человеческий облик»Kremlin.ru

У меня хорошее мнение о Константине Чуйченко как о специалисте, его назначили министром юстиции. Другое дело, что Минюст — это политическое ведомство, и к его ведению относятся такие вещи, как объявления граждан и организаций иностранными агентами или нежелательными, то есть реализация человеконенавистнических законов, ограничивающих права и свободы человека. И сейчас наступает момент, требующий показать, что для него важнее: карьерные амбиции или совесть, мораль и человеческий облик.

«Я не вижу в этой истории никакой условной победы силовиков над „либералами“»

— В последние годы появилось и закрепилось такое понятие в адрес правительственной политики: «люди — новая нефть». Что будет дальше с таким подходом при новом составе правительства?

— Принцип «люди — новая нефть» будет на некоторое время отодвинут в сторону. Об этом говорит понижение Антона Силуанова с должности вице-премьера до просто министра финансов. Его подход по увеличению фискальной нагрузки и на население, и на бизнес не нашел поддержки у Путина. Собственно, Силуанов в последние годы настаивал на том, чтобы бюджетные расходы сокращались по всем направлениям. А тут Путин фактически единолично принял решение об увеличении расходов на 500 млрд рублей, а до 2024-го — на четыре трлн рублей, в первую очередь это социальные расходы. Это говорит о том, что такого давления на доходы населения, которое было прежде, уже не будет. Что касается вообще политики, то для Путина важен экономический рывок, и здесь он считает, что ресурсов у бюджета достаточно. И главная задача сейчас — не налоги собирать с населения, а проконтролировать, чтобы бюджет своевременно и целенаправленно тратил деньги. 

— В экспертных кругах используется такая грубая схема для анализа российских элит. С одной стороны, в Кремле и правительстве есть «системные либералы», они же экономический блок. Так или иначе, многие из этих людей были связаны с фигурой Медведева. С другой стороны, есть силовики. Эти два лагеря между собой все время не ладили. Вспомним историю Улюкаева, историю Сердюкова и Васильевой, историю Абызова и так далее. Сейчас, когда сформировано новое правительство, такая схема еще применима? Или условные силовики, наконец, победили и эпоха «системных либералов» подошла к концу?

— Я считаю, что такое деление изначально было искусственным и не отражавшим действительность. Между ними не было принципиальных разногласий, они все абсолютно лояльны Путину. Никто из них не собирается подрывать его авторитет, более того, многие из них и спорить боятся с Путиным. Мне кажется, что все проще: силовики в путинской системе занимаются силовыми вопросами, а министры-экономисты занимаются экономическими вопросами. Просто так получилось, что в правительстве Путина присутствовали люди, которых мы помним по их экономическим взглядам 90-х годов. Это тот же самый Кудрин. Но назвать его либералом можно с трудом. Я напомню, что он вместе с Грефом помогал громить ЮКОС. А своими бюджетными правилами Кудрин фактически отобрал все деньги у регионов, лишив их финансовой самостоятельности и ликвидировав в России федерализм. Он абсолютно четко работал в интересах путинской системы. 

Просто сегодня пришла пора смены поколений. Все те люди, которые каким-то образом участвовали в экономических реформах 90-х, ушли из путинского окружения. (Впрочем, как ушли многие из силовиков «первого призыва»). На смену им пришли экономисты-технократы, у которых нет никаких претензий на ношение того или иного «ярлыка». Глядя на новый состав правительства, я понимаю, что главным критерием эффективности министров будет исполнительность, а не их приверженность теоретическим концепциям. Так что я не вижу в этой истории никакой условной победы силовиков над «либералами». 

"Назвать Кудрина либералом можно с трудом. Я напомню, что он вместе с Грефом помогал громить ЮКОС"«Назвать Кудрина либералом можно с трудом. Я напомню, что он вместе с Грефом помогал громить ЮКОС»Kremlin.ru

— Кроме смены правительства, сменился еще генеральный прокурор Юрий Чайка. Можно ли это считать сигналом и другим главам крупных федеральных ведомств, в том числе силовых? При этом вы сказали, что все участники экономических реформ уже удалены из правительства, но вот Анатолий Чубайс все еще возглавляет «Роснано». Много вопросов к деятельности Дмитрия Рогозина на его посту главы «Роскосмоса» насчет коррупции и неэффективности, хотя он, конечно, не либерал. Как вы спрогнозируете их судьбу?

— Омоложение правительства — это прообраз той команды, с которой Путин собирается перейти через 2024 год. И, несомненно, изменения произойдут и в других крупных федеральных ведомствах. Но когда это произойдет, может ответить только Путин. Время до 2024 года еще есть. Пока Бортников, Патрушев, Бастрыкин сидят на своих местах, но увольнение Чайки с поста генпрокурора показывает, что все в этой жизни проходит. Что касается Рогозина, то, несмотря на все претензии к нему, он такой же государственник и сторонник сильной геополитической державы, как Путин, в прошлом был открытым националистом, одним из лидеров партии «Родина». 

Теперь, что касается условных либералов. Обращаю ваше внимание, что в последние пару лет мы уже вообще мало что слышим про «Роснано», которое возглавляет Анатолий Чубайс. Государство все меньше поддерживает эту структуру. Видимо, Путин понял, что никаких существенных успехов она так и не смогла добиться, поэтому нет смысла тратить на нее деньги. Либералом когда-то можно было называть Ярослава Кузьминова, который возглавляет Высшую школу экономики. Но, как мы видим, он пытается подстроиться под интересы Кремля, ограничивая права и свободы сотрудников и студентов «вышки». Либеральных взглядов придерживается Владимир Мау, который возглавляет Академию народного хозяйства. Но, обратите внимание, что в последнее время он все реже и реже появляется на первом плане и уже не выступает с объяснениями и комментариями решений, принимаемых в Кремле. Очевидно, что все они устранены из ближнего круга Путина, и серьезного влияния на него не оказывают. 

