«С пользой для городского населения ввиду удешевления стоимости медикаментов»

Тайны старого Челябинска: история аптечного дела

В Челябинске до середины XIX века медикаменты доставлялись из Оренбургской губернской казенной аптеки. В первой челябинской больнице, построенной в 1835 году, была предусмотрена аптечная комната, но она предназначалась в основном для хранения медикаментов, которые шли на нужды самой больницы. И только в 1868 году в Челябинске появилась первая «вольная» аптека, открытая провизором Штопфом. Наш сегодняшний рассказ о том, как было устроено аптечное дело в Челябинске больше века назад.

Аптека Плонского на Уфимской улице (ныне улица Кирова, 141) в Челябинске, 1902 годИз книги: «Мгновения истории: старый Челябинск в открытках и фотографиях первой половины XX века» — Ч.: Каменный пояс, АвтоГраф, 2013

«Вольная», или, как ее вернее было бы назвать, частная аптека обеспечивала лекарствами горожан, в то время как городская больница продолжала снабжаться медикаментами из казенной губернской аптеки в Оренбурге. К 1902 году в Челябинске было уже три частных аптеки. Помимо аптеки Плонского (ранее Штопфа), это были аптечный магазин «Ф. Брискер и А. Бреслин» и аптека на переселенческом пункте. 

Наиболее известная дореволюционная аптека в Челябинске — это именно аптека Плонского, по сути, старейшая в городе. Яков Соломонович Плонский родился в 1850 году в Оренбурге. Известно, что он получил общее четырехклассное образование в Пензенской губернии, а позже выучился на фармацевта в Казанском университете, получив свое свидетельство в 1898 году. 

В этом же году Плонский приобрел аптеку Штопфа, которая размещалась в деревянном здании на Соборной площади. Сейчас на этом месте стоит громада театра оперы и балета. В самом конце 1898 года Яков Соломонович купил у челябинского мещанина Ивана Андриянова Самохвалова участок земли на улице Уфимской. Ныне у этого места другой адрес: улица Кирова, 141. И ровно через месяц, 29 января 1899 года, Яков Плонский получает разрешение на постройку каменного двухэтажного дома. 

В 1902 году дом уже стоял. На втором этаже было восемь комнат, на первом — сразу два магазина, в одном из которых и разместилась ранее купленная Плонским аптека Штопфа.

Большие траты на это приобретение, равно как и на постройку дома, безусловно, требовали усилий по их компенсации. И эти усилия не все могли одобрить. Вот вырезка из «Врачебной газеты» за 1902 год. В номере № 45 профессиональное издание медицинских кругов явно критикует, как бы мы сейчас выразились, маркетинговую стратегию г-на Плонского. Оценка, как и язык оригинала сохранены:  

Яков Плонский с сыном. Начало ХХ векаЯков Плонский с сыном. Начало ХХ векаИз фонда Объединенного госархива Челябинской области

«Мы получили небольшую коробку с печатным этикетом „Аптека Я.Плонского в Челябинске“. На этикете написано чернилами: „Сбор долгой жизни. 30 коп.“. Внутри коробки находится смесь всевозможных кусков корешков, коры и даже смолы. Вес сбора вместе с коробкой — 40 грм. Этот же сбор г. Плонский продает и в более крупной коробке — за 60 коп. Едва ли надо доказывать, что „сбор долгой жизни“ разсчитан на легковерие публики, и что аптеки не должны эксплоатировать доверие наивных покупателей. Все это, вероятно, более энергично выскажут фармацевтическия издания, по ознакомлении с настоящей заметкой. Мы же ограничимся нижеследующей фразой из письма лица, приславшего нам этот сбор: „В то время, пока действуют подобные гешефтмахеры, город 3 года ждал разрешения открыть свою аптеку. Теперь получено разрешение открыть аптеку при больнице, но аптека при больнице была (на краю города), а городская дума хотела открыть аптеку в городе для продажи лекарств жителям“. Очевидно, для челябинских жителей аптечный вопрос — больной вопрос, а г. Плонский тем временем очевидно делает своим „сбором“ хорошие „сборы“ с публики». 

