«Хватит ли у Текслера политической воли, чтобы оставить после себя значимый исторический след»

Челябинский благотворитель — о детских домах и деньгах на сирот, своих коллегах и миллиардерах

Основатель и руководитель благотворительного фонда «Теплый Дом» Михаил Щапов считает, что с приходом новой команды во власть Челябинской области есть надежда улучшить жизнь детей-сирот на Южном Урале. Свои предложения, по его словам, он уже озвучил на встрече с первым вице-губернатором, куратором социального блока Ириной Гехт. О чем шла речь, а также какого эффекта он ожидает от «потепления» в отношениях с региональным правительством и что нужно сделать, чтобы челябинские миллиардеры помогли нуждающимся людям, Михаил Щапов рассказал Znak.com.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Михаил Николаевич, по вашим словам, на встрече с Ириной Гехт вы сказали, что знаете, как улучшить ситуацию с детьми-сиротами в регионе и в то же время сократить затраты бюджета на эти цели. Расскажите, пожалуйста, о своих предложениях.

— Я считаю, что сегодня историческое время для Челябинской области и реально есть возможность без привлечения дополнительных бюджетных средств укрепить и сохранить институт семьи и детства в нашем регионе. Для меня и в целом для большинства моих коллег очень важно иметь добрый, конструктивный диалог на равных с теми, кто сегодня наделен властью. К великому сожалению, до сих пор прослеживается тенденция, когда многие челябинские общественники начинают себя вести как приспособленцы, что в итоге делает их полностью зависимыми от чиновников. 

Когда в нашем регионе был губернатором Петр Сумин, он неоднократно уделял время общению с общественниками за чашкой чая. Всегда был добрый и конструктивный диалог, в результате которого принимались решения об оказании помощи семьям с детьми нашего региона. После его ухода, к сожалению, такого диалога не удавалось построить. Никто не желал слушать и видеть, что мы делаем на региональном и федеральном уровне. 

Челябинский благотворитель вступил в заочный спор с коллегами из-за письма Текслеру

С приходом нового губернатора Алексея Текслера появилась надежда на перезагрузку. Я очень рад, что он пригласил в команду Ирину Гехт, с которой мы знакомы более восьми лет. На одной из встреч я предложил Ирине Альфредовне, учитывая направленность нашего фонда (помощь детям-сиротам и приемным семьям), совместно создать рабочую группу и подготовить план действий, который полностью соответствует реализации нацпроекта «Демография». Сейчас наш регион по решению проблемы с детьми-сиротами находится в самом хвосте списка субъектов РФ, в районе 70-го места.

— Что это за рейтинг? Какие критерии учитывались при его составлении?

— Рейтинг эффективности работы властей в решении проблемы с детьми-сиротами. Оценивается, насколько эффективно работают чиновники в этой области, удалось ли им сократить количество детских домов, улучшить работу с приемными и кровными семьями. Приведу простой пример. В 2002 году, когда был основан наш благотворительный фонд, в Челябинской области было 47 детских домов.

Сегодня 2020 год, количество детских домов не сократилось. Количество детей-сирот в них тоже практически не менялось. Прошло перераспределение детей-сирот в другие детские дома, какие-то доукомплектовали, какие-то сократили. Поменяли название детских домов. 

Теперь чиновники говорят, что у нас нет детских домов, а есть «детские центры». На место тех, кого берут под опеку, приходят другие дети. В очереди на получение бесплатного жилья в нашем регионе стоят свыше 5 тыс. выпускников детских домов. Ежегодно заводятся административные и уголовные дела на чиновников, связанные с предоставлением жилья детям-сиротам. Это очень печальный факт, который говорит о стагнации в системе. Проблема за 18 лет не сдвинулась с мертвой точки. К сожалению, семьи разваливаются, так и не получив должной и, главное, своевременной поддержки.

— Вы ведете статистику, как дети попадают в детдома? В большинстве своем это дети, у которых не стало родителей, либо это отказники?