«Прорыв — это превращение из Северной Кореи в Южную»

— Один из пунктов, за который критиковали правительство Медведева, это низкая инвестиционная привлекательность страны. Но ведь это в большой степени сложилось в результате внешней политики, за которую ответственен сам Путин. На ваш взгляд, а вообще главе государства еще интересно это направление? Или в стране столько денег, что их хватит для государственных инвестиций, а внешнеполитический курс Путина важнее привлечения инвестиций?

— Не секрет, что Путин и его окружение уверены, что на Россию идет атака с Запада с целью отобрать у нашей страны все природные ресурсы. А поле битвы между этим добром и злом — Украина. Мы попадем в рай, а они попадут в ад. Путин считает, что у России имеется достаточный потенциал для того, чтобы осуществить экономический рывок. Но это ошибка, потому что в современном мире ни одна страна не может себе позволить развивать технологии исключительно за счет собственных сил, даже США или Япония. Тем более Россия еще с царских времен в основном импортирует, а не экспортирует технологии.

У Путина примитивное представление об инвестициях. Он полагает, что это исключительно деньги. В современном мире, в том числе в России, нет проблемы денег. Если есть хороший инвестиционный проект, деньги всегда можно найти. В современном мире инвестиции — это знания, технологии, понимание рынков, участие в международной кооперации. А российская агрессия против Украины и западные санкции против России привели к тому, что для западного бизнеса политические риски ведения бизнеса в России резко возросли. И фактически санкций против России как таковой нет. Есть санкции против компаний и физических лиц. Тем не менее западный бизнес в принципе не хочет идти в Россию, понимая, что непредсказуемое поведение российских политиков может привести к тому, что новые западные санкции появятся в любой момент, и ты потеряешь все свои инвестиции. 

Но Путин доволен. Ведь место России в рейтинге Всемирного банка повышается, как того и хотел Владимир Владимирович. Хотя рейтинг Всемирного банка имеет весьма ограниченный характер и показывает совсем не то, о чем думает Путин. Он хорошо работает, когда нужно сравнивать страны с примерно одинаковым уровнем развития институтов государства, но дает абсолютно неадекватные оценки, когда речь идет о странах, сильно отличающихся по качеству институтов. Так, например, если верить Всемирному банку, то качество российской судебной системы выше, чем американской, т. к. скорость судебных процессов в России заметно выше, а затраты бизнеса на участие в них — ниже, чем в США. Но любому, хотя бы мало-мальски понимающему, о чем идет речь, очевидно, что этот вывод ложный.

"У Путина примитивное представление об инвестициях. Он полагает, что это исключительно деньги"«У Путина примитивное представление об инвестициях. Он полагает, что это исключительно деньги»Kremlin.ru

— Последние годы Путин, обращаясь к своим подчиненным и политическому классу в целом, часто говорил о необходимости прорыва. Отсюда несколько вопросов. Во-первых, на ваш взгляд, что именно Путин понимает под этим прорывом? Во-вторых, какой прорыв нужен России с вашей точки зрения? И насколько такому прорыву удовлетворяет новый состав правительства?

— Я думаю, что в первую очередь Путин под этим понимает повышение темпов роста экономики. Без повышения темпов роста нельзя обеспечить рост уровня жизни граждан. Никакие социальные пособия при стагнирующей экономике не сделают жизнь россиян лучше. России нужно модернизировать здравоохранение, потому что то, что было сделано за последние восемь лет, это профанация реформ. России нужно модернизировать систему высшего образования. Путин считает, что для России уже будет хорошо, если пять университетов войдут в сотню лучших. А я считаю, что в России необходимо поставить высшее образование на западные подходы, чтобы в стране появились западные профессора, которые бы учили по-западному. И Путин, и я считаем, что для России нужна новая транспортная инфраструктура: хорошие дороги и аэропорты. То есть российская экономика должна получить поддержку за счет государственных инвестиций, которые позволят повысить качество человеческого капитала и облегчить условия бизнесу за счет развития инфраструктуры. Если бы мы с вами остановились на этом, то, наверное, Путину можно было бы поаплодировать. 

Но если вы меня спросите, а может ли все это сделать правительство, то я вам снова повторю прежнюю мысль: на 80% наша экономика зависит от политиков и чиновников, которые не занимаются социально-экономическими вопросами. 

Она зависит от того, какую позицию занимают российские силовики и суды; от того, какую внешнюю политику ведет Кремль. Если эти вопросы не будут решены: силовики по-прежнему будут кошмарить бизнес, Кремль будет и дальше подавлять политическую конкуренцию внутри страны, а вовне будет махать дубиной — то, конечно, ни о каком качественном прорыве для российской экономики говорить не приходится. Правительство Мишустина, может быть, снизит уровень воровства при распределении бюджетных ресурсов, но не более. 

Что простым россиянам и элите ждать от нового правительства. Мнение Владислава Иноземцева

Я тут могу привести такое сравнение. Возьмем Северную Корею. Она в одни времена может быть совсем бедной, в другие — чуть богаче. Но прорыв России — это не превращение бедной Северной Кореи в богатую, а прорыв — это превращение из Северной Кореи в Южную. Вот к этому, образно говоря, нам и нужно стремиться. Но если у власти будет стоять Ким Чен Ын, то дойти из Северной Кореи в Южную нам будет не проще, чем добраться до Марса пешком. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.