«Закон не работает даже на уровне губернатора»

Экс-начальник правовой службы Алексея Текслера подала на него в суд из декретного отпуска

Юрист Юлия Нагибина, которая девять лет занимала пост председателя комитета правового обеспечения управления делами губернатора и правительства Челябинской области, подала в суд два иска к своему работодателю — главе региона Алексею Текслеру. Женщина оспаривает постановление губернатора, которым сам комитет и ее должность ликвидировали, пока она была в декретном отпуске по уходу за ребенком. Теперь она, формально будучи трудоустроенной на несуществующей должности в несуществующем подразделении (сократить женщину могут, только когда ее ребенку исполнится три года или если она сама выразит желание уйти), лишена возможности выйти на условиях неполного рабочего времени, чтобы зарабатывать деньги, но при этом иметь возможность воспитывать ребенка. Юлия Нагибина, как она утверждает, написала с десяток обращений в управление делами губернатора и на имя самого Текслера, но ответа ни на одно из них не получила. Не последовало реакции и на вопрос в Instagram главы региона. Впрочем, в правительстве Челябинской области уверяют, что без работы Нагибину никто оставлять не собирался. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

Юлия Нагибина проработала в органах государственной власти Челябинской области более 16 лет. Последние девять лет возглавляла правовую службу управления делами губернатора и правительства Челябинской области. В апреле 2018 года женщина родила первенца и ушла в декрет. Незадолго до того, как ее малышу исполнилось полтора года, Нагибина уведомила работодателя, что хочет выйти на работу, но на условиях неполного рабочего времени (такой график мамам детей до трех лет позволяет Трудовой кодекс). При этом женщина уточнила в обращении, что выйдет на работу после отпуска, который положен ей по закону после выхода из декрета.

Юлия НагибинаЮлия Нагибинаveritas-ural.com

«27 сентября 2019 года я обратилась в адрес управления делами с двумя заявлениями — о том, что приступаю к работе с 16 октября 2019 года и о предоставлении мне отпуска продолжительностью 50 календарных дней. Ответа не получила, — говорит Юлия Нагибина. — 4 октября 2019 года я направила повторное письмо с копиями моих заявлений от 27 сентября 2019 года и заявлением о предоставлении мне материальной помощи, на которую имею право и которую ранее уже получали другие сотрудники управления. Письмо было вручено управлению делами, о чем есть почтовое извещение, но отпускные мне не были перечислены, материальная помощь не оказана. Затем управление делами прислало мне письмо от 11 октября, в котором согласовало мне 51 день отпуска, попросив перенести мой отпуск на другие даты. Пойдя навстречу своему работодателю, 13 октября прошлого года я направила третье заявление — о предоставлении мне очередного ежегодного оплачиваемого отпуска с переносом даты начала на 28 октября 2019 года по просьбе управления делами. Также я повторно попросила рассмотреть мое заявление о материальной помощи. Управление предоставило мне отпуск, но продолжительностью 41 календарный день. Сокращение количества дней отпуска не было согласовано со мной, об одностороннем решении управления делами я узнала случайно».

Юрист готовилась выйти на работу, когда за неделю до этого также случайно узнала, что выходить ей некуда — постановлением губернатора Алексея Текслера комитет правового обеспечения ликвидировали вместе с должностью председателя, которую и занимала Юлия Нагибина.

При этом формально женщину никто не сокращал, так как никто не имеет права делать это до достижения ее ребенком возраста трех лет. В итоге получилось, что Юлия Нагибина числится в декрете на несуществующей должности в несуществующем подразделении. Выйти на работу на неполный день она не может — так как выходить некуда, трудовая функция отсутствует. При этом перевести ее по закону на неполный день на равнозначную должность в новой штатной единице тоже не могут, да никто и не предлагал. Вместо этого управление делами проводит конкурсы на вакантные должности.

 «Так сложились обстоятельства, что в настоящее время я являюсь единственным кормильцем в семье для своего малолетнего ребенка, иных источников дохода у меня попросту нет, — говорит Юлия Нагибина. — Фактически меня лишили гарантированного рабочего места и права на досрочный выход из декрета, сократили, казалось бы, неприкосновенную декретированную ставку».

По словам женщины, из ее должности создали две: председателя комитета планирования закупок и председателя комитета государственных закупок. Одна из этих должностей появилась за счет высвобожденной штатной единицы сокращенной должности Юлии.