— Статистику мы не ведем, но знаем, что порядка 98% детей-сирот — это дети при живых родителях. В большинстве своем в детские дома попадают ребята из неблагополучных семей. В нашем регионе и стране становится все больше бедных людей. Татьяна Голикова, вице-премьер РФ, недавно сказала, что сегодня в России свыше 18,5 млн россиян находятся за чертой бедности, большинство из них — семьи с детьми. Это тревожный сигнал, свидетельствующий о том, что ситуация будет только ухудшаться. Люди будут вынуждены отдавать на попечение государства своих детей. В данной ситуации важно принимать мудрые, взвешенные и трезвые решения, призванные сохранить семью. Это должно быть одним из приоритетов в нашем регионе. Поддержка многодетных и приемных семей.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Что же конкретно вы предложили Ирине Гехт?

— Предложил альтернативное и разумное, на мой взгляд, решение. В Челябинской области сегодня более 40 детских домов, в которых проживают свыше 1700 детей-сирот. В месяц один ребенок из детского дома обходится государству на сумму от 47 тыс. рублей. Это минимум. Эти цифры я получил от руководителей детских домов и сотрудников министерства социальных отношений. Получается, ежегодно на содержание детей-сирот, проживающих в детских домах в нашем регионе, из бюджета выделяется от 958,8 млн рублей. Сюда входят затраты на ребенка, коммунальные платежи, зарплаты сотрудников и так далее. Совсем немаленькая сумма. Учитывая экономическую ситуацию и необходимость укрепления института семьи, предложил Ирине Альфредовне при помощи рабочей группы собрать положительный опыт субъектов РФ, где успешно решается данная проблема, с целью выработки стратегии работы с детьми-сиротами в Челябинской области. Такой опыт уже есть, например, в Чувашии и Воронеже, где фактически нет детских домов. Недавно мы пообщались с главой республики Чувашия Олегом Николаевым, он готов нам помочь, поделиться данным опытом, принять нас у себя. Челябинской области нужен очень конкретный пошаговый план. Я в очередной раз предложил сделать ставку на приемные семьи. В нашем регионе уже есть приемные родители, настоящие патриоты нашей страны. Но они получают мизерное вознаграждение.

— Явно не 47 тыс. рублей?

— Конечно, нет. Приемная семья сегодня получает не более 11 тыс. рублей в месяц. Плюс они получают зарплату как воспитатели — не более 4 тыс. рублей. Если государство заинтересовано в увеличении КПД в данной сфере, нужно систему менять. Для начала — повысить пособия для приемных родителей хотя бы в 1,5 раза. Это жизненно необходимо, поскольку у ребят из детских домов зачастую бывает букет болезней и родителям приходится очень много денег тратить на лечение. Есть семьи, которые берут детей-инвалидов, что тоже очень важно. Мер поддержки может быть много. Можно давать приемным семьям бесплатные путевки в санатории, договориться с аптеками и сделать для них максимальный дисконт на лекарства. Сделать бесплатный проезд в общественном транспорте и многое другое. В Челябинской области в некоторых семьях по пять-шесть приемных детей. Но у них нет автомобиля, который мог бы вместить всех. Если они хотят поехать в театр, одна группа едет с мамой или папой на машине, другая на общественном транспорте или маршрутном такси. Это неправильно. А если приемная семьи решит поехать на пикник или в отпуск на море, как им добираться? Я знаю семьи, где 10 приемных детей и люди хотели бы взять еще, потому что понимают, как важно для ребенка расти в семье, видеть отношения родителей, впитывать правильные ценности.

На Урале многодетному отцу, обвиненному в краже денег приемных сыновей, смягчили приговор

Важно помогать приемным семьям правильно готовить финансовые отчеты, чтобы не повторилась печальная ситуация, закончившаяся не в интересах ребят из детских домов. Ваши коллеги очень много об этом писали, и я также общался с бывшим приемным папой Игорем Мотыгиным, который воспитал более 60 трудных подростков. К сожалению, это наглядный пример, когда чиновники, с одной стороны, тебя вдохновляют на то, чтобы ты взял ребят из детских домов и помог им воспитать их, с другой — не могут помочь правильно оформить финансовые отчеты для них. В итоге дети снова оказались в детском доме. Несправедливо и неправильно все это было с стороны чиновников!

Нельзя сравнивать проживание в семье и в детском доме. Ведь что мы видим сегодня? Порядка 80-90% детей, выходящих из детских домов, становятся преступниками. Не потому что они плохие, а потому что совершенно не приспособлены к самостоятельной жизни. Они выходят иждивенцами. Эта статистика открыта, все ответственные лица в курсе. Данная система воспитания детей-сирот в детских домах неэффективна и даже пагубна.

