«Путешествие по Челябинску возможно только в особых, специально челябинских галошах»

Тайны старого Челябинска: как трудно начиналось (и до сих пор идет) благоустройство

О благоустройстве дореволюционного Челябинска было сказано много нелестных слов. То, что можно было простить небольшому уездному городку с числом жителей в несколько тысяч, стало серьезной проблемой бурно растущего города, который в начале ХХ века стал одним из эпицентров экономического роста и еще тогда получил прозвище «Зауральский Чикаго».

1911 год. Угол Улиц Уфимской и Скобелевской (ныне улицы Кирова и Коммуны). Хорошо видно уличное мощение тех лет.Из книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях» (Челябинск: Каменный пояс, 2008)

Вот пример, замечу, едва ли не самого мягкого описания Челябинска середины XIX века. Оно взято из труда преподавателя челябинского приходского училища Александра Орлова: «В самом городе почва земли влажна и мягка, что, конечно, для него не находка, потому что во время маленького ненастья, не говоря уж о весне или осени, грязь нестерпимая. Весною некоторые улицы бывают вовсе затоплены водою, чему способствует положение города, построенного в долине. Неудобство это можно было бы отстранить устройством водосточных каналов вокруг города, куда бы могла течь вода. В сухое время года город держится опрятно, почему и не бывает много пыли».

Журналист Виктор Весновский в 1909 году более жестко оценивает благоустройство Челябинска: «Город делится на три части. В центральной части находятся лучшие здания, здесь устроены мостовые, тротуары, водостоки, проведена довольно густая сеть телефонов, по ночам электрическое освещение. В заречной части замощена только одна улица (Екатеринбургская, ныне улица Кирова. — Здесь и далее прим. Юрия Латышева), освещения на большинстве улиц по ночам нет. Особенным неблагоустройством отличаются слободы Дешевая и Семеновская (ныне улицы Тагильская и Работниц). Домишки здесь расположены или на болоте, или на местах прежних свалок нечистот. В ненастную погоду грязь здесь непролазная. О санитарном надзоре нечего и говорить: отбросы спокойно выкидываются на улицу, повет (нежилая пристройка к дому) заменяет отхожее место, и в лучших случаях для него делается аршинная яма, которая никогда не чистится. Совсем жалкой и убогой выглядит заручейная часть (ныне район улицы Российской). Здесь нет освещения и мостовых».

1910-е годы. Улица Екатеринбургская (ныне улица Кирова). По свидетельству современников, она была благоустроена лучше из всех улиц Заречья1910-е годы. Улица Екатеринбургская (ныне улица Кирова). По свидетельству современников, она была благоустроена лучше из всех улиц ЗаречьяИз книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях» (Челябинск: Каменный пояс, 2008).

Поразительно, с какой точностью упреки Весновского, делившегося своим негодованием по поводу состояния городской среды Челябинска больше 100 лет назад, можно адресовать и к нынешним его властям: 

«Исключительное неблагоустройство Челябинска, объясняющееся в значительной мере исключительно быстрым его ростом, казалось, должно бы вызвать со стороны городского общественного управления непреклонную настойчивость в стремлении привести город в порядок. К сожалению, приходится констатировать, что теперешний состав городской думы, так и городской управы, не проявляют в этом отношении ни должной энергии, ни надлежащей распорядительности. В то время как центр города, преимущественно Уфимская улица (ныне улица Кирова), украшается и улучшается, другие части города, в особенности же окраины, находятся в полном небрежении. Городские улицы здесь — сплошное болото. Весною и в ненастную погоду, даже в центре города, путешествие по Челябинску возможно только в особых, специально челябинских галошах».