Сейчас Юлия Нагибина числится в декрете на несуществующей должности в несуществующем подразделении. Уволить ее не могут. Но и на работу выходить ей некудаСейчас Юлия Нагибина числится в декрете на несуществующей должности в несуществующем подразделении. Уволить ее не могут. Но и на работу выходить ей некудаНаиль Фаттахов / Znak.com

«При этом мне не были предложены вакантные должности во вновь созданных комитетах, они были предложены председателю и заместителю председателя комитета материально-технического обеспечения (то есть исключительно двум лицам, с грубейшим нарушением процедуры трудового законодательства и законодательства о госслужбе, хотя в штате управления делами есть госслужащие, имеющие право претендовать на эти должности в приоритетном порядке), — рассказывает Юлия Нагибина.  — Инициатором изменений структуры управления делами выступил, по моему мнению, управляющий делами Евгений Алексеев, с которым у меня были спорные отношения, заключавшиеся в моем категорическом несогласии реализовывать местечковую политику управления делами и отказе выполнять незаконные поручения, наносящие ущерб бюджету Челябинской области в особо крупном размере».

В результате реформы из одной службы закупок в управлении делами сделали две службы закупок, но при этом не стало правовой службы.

Юлия Нагибина подала в Челябинский облсуд административный иск к Челябинской области и непосредственно к губернатору Алексею Текслеру, попросив признать недействительным постановление главы региона в части ликвидации ее комитета и ее должности. Но суд в удовлетворении иска отказал. 

Апелляционная жалоба Юлии Нагибиной будет рассмотрена во Втором апелляционном суде РФ (в Санкт-Петербурге) 3 марта этого года. 

Кроме того, женщина подала иск в Центральный районный суд Челябинска, требуя восстановить в структуре управления делами структурное подразделение — комитет правового обеспечения и ее должность, а также обеспечить ей возможность работать на условиях неполного рабочего времени. Также Юлия просит возместить ей моральный вред в 150 тыс. рублей и выплатить зарплату за время вынужденного прогула — с того момента, как она должна была выйти из отпуска в октябре прошлого года, но не смогла этого сделать. Предварительное заседание назначено на 19 февраля. 

«В настоящее время я нахожусь в судебных разбирательствах с губернаторскими юристами, которые вместо того, чтобы остановить репутационные потери правительства и губернатора Челябинской области по организованной травле женщины в декрете, выступают цепными псами, неистово защищающими губернаторский произвол, организованный конкретными должностными лицами, — написала Юлия Нагибина в одном из своих обращений. —  Управление делами потеряло всяческий человеческий облик и, забыв про свои прямые должностные обязанности, игнорирует любые мои обращения, не предоставляет мне запрашиваемую информацию, не забирает мои письма с почты, молчит на мои интернет-обращения. Обращения на имя губернатора Челябинской области Алексея Текслера остаются без ответа. Несмотря на то, что я практикующий юрист с 16-летним стажем государственной службы, я не могу преодолеть административные барьеры и защитить свои права, потому что закон, как выяснилось на практике, не работает даже на уровне губернаторов». 

В пресс-службе правительства Челябинской области сообщили, что после выхода из декрета Юлии Нагибиной будут предложены имеющиеся вакансии. 

«Нагибина обращалась в Челябинский областной суд с административным исковым заявлением к Челябинской области, губернатору Челябинской области об оспаривании постановления от 14.10.2019 г. № 466 „О внесении изменений в постановление губернатора Челябинской области от 07.12.2010 г. № 395“ как не соответствующего законодательству и не действующего в части исключения из штатной численности должности председателя комитета правового обеспечения. Решением Челябинского областного суда от 19 ноября 2019 года в удовлетворении требований Нагибиной отказано. Оспариваемое постановление губернатора Челябинской области признано судом не противоречащим федеральному и иному законодательству, имеющему большую юридическую силу, и не нарушающим прав и законных интересов Нагибиной. В настоящее время служебный контракт, заключенный между представителем нанимателя и Нагибиной, не расторгнут. Она находится в отпуске по уходу за ребенком, не лишена права приступить к прохождению государственной гражданской службы Челябинской области. По достижении ребенком Нагибиной возраста трех лет ей в соответствии с законодательством будут предложены имеющиеся вакансии. В случае ее отказа их занять служебный контракт с Нагибиной будет расторгнут в установленном законом порядке», — говорится в официальном ответе пресс-службы правительства региона на запрос Znak.com.

Сама Юлия Нагибина в ближайшее время намерена выйти с одиночным пикетом к зданию правительства Челябинской области и заявляет, что хочет посвятить его всем матерям и семьям, столкнувшимся с произволом со стороны работодателей.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.