— Вы со своим фондом давно пытаетесь это изменить. Не получается?

— Добрые плоды, безусловно, есть. К примеру, у нас есть первый и единственный в России благотворительный кулинарный проект «Рататуй», в рамках которого мы обучаем детей из детских домов, а также приемных детей и детей-инвалидов готовить. В прошлом году мы провели свыше 50 кулинарных обучающих мастер-классов. Я каждый раз спрашиваю его участников: «Кто из вас сегодня впервые сыр на терке натирает? Кто первый раз режет помидоры?» И, к сожалению, поднимают руки ребята 13, 14, 15 лет. Спрашиваю педагогов, с чем это связано. Ведь они должны подготовить хоть как-то ребенка к самостоятельной жизни. Они говорят, что, во-первых, сокращены ставки педагогов. Во-вторых, в большинстве детских домов нет площадки, где можно обучать детей. Некоторые педагоги скидываются и со своей мизерной зарплаты покупают продукты, чтобы научить детей каким-то элементарным вещам.

— Но такое, конечно, происходит не во всех детских домах?

— Все зависит от руководителя детского дома. К примеру, директор детского дома в Карабаше была вдохновлена нашим кулинарным проектом «Рататуй», и я предложил создать в ее детском доме кулинарный обучающий класс. Ей данное предложение понравилось. Мы выезжали с специалистами, строителями и дизайнерами, посмотрели место. Затем она обратилась к местному благотворителю, который профинансировал создание этого учебного класса.

Когда складываются все пазлы, становится ясно, что наша деятельность — лишь малая часть, того, что нужно делать. Только за три года 73 ребенка из детских домов Челябинской области, для которых мы системно проводили обучающие кулинарные занятия «Рататуй», пошли учиться на поваров. Мы пошли дальше и вместе с директором Челябинского государственного колледжа индустрии питания и торговли (там учатся наши подопечные) Еленой Берсеневой решили развивать формат наставничества. Чтобы выпускники детских домов своим примером показали другим сиротам, как важно достигать чего-то в жизни.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Параллельно с движением WorldSkills, которое занимается популяризацией рабочих профессий в нашей стране, прорабатываем совместный проект на региональном уровне. К сожалению, дети-сироты пока не вовлечены в данное направление, которое вписывается в национальный проект «Образование». Ирина Гехт поддержала данную инициативу.

— Вы сейчас рассказываете о деятельности вашего фонда. А что, на ваш взгляд, нужно предпринять органам государственной власти, чтобы стало лучше?

— Учитывая сегодняшнюю экономическую ситуацию в мире и в нашей стране, очень важно расставить приоритеты. Сегодня в рамках нацпроекта «Демография» огромные средства тратятся на ЭКО. В этом году в нашем регионе запланировано на эти цели более миллиарда бюджетных средств. А что предпринимается для поддержки, укрепления института семьи? Да, какая-то часть женщин с помощью ЭКО получит ребенка и будет счастлива. Но нельзя забывать, что ЭКО провоцирует рост онкологических заболеваний. И такое вмешательство может стать причиной серьезных проблем со здоровьем будущей мамы. Данное «решение» как мина замедленного действия. Жанна Фриске, сделав себе ЭКО, спровоцировала развитие рака. А наш регион по числу онкобольных находится на 20 месте в стране. Это очень плохой показатель.

— Я думала, выше…

— Возможно, уже и выше. Заболеваемость растет. И когда я слышу про миллиарды, выделяемые на ЭКО, вспоминаю выражение, что благими намерениями выложена дорога в ад. Я понимаю, что есть сроки и целевые показатели, которые ставит перед региональными властями президент. Но демографическая проблема копилась годами и даже столетиями, и решить ее выделением средств на какое-то одно направление невозможно. У нас есть другая проблема, о которой не принято говорить, — аборты. Девушка раз делает аборт, второй раз, а потом уже не может родить ребенка. И сколько таких девушек? Кто-то с ними работает? Есть еще насилие в семье. Когда мужья избивают своих жен на глазах у детей. Это целый клубок, влияющий на демографию! Почему-то умалчивается, что многие девочки-подростки не хранят целомудрие, имеют ранние половые отношения. В большинстве случаев это происходит и у девочек в детских домах. Большая часть людей мило улыбаются и закрывают на это глаза. Подрастающее поколение видит на билбордах, с экранов телевизоров рекламу нижнего белья, публичных домов и ночных клубов с полуобнаженными девушками. Все это формирует их представление о мире и ценности. 