Осенью все того же 1902 года в помещении городской больницы была открыта первая аптека, принадлежащая городу. Вскоре она была переведена в специально построенное здание на Хлебной площади в Заречье. Сейчас этой постройки уже нет, теперь на ее месте — сквер перед органным залом. Управлял аптекой нанятый думой провизор. Довольно скоро оказалось, что финансовые дела в аптеке обстоят не очень хорошо, она в убытке. И в ноябре 1904 года появилась просьба провизора переселенческой аптеки Фогеля о сдаче городской аптеки ему в аренду. Трудно сказать, как поступили бы в схожей ситуации нынешние городские депутаты, но тогда дума это прошение отклонила. Заодно назначив комиссию для изучения деятельности аптеки. И вскоре комиссия представила свою «докладную по образованию городской аптеки»:

«Более 10 лет тому назад у Челябинского общественного самоуправления возникла мысль открыть на городские средства аптеку, в которой жители Челябинска могли бы получить за недорогую плату хорошего качества лекарства, и когда мысль эта после долгой канцелярской волокиты получила реальное осуществление, т. е. аптека была открыта, поднимается вопрос о передаче аптеки в аренду частным лицам в виду, якобы, видимой убыточности предприятия».

Рекламное объявления аптекарского магазина Плонского. 1903 годРекламное объявления аптекарского магазина Плонского. 1903 годИз фонда Государственного исторического музея Южного Урала

Далее со ссылкой на сведения, полученные из Городской управы, сообщается величина убытка за 1904 год — 8 тыс. 212 рублей 06 копеек. Однако комиссия, образованная думой, представила свои справки, по которым оказалось, что в эту сумму вошли 2 тыс. 552 рублей 11 копеек из расходов «на обзаведение и оборудование аптеки», которые не могли вернуться за столь короткое время. Кроме того, комиссия подвергла сомнению данные самого провизора, утверждавшего, что по состоянию на 1 января 1905 года медикаментов и аптечных припасов осталось на сумму 4 тыс. 240 рублей. 

«Так как счетов прихода и расхода не велось, то комиссия не может признать эту цифру правильной и предполагает, что медикаментов имеется на большую сумму и, следовательно, если проверить остатки, то никакого убытка почти не окажется, но если были таковые, то в незначительном размере на небольшую сумму, оставшуюся в руках городских бедняков», — отмечается в докладной.

А далее комиссия выносит свои суждения, почему дела в муниципальной аптеке идут не очень хорошо. Все просто: «Для того, чтобы какое-нибудь предприятие приносило доход, для этого нужно, чтобы оно было хорошо поставлено, находилось в руках человека, с любовью относящегося к делу. Что же мы видим на самом деле? Полное равнодушие к аптечному хозяйству, его нуждам со стороны Городской управы, деятельность которой выражается только в уплате денег по счетам».

Впечатляет, с какой безжалостной педантичностью члены думской комиссии описали следствие этих упущений. Читаем дальше:

«Желая ознакомиться с деятельностью аптеки, комиссия произвела осмотр самой аптеки, причём оказалось: 

 — грязная высокая каменная лестница без перил ведёт в аптеку;

 — в самой аптеке повсюду грязь, некрашеные деревянные полы не мылись, вероятно, со дня открытия;

 — с закопченного грязного потолка сыплется земля, из стены дует, печи содержатся неисправно, аптечные шкафы при открытии двери шатаются и легко могут упасть, т. к. ничем не прикреплены к стенам, причём шкафы почти совсем закрывают печи, отчего получается холод в средней комнате;

 — предметы ручной продажи в небрежном хранении, засиженные мухами;

 — запасы аптекарской посуды хранятся во дворе в бочках, желающие воспользоваться городской собственностью легко могут увезти всю посуду со двора, вовсе не запираемого, а между тем посуда куплена почти на 2000 рублей. Во дворе никаких служб нет, была кладовая, но от каких-то причин упала; 

 — в подвале под аптекой, где должен храниться запас медикаментов, осенью и весной стоит почти на ½ аршина вода, отчего легко вбирающие воду вещества становятся совсем негодными к употреблению. Ход в подвал крайне неудобен и даже невозможен;

 — в самой аптеке нет книг для записывания прихода и расхода медикаментов, так что комиссия при всём желании не могла составить себе представление даже о приблизительных оборотах аптеки за год;

 — аптекарский провизор, как главное ответственное лицо, оказался далеко не на высоте своего призвания, сваливая неблагоустройство аптеки на Управу, которая не хотела, якобы, выполнить его требований, хотя письменных доказательств на это не представил;

 — касса ведется неправильно: кассирша, уходя обедать, передаёт ключи дежурному по аптеке, не проверяя наличности, так что дежурный за время отсутствия кассирши может свободно торговать в свою пользу;

 — при рассмотрении дела по аптеке, комиссия выяснила одно существенное обстоятельство, а именно: в делах нет описи, по которой провизор принял смету, а, следовательно, не может быть и речи о правильной сдаче аптеки по описи новому лицу».