Очень образно в том же 1909 году описывает улицы Челябинска писательница Нечаева, тоже упоминая, кстати, особую челябинскую обувь: 

«Улицы большей частью немощеные, а если замощены, то непременно так, чтобы камешки, самой различной величины и формы, острыми углами располагались наружу. Во время дождя проезд по городу является почти невозможным. Лошади вязнут, колеса экипажей утопают даже и на мощеных улицах. В сухую же погоду малейший ветерок поднимает по всему городу целые вихри ужасной всесъедающей пыли. Многочисленные площади изброждены по всем направлениям следами экипажей, с кучами сжигаемого позема, щебня или утопившейся в грязи телеги. Во время дождя — это сплошь месиво, в сухую погоду — вулканическая поверхность Везувия. Красноречивым украшением городских мостовых являются застрявшие там и здесь калоши неопытных и вновь прибывших в город пассажиров. В мелких калошах ходьба по городу буквально невозможна. По ним обыкновенно узнают прохожих. Местные же обыватели, от торговца до изящной дамы, если хотят идти пешком, запасаются даже летом так называемыми полуботинками».

Хорошо известны стихи дореволюционного челябинского поэта-сатирика Павла Второва: 

Эх, убийственна — челябинская грязь!

 Не видал такой я грязи отродясь:

По колени среди улицы навоз…

Хоть бы черт его куда-нибудь унес!

Да с навозом черт не возится, 

Ад духовно унавозится…

Тротуары — в чистоте такой всегда,

Что идти по ним великая беда:

Два шага шагни вперед, да два назад, 

Аль „фальватером“ треплися наугад».

1910-е годы. Улица Большая (ныне улица Цвиллинга). Сегодняшних жителей Челябинска способны удивить островки озеленения1910-е годы. Улица Большая (ныне улица Цвиллинга). Сегодняшних жителей Челябинска способны удивить островки озелененияИз книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях» (Челябинск: Каменный пояс, 2008)

Впрочем, не все было уж так безнадежно. Архивист Николай Чернавский с большой объективностью и вниманием к деталям охарактеризовал усилия городских властей по наведению порядка в начале ХХ века:  

Тайны старого Челябинска: «Бульварное кольцо»

«За время существования города пришлось немало насыпать щебня, камня и песку для укрепления и осушения почвы, а равно и для спланирования неровностей и засыпания пустырей, ухабов и ям. Вместе с тем и улицы все выпрямлены по плану. Город Челябинск против прежнего положительно неузнаваем. Справедливость требует отметить, что большинство мероприятий по благоустройству города и обзаведении культурно-техническими удобствами, о коих идет речь ниже, падает на долю городского головы А. Ф. Бейвеля (в 1903–1911 гг.), будучи обязаны ему инициативой и проведением в жизнь.

Так, дело о замощении улиц и площадей, хотя и поднято было Думой еще в октябре 1902 г.; но лишь спустя год, при Бейвеле, 4 декабря 1903 г. Дума постановила произвести замощение сначала наиболее бойких улиц — Уфимской и Сибирской за счет самих владельцев, назначив для производства самих работ лето 1904 г. 

В этих видах в январе 1904 г. выработан был проект „Обязательное постановление о благоустройстве города“, утвержденные губернатором лишь 21 сентября. Таким образом, по необходимости, за истечением лета, пришлось перенести замощение улиц на 1905 год. В марте 1905 г Дума постановила обязать домовладельцев Уфимской ул. замостить свои участки улицы к 1 июня; но оказалось, что к этому сроку никто и не приступал к работе. Тогда Дума произвела замощение улицы сама, сдав подрядом по 2 р. 60 к. с кв. саж. (а после прибавив еще 30 к.), и затем затраченную сумму взыскала с домохозяйств. 

1910-е годы. Улица Сибирская (ныне улица Труда). Электростанция Кокорева и Колбина в действии, так что над проезжей частью улицы устроено электрическое освещение1910-е годы. Улица Сибирская (ныне улица Труда). Электростанция Кокорева и Колбина в действии, так что над проезжей частью улицы устроено электрическое освещениеИз книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях» (Челябинск: Каменный пояс, 2008)

В следующем 1906 г. замощена была Сибирская ул. и на средства города Соборная пл. (ныне площадь Ярославского); в 1907 г. — Екатеринбургская, Большая (ныне улица Цвиллинга) и Азиатская (в южной половине — сейчас улица Елькина), а также Хлебная пл. В 1908 г. благодаря Бейвелю Дума взялась устроить и устроила шоссе от города до станции за 24 тыс. руб., отпущенных Губернским Распорядительным Комитетом. В 1909 г. замощены в наиболее проездных местах Исетская (ныне улица Карла Маркса) и Скобелевская ул. (по последней тогда было большое движение во время ярмарок — ныне улица Коммуны); в 1912 г. — Торговый проспект в Пригородной слободе (ныне улица Торговая). 