То, что сегодня происходит в нашей стране, в том числе введение режима самоизоляции, это в какой-то степени большой плюс. Это как лакмусовая бумажка для каждого родителя. Раньше мы могли найти сотню причин, чтобы не почитать книги с своим ребенком, не поиграть в развивающие игры. Теперь появилось время взглянуть с другой стороны на наши отношения с детьми. У многих происходит переоценка наших жизненных ценностей.

— Что с этим можно сделать государству?

— Нужно подходить комплексно. Не только выделять средства на ЭКО, но и обращать внимание на то, какие ценности прививаются детям, подросткам и молодежи. Я как отец трех дочерей понимаю, насколько это важно. В нашей стране в разные исторические периоды были определенные ценности и культура отношений в семье. В советское время для молодежи работала масса бесплатных спортивных секций и кружков, дети были чем-то увлечены. Сегодня бесплатных доступных секций практически нет, дети и подростки предоставлены сами себе. Информацию получают из телевизора и интернета, а также от своих друзей. Здесь государству могла бы помочь работа в связке с церковью. Бездуховность несет в себе катастрофические последствия. Но государство должно быть отделено от церкви.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Я помню, когда мы в прошлые разы встречались, вы говорили, что по отношению к вашей организации есть недопонимание, в том числе и потому, что вы являетесь баптистом. Что-то изменилось?

— В моей личной жизни вера только укрепилась. Я так же принадлежу к евангельским христианам баптистам. Вообще считаю, очень важно смотреть не на вероисповедание человека (вера — это очень личное, даже сакральное), а на то, что он несет в этот мир. Когда мы умрем и предстанем пред Господом, там не будет этажей или отдельных дверей с табличками, кто ты есть: православный, католик, баптист, мусульманин, буддист или иудейской веры. Мы будем давать отчет за свои поступки по отношению к нашим ближним.

Что же касается отношений с властью, у нас появился диалог с Ириной Альфредовной, и я надеюсь, мы сможем переломить ситуацию в интересах детей-сирот. Но решение, безусловно, остается за Алексеем Текслером. Вопрос в том, хватит ли у него мужества, политической воли решиться на то, чтобы оставить после себя значимый исторический след. Сегодня, когда прошел только год с момента его прихода к власти в Челябинской области, сложно понять, какие у него мотивы. Время покажет, останется он в памяти наших жителей очередным «временщиком» или, как реформатор Петр Столыпин, подымет регион на более высокий уровень. Чтобы давать оценки, должно пройти время.

То, что губернатор вышел в социальные медиа, еще не показатель эффективности. Это один из инструментов коммуникации сегодняшнего времени и не более того. Губернатор не блогер, он должен быть хозяйственником, относиться к людям так, как он бы хотел, чтобы относились к нему. 

Когда закончится карантин — почаще бывать с семьей в парках нашего города и региона. Ходить в кафе. Общаться с теми, кто там отдыхает. Возможность написать губернатору в социальных сетях тоже, конечно, позволяет временно снять определенный накал. А людям нужно выпускать пар. К тому же это дает некий срез недоработок в команде главы региона. Вопрос в том, что предпримет Алексей Текслер, получая обратную связь от жителей губернии. Останется ли это все в его «красном блокноте» или ситуация получит логическое развитие. Все мы понимаем, что его Instagram и странички в соцсетях ведут его помощники, а он получает некую выжимку. Мне бы очень хотелось, чтобы он сам иногда заходил туда, читал комментарии и давал обратную связь. Сам лично по возможности мог проанализировать, где есть сбои, а не полагался только на своих помощников.

— Допустим, Алексей Текслер поддержит ваши предложения. Каким вы видите идеальный результат от их реализации?

— Многие пошаговые рабочие моменты готов ему лично при встрече рассказать. Итогом совместной командной работы всех профессиональных специалистов от власти и нашего сообщества НКО должно стать закрытие 98% детских домов. Останется один, максимум два, а все остальные дети будут счастливы, будут жить в семьях.