Челябинский переселенческий пункт. Амбулатория и аптека для переселенцев. 1909 годЧелябинский переселенческий пункт. Амбулатория и аптека для переселенцев. 1909 год«Живой Журнал» Николая Нильского / nilsky-nikolay.livejournal.com

В итоге следует заключение, что аптека «с пользой для городского населения ввиду удешевления стоимости медикаментов» может вполне существовать, а передача в аренду частному лицу «не соответствовала бы интересам города». Чтобы все пошло как надо, комиссия рекомендует пригласить нового провизора с куда более ответственным подходом к своему делу. Также поставить ответственного кассира, который принимал бы вырученные деньги от продажи и отпуска лекарств и сдавал бы их ежедневно в Городскую управу. И «при том установить обязательное кассовое счетоводство с контрольными ярлычками разных видов ручной и рецептурной продажи». 

Тайны старого Челябинска: как больше века назад боролись с эпидемиями

Кроме того, по мнению авторов докладной, необходимо учредить должность второго врача при городской больнице, который бы заведовал платной амбулаторией при аптеке, а заодно присматривал бы за ее деятельностью. И наконец, требовалось «произвести необходимые доделки и исправления в аптечном здании: исправить печи, лестницу, вход в подвал, устроить помещение для хранения посуды, осушить подвал и т.п».

Нужно отметить, что первый заведующий городской аптекой Стржалковский после ее открытия прожил недолго. И именно при провизоре Столяревском, который пришел на смену первому заведующему, аптека в очень короткое время пришла в такое плачевное состояние. Это тот самый случай, когда состояние дела в весьма большой степени зависит от личности того, кому это дело было доверено. В результате Столяревский был, можно сказать, с позором уволен, и его заменил другой управляющий. 

При городской аптеке в Заречье был организован приемный покой. В 1910 году, во время эпидемии холеры, здесь ежедневно проводился амбулаторный прием больных. Кроме того, было впервые установлено ночное дежурство врачей «для оказания пособия заболевшим» по вызову на дом.

К началу Первой мировой войны в Челябинске было уже более десяти аптек: городская на переселенческом пункте, две аптеки Плонского, аптечные магазины Багрин-Каминского, Бенисовича, провизоров Ватмана, Вульфа, Гольмана, Сосмана, Шехтера, а также «Новая аптека». Аптечными товарами торговали также предприниматели Борщевский и Гуревич. В 1913 году своя аптека появилась даже при ныне действующем Свято-Троицком храме. Более того, в одноименной аптеке был открыт даже анатомический кабинет. Что там было, уже неизвестно, но обычно анатомические кабинеты хранили и демонстрировали заспиртованные части живых организмов — что-то вроде небольшой кунсткамеры. И если это так, то поразительно, что такое было, повторимся, в уездном городе при православном храме, хотя, конечно, не в нем самом…

Челябинский переселенческий пункт. Аптека. 1909 год.Челябинский переселенческий пункт. Аптека. 1909 год.«Живой Журнал» Николая Нильского / nilsky-nikolay.livejournal.com

Интересна история возникновения в Челябинске аптечного склада. До последнего времени утверждалось, что он был создан лишь в советские годы. Но директор музея истории медицины Николай Алексеев установил, что дата открытия аптечного склада в Челябинском уезде — самое начало 1917 года. В постановлении Челябинской уездной земской Управы от 14 февраля 1917 года было отмечено, что: «на должность заведующего земским аптечным складом временно приглашен имеющий звание аптекарского помощника Карл Филиппович Максимович. Условия службы: годовой оклад жалованья одна тысяча пятьсот /1500/ руб. без добавочных прибавок на дороговизну».

Тайны старого Челябинска: последние 370 метров памяти

От планов создать аптечный склад земская управа не отказалась и в дальнейшем, когда в марте в Челябинске сложилось практически двоевластие. В городе 21 марта проходит первое заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, но за день до этого, 20 марта, издано постановление Челябинской уездной земской управы: «Вследствие открытия аптечного склада необходимо приступить к немедленному сформированию штата служащих в складе. По мнению заведующего складом признается необходимым иметь штат следующий: одного ученика в помощь заведующему и трех человек прислуги, а именно: одного рабочего, одного мальчика и судомойки».

Изначальный адрес аптечного склада в Челябинске, открывшегося в августе 1917 года, потерялся в истории. Известно лишь, что вскоре после открытия склад перевели на станцию Шумиха, на территории нынешней Курганской области. Но ненадолго: в Челябинск аптечный склад вернулся в 1919 году — в национализированное помещение, которое за полтора десятилетия до этого построил для своего аптечного магазина Яков Плонский. Сейчас здесь по-прежнему отпускают лекарства.

По материалам публикаций Н. Алексеева, В. Весновского и Н. Чернавского.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.