Асфальтированию тротуаров положено было начало в 1899 г., когда против дома Шарлова, снятого чаеторговцем Колокольниковым (ныне улица Кирова, 100), устроен был асфальтовый настил П. Щетининым. Но асфальтовых тротуаров сделано было с того времени немного и большею частью против больших магазинов; во многих местах по Сибирской и Уфимской ул. сделаны были настилы из каменных плит, а частью цементные; но всюду на них, как и на других больших улицах, проложены были бровки и вырыты канавы.

В 1904 г. было введено освещение города еще керосинокалильными лампами „Орион“, поставленными по Уфимской ул. и на вокзальном шоссе, в числе 20. Для зажигания их требовалось употребить около четверти часа, и, следовательно, обслуживание их вызывало содержание большого штата (производилось пожарными). Кроме того, для здешнего холодного климата они оказались непрактичными, так как зимой были случаи воспламенения. Тем не менее эти лампы продолжали сохраняться некоторое время и при действии электрической освещения. Однако крупное улучшение городского благоустройства внесено введением в 1907 г. электрического освещения … предприятие было передано „Товариществу на вере, под фирмою Н. Кокорев, В. Колбин и Ко“ сроком эксплуатации на 8 лет (с уплатою городом по 4 400 р. за 60 дуговых фонарей)». 

1900-е годы. Улица Шоссе (ныне улица Цвиллинга). Справа еще сохранился столб с керосинокалильным фонарем «Орион»1900-е годы. Улица Шоссе (ныне улица Цвиллинга). Справа еще сохранился столб с керосинокалильным фонарем «Орион»Из книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях» (Челябинск: Каменный пояс, 2008)

Недостатки благоустройства и в те годы ожидаемо были в числе волнующих общественность тем. За этой проблемной сферой пристально следили, например, журналисты издававшейся в Челябинске газеты «Голос Приуралья». В заметке от 8 июля 1907 года отмечалось, что «на днях приступлено к работам по замощению шоссе, ведущего к станции Челябинск. Работы пока ведутся на участке против летнего клуба (ныне горсад имени Пушкина). Тротуар здесь заграможден камнями, и публике приходится испытывать массу неудобств, особенно в ночное время». 

Тайны старого Челябинска: первая электрификация

Забавно, с какой удивительной регулярностью повторялись критические публикации. Так, в заметке от 21 декабря 1911 года рассказывалось, как «на днях в контору склада Зайкова и Ко (ныне ул. Кирова, 165) явился в 10 ч. ночи полицейский урядник, прикомандированный к третьей части, и потребовал от служащих, чтобы они посыпали против склада тротуар песком, т. к. по обледенелому тротуару ходить невозможно. По словам служащих Зайкова, урядник был значительно выпивши…» А ровно через два года, 21 декабря 1913 года, газета сообщает, что «на Южном бульваре против дома Солодникова (отчасти и против дома Ахметова — ныне примерно угол улицы Свободы и проспекта Ленина) тротуар представляет себя покатую горку, настолько скользкую, что идущим приходится, скатываясь, ударяться в ворота, а если они отворены — попадать во двор. Следовало бы, если невозможно выровнять горку, посыпать хотя бы это место песком». 

Годы шли, а проблемы оставались. Вряд ли кто-то из жителей современного Челябинска будет возражать, что последние две заметки не особенно-то утратили актуальность и сегодня, спустя почти 110 лет…

По материалам публикаций В. Боже, В. Весновского и Н. Чернавского. Все фотографии взяты из книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях» (Челябинск: Каменный пояс, 2008).

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.