— Существуют же страны, где совсем нет детских домов? Может быть, наличие детдомов расслабляет людей, раз они знают, что ребенка можно «сдать»?

— Такие страны есть. К примеру, Израиль. Но там особое отношение к семье — они очень дорожат друг другом, любят своих близких, уважают старшее поколение. Это впитывается с материнским молоком. Они никогда не оставят кому-то ребенка. У меня очень много друзей живут в Израиле и в России. Мы постоянно общаемся с ними. А в нашей стране, если в семье случается беда, в большинстве случаев родственники отказываются брать ребенка. Это связано с отпечатком советской политики в воспитании детей. Государство подменяло собой семью. Государство говорит: «Да мы сами воспитаем! Вам тяжело. Пусть он живет у нас».

— Как обстоят дела в фонде «Теплый Дом» сейчас?

— Сегодня мы успешно распространяем наработанный положительный опыт, направленный на социализацию детей-сирот, в другие регионы. Сегодня, с приходом новой команды, видно, что начинает появляться оттепель в сторону НКО. То, что уполномоченным по правам ребенка области стала моя коллега, руководитель фонда «Искорка» Евгения Майорова, — очень хороший сигнал. Но этого пока недостаточно.

В связи с тяжелой экономической ситуацией в России и нашем регионе хочу через вас публично обратиться к губернатору Алексею Текслеру рассмотреть вопрос о предоставлении малоимущим, многодетным и приемным семьям бесплатно земли и семенного материала под посадки картофеля, как было в советские времена.

 Сегодня очень много земельных участков, где раньше семьи выращивали картофель, данные земли сейчас заброшены. Также очень важно обратить свой взор на наше сообщество НКО Челябинской области и предоставить каникулы до конца этого года по оплате коммунальных платежей и аренды всем НКО нашего региона, арендующим помещения у государства. Сегодня тяжело бизнесу. Но наше сообщество НКО — очень важное направление для нашего региона. Ни в коем случае нельзя нами пренебрегать.

Мы тоже платим налоги. К примеру, благотворительный фонд «Теплый Дом» за 18 лет уплатил в бюджет нашего региона свыше 8 млн рублей. Не забрал из бюджета, а уплатил! Об этом никто не говорит, но государство имеет по сбору налогов с бизнеса и НКО двойную выгоду. Бизнес платит налоги в бюджет. Мы приходим за помощью к бизнесу. И если НКО публичное, ведет прозрачную деятельность, оно платит с пожертвований НДФЛ и отчисляет в Пенсионный фонд. Мне хочется, чтобы власти поняли, что некоммерческие организации — не обуза, не пятое колесо, а друзья, помощники, партнеры, с которыми можно и нужно работать вместе, быть на равных. Сегодня очень важно нам всем помочь.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— В Челябинске ранее заявили о планах создать фонд развития города. А по инициативе Алексея Текслера был открыт благотворительный счет для помощи пострадавшим от пандемии.

— Считаю, это немного преждевременно. К сожалению, наши миллиардеры Андрей Комаров, Константин Струков, Сергей Коростылев, Александр Аристов, Александр Федоров, Сергей Студенников и так далее пока так и не сделали свое добровольное пожертвование в данный благотворительный фонд. С другой стороны, Алексею Текслеру достаточно было с ними лично по телефону переговорить и они смогли бы помочь. Вопрос решился бы за час, а собранной помощи хватило бы на то, чтобы обеспечить продуктовыми наборами, оплатой коммуналки до конца года всех ветеранов ВОВ, одиноких пожилых людей, инвалидов, многодетные семьи и так далее. Для этого можно создать рабочую группу из НКО, кто профессионально занимается сбором гуманитарной помощи, представителей бизнеса и власти и подготовить списки. Максимально прозрачно показывать всю работу для общественности. Не нужно было делать обращение к простым людям, которым сегодня и так очень тяжело. Создание благотворительного фонда Алексея Текслера сегодня не даст того результата, который мог бы дать через два-три года, при условии, что он останется в регионе и проявит себя как мудрый руководитель. Тогда поступающие в фонд суммы станут в разы больше, чем сейчас. Мне бы хотелось, чтобы у него это получилось и благодаря этому фонду он мог решать важные для простых жителей задачи, которые до него не мог решить никто. Время покажет.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.