«Простые вопросы»: по какому закону должны штрафовать за нарушение режима самоизоляции?

В этом эпизоде нашего подкаста разбираемся с обзором президиума Верховного суда, который выступил с разъяснениями, как именно в регионах следует привлекать к административной ответственности за нарушение режима самоизоляции. Из этого разъяснения следует, что в подавляющем большинстве случаев применима лишь одна-единственная статья — 20.6.1 КоАП РФ. 

Яромир Романов / Znak.com

Но многие регионы, включая Москву или Свердловскую область, где базируется редакция Znak.com, успели напринимать свои собственные законы и установить свои санкции за нарушение режима самоизоляции. И более того, успели составить сотни и тысячи протоколов о нарушении, многие из которых уже ушли в суды. Означает ли, что теперь все эти протоколы не стоят бумаги, на которой они выписаны?

Разбираться нам помогает адвокат, партнер Международного центра защиты прав Globallaw Антон Мамаев.


Выпуск, как и другие эпизоды «Простых вопросов», доступны в приложении «Подкасты» на устройствах Apple, а также во «ВКонтакте» и на других сервисах. 

Дополнение: добавлена текстовая расшифровка беседы с незначительными сокращениями.

Ведущий: Привет всем, кто снова слушает наш подкаст. Я — журналист «Знака» Александр Полозов, и мы сегодня снова говорим на тему карантинного права — то есть, тех законов, которые принимаются и применяются в наше суровое время коронавирусной эпидемии. 

Верховный суд, а точнее президиум Верховного суда, выступил с разъяснениями по поводу того, как именно в регионах, в том числе и в Москве, следует привлекать к административной ответственности за нарушение режима самоизоляции. И из этого документа вышел некоторый сюрприз, потому что оказалось, что привлекать к ответственность можно и нужно исключительно по нормам Кодекса РФ об административных правонарушениях. Или, как мы его коротко обозначаем — КоАП.

Но вся штука в том, что многие регионы успели напринимать свои собственные законы и установить свои санкции за нарушение режима самоизоляции. И более того, за неделю-другую жителям этих регионов успели сотни и даже тысячи протоколов о нарушениях. И многие из них успели уйти в суды. И вот теперь, пожалуй, самый важный и до безобразия простой вопрос — означает ли документ, с которым выступил президиум Верховного суда, что все эти протоколы и уже назначенные штрафы незаконны и недействительны. 

Надеюсь, мы получим ответ на этот и на другие вопросы от нашего сегодняшнего гостя. Это юрист, адвокат, партнер Международного центра защиты прав Global Low Антон Мамаев. Добрый день, Антон. Спасибо, что пришли.

Антон Мамаев: Добрый день, Александр.

В.: Предлагаю начать с самого простого — что за документ мы обсуждаем и какова его законная сила? Что за разъяснения такие дал президиум Верховного суда?

А.М.: У меня в руках находится документ, который называется «Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства о марах по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

В.: Да, этот документ можно найти на сайте Верховного суда.

А.М.: Да, датировано 21 апреля. Это тот самый документ, обращаю на это внимание, который исходит от Верховного суда, которое так долго ждало юридическое сообщество России. К слову, необходимо сказать, что ждали мы от него немножко другого. Как минимум, что Верховный суд сдержит свое обещание и приостановит исчисление процессуальных сроков в те самые нерабочие дни, которые Владимир Путин объявил таковыми. Однако, к сожалению, надежд в данной части этот документ не оправдал. И Верховный суд взял свои слова обратно так же лихо, как и его представитель Виктор Мамонтов (я напомню, это председатель Совета судей России) эти обещания давал на международном юридическом форуме в начале апреля. То есть там была позиция относительно того, что процессуальные сроки на подачу апелляционных жалоб, на обращение в суд с исковыми заявлениями в эти самые нерабочие дни, объявленные президентом, не текут. 

В.: Это было связано с той хитростью, что наши суды хитро работали: как метко сказал один из ваших коллег, если вас нужно арестовать или продлить вам срок содержания под стражей, то для этого суды работают, а если вам нужно защитить свои права, то, по сути, можете столкнуться с ситуацией, при которой суды не работают. Об этом вам практически прямым текстом так и говорят.

А.М.: Да, действительно, так оно и есть. Эта коллизия правовая сложилась с самого начала, потому что юристы не поняли, какие нерабочие дни имеет в виду Владимир Путин. У нас есть в законодательстве, в том числе в Трудовом кодексе и Гражданском кодексе, понятия «выходной день» и «нерабочий праздничный день». Понятия просто «нерабочий день» нигде в законодательных актах нет. 

В.: Да, мы об этом уже говорили, и сейчас предлагаю не об этом.

А.М.: Тогда давайте продолжим. Итак, ждали мы от документа немного другого, но положительный эффект от него все-таки есть. По крайней мере, появилась некоторая определенность, в том числе по вопросам привлечения лиц к административной ответственности за нарушение так называемого режима самоизоляции, о котором так много в последнее время говорят. К вопросу о юридической силе. В принципе, этот вопрос в теории права достаточно дискуссионный. В научных кругах продолжаются споры о том, являются ли такие разъяснения обязательными либо они носят лишь рекомендательный характер. Все-таки, это не постановление пленума Верховного суда, которое обязательно для всех судов, а лишь некий обзор судебной практики. Его суть в том, что некие судебные акты нижестоящими судами уже принимались, по определенным вопросам уже принимались определенные решения. И Верховный суд на своем уровне дает некие пояснения, анализирует правильность тех или иных решений, обращает внимание на то, что ему считается верным или неверным. 

В.: Но при этом если мнение Верховного суда не совпадет с мнением нижестоящего суда, это не означает отмены решения?

А.М.: Нет. Есть процессуальные способы обжалования этого решения в вышестоящих судах, которые могут обратить внимание на позицию, которая изложена в этом обзоре. И уже принятый судебный акт отменить. Может, но не обязан. 

В.: И если решение принимается после 21 апреля, когда вышли разъяснения, то суд городской, районный, областной, если до него дело дойдет, вправе сформулировать точку зрения в разрез этим разъяснениями?

А.М.: Я в этом очень сомневаюсь. Тем более, я уверен, вслед за обзор выйдет документ иной силы — постановление пленума Верховного суда, которым нижестоящие суды будут обязаны руководствоваться. Пока иного документа этого уровня на настоящий момент нет. 

В.: То есть, по сути, это такая подсказка судам, как действовать в этой ситуации?

А.М.: Да, но я хочу отметить, что я абсолютно не удивлюсь, если позже выйдет постановление пленума Верховного суда, которое будет содержать абсолютно иные ответы на те или иные вопросы. Мы видим: говорят одно — делают другое. Но пока нет другого, уверен, что нижестоящие суды будут руководствоваться тем, что мы имеем на сегодняшний момент. Надо сказать, что и судебной практики-то пока практически нет. Времени прошло не так уж много.

В.: Но протоколы выписываются, по ним выносятся решения…

А.М.: Выносятся, но как минимум это решение должно вступить в законную силу, пройти стадию апелляционного или кассационного обжалования. Убежден, что пока такого еще не случилось. 

В.: А вы уверены, что будет обжалование? Может, люди, получив решение суда, идут послушно платить?

А.М.: Может быть и такая ситуация.

В.: О ней я и предлагаю сейчас поговорить. Потому что обзор на самом деле — многостраничный документ. И охватывает не только административную практику, но и, например, экономические вопросы. Который день, например, обсуждается, что ВС отказался признать коронавирус обстоятельством непреодолимой силы. Но мы сейчас не об этом, а о статье 20.6.1 КоАП, которая, как можно понять, стала единственно возможной для привлечения к административной ответственности за нарушение самоизоляции. Это так? 

А.М: Это так, но не совсем. Необходимо понимать, что такое самоизоляция. Надо понимать, что именно ты нарушаешь, прежде чем говорить о статье 20.6.1. На самом деле есть же еще одна статья в КоАП — 6.3.

В.: Но она касается тех, кому предписано уйти на изоляцию по медицинским показаниям или прямым предписанием. Вот у меня приятель вернулся из Таиланда, и теперь у него вторая карантинная неделя пошла. Но если он сбежит из-под карантина, отвечать ему придется по статье 6.3 КоАП.

А.М.: Все верно, но до того, как разъяснения Верховного суда вышли, у нас в соседних регионах поголовно привлекали именно по 6.3, не принимая статью 20.6.1, хотя к тому времени она уже была и действовала. 

Предлагаю отделить мух и котлет. Статья 20.6.1 действует для здорового населения — то есть для лиц, которые, по смыслу рекомендаций Всемирной организации здравоохранения, не являются подозрительными как носителя вируса. Ниоткуда не приехали, с приехавшими не контактировали, не являются членами их семей. И не получали никаких официальных предписаний от органов Роспотребнадзора. То есть для подавляющего большинства граждан. Я знаю, что по 20.6.1 суды лихо привлекали нарушителей в Татарстане, который не пошел по пути Свердловской области и не стал вводить своей региональной нормы, касающейся самоизоляции и наказания на ее нарушение. 

В.: Об этом мой следующий вопрос. Не все регионы у нас имеют свои административные кодексы или, как их, наверное, правильнее называть, региональные законы об административных правонарушениях. И не в каждых этих региональных законах в апреле появилась норма, касающаяся как раз нарушений режима самоизоляции. Но регионов, которые нормы эти уже напринимали, достаточно много. И это довольно крупные, значимые регионы: Москва, Московская область, могу ошибаться — но, кажется, и Санкт-Петербург. И наша Свердловская область. Нам тут в некотором роде повезло оказаться в гуще событий и наблюдать, что называется, из первого ряда, понимая, что наша история — во многом модельная. Расскажите, как встретили эпидемию наши законодатели?

А.М.: С вашего позволения, я все же вернусь к статье 20.6.1 КоАП и расскажу, почему в принципе у правоприменительных органов возникли какие-то вопросы к ней, почему она не применялась во всех регионах одинаково. Потому что у меня как адвоката и у многих других практикующих юристов сложилось некоторое понимание, за что именно людей хотят привлекать к ответственности. То есть предусмотрена некоторая ответственность за нарушение неких обязательных правил поведения, которые действуют при режиме повышенной готовности либо режиме чрезвычайной ситуации. Режим есть, вопрос к правилам. Их правительство РФ утвердило 2 апреля. Но вся беда заключается в том, что в этих правилах поведения нет императивного предписания людям сидеть дома или, например, соблюдать социальную дистанцию.

В.: В правилах есть пункт, из которого следует, что граждане обязаны соблюдать указания должностных лиц в регионах, ответственных за предотвращение угрозы ЧС. И уже в этих указаниях есть и про самоизоляцию, и про другое.

А.М.: Вот в том-то и дело, что люди, которые придумывают законы, должны обладать определенным уровнем юридической техники. Мы с вами — простые люди. Мы не можем прийти и написать закон, потому что не обладаем должным уровнем юридической техники. Не понимаем, как такие законы пишутся и что с ними делать. Есть давно действующие разъяснения Верховного суда, которые говорят о том, что если некое лицо привлекается к ответственности, оно должно понимать, за что его привлекают. Ему должны открыть эти правила и указать конкретный пункт. 

В.: Это как с правилами дорожного движения.

А.М.: Совершенно верно. И здесь точно так же. Диспозиция статьи 20.6.1 отсылает к неким правилам, принятым правительством, а они, в свою очередь, тоже куда-то отсылают. Понимаете? И чтобы понять, за что же наказывают, нужно отрыть какой-то объем информации. Такого быть не должно.
 
Замечу, что в некоторых субъектах хотя бы были приняты региональные нормативные акты, которые так и назывались — правила поведения. И по крайней мере, ты понимаешь, что за нарушение этих правил может наступить ответственность. А, например, в Свердловской области вышел указ губернатора о режиме повышенной готовности. Слово «правила» в нем не фигурирует. Ну и как мы должны догадаться, что это именно те запреты, о которых идет речь в статье КоАП? Хотя бы Верховный суд сейчас разъяснил…

В.: Может, когда региональные законодатели принимали региональные законы об ответственности за нарушение таких указов, и была попытка сделать шаткую конструкцию менее шаткой?

А.М.: Попытка была, но попытка провалилась. Это сказал и Верховный суд. Потому что те регионы, которые пошли именно по такому пути, поспешив, выполнили условия известной поговорки. Вообще, у нас вопросы административного законодательства по Конституции относятся к совместному ведению Российской Федерации и регионов. Это значит, что регионы на своем уровне действительно могут принимать те самые региональные законы об административных правонарушениях. Субъектов много, везде своя специфика. На федеральном уровне охватить все эти нюансы практически невозможно.

В.: В конце концов, мы федерация. Предполагается, что мы союз равноправных субъектов.

А.М.: Да, но объять необъятное, к сожалению, невозможно, и поэтому субъектам дали право регулировать на своем уровне какую-то сферу правоотношений, актуальных только для этой территории. В том числе чтобы ускорить принятие какие-то решений, потому мы прекрасно понимаем, как долго и трудно рассматриваются законодательные инициативы регионов на федеральном уровне. Посыл законодателя был понятен, для чего все это придумывать. Но есть оговорка: те нормы, которые принимаются на региональном уровне, не должны вступать в противоречие с теми нормами, что есть на федеральном уровне. Закон регионального уровня не должен устанавливать ответственность, которая уже предусмотрена в федеральном законе — в данном случае, в КоАП РФ. Иначе нарушается основополагающий принцип равенства всех перед законом и судом.

В: И если это все-таки случилось, региональная норма признается дублирующей и не должна работать?

А.М.: Более того, она должна быть признана недействующей и отменена. Конечно, похоже на то, что, например, Свердловская область решила всех обхитрить и сформулировала норму так, что административная ответственность полагается за неисполнение не абстрактных правил, а конкретного указа, который принят, чтобы остановить распространение коронавирусной инфекции. Но опять же, в диспозиции нет понятной формулировки, что именно считать нарушением и, соответственно, за что будут штрафовать нарушителя. Диспозиция сформулирована абстрактно и отсылает нас искать ответы к какому-то указу. А я напомню, что указ губернатора, за нарушение которого предполагается взымать штрафы, получил уже 14 редакций. 

Ладно бы и санкции статей федерального и регионального закона были бы одинаковыми. Но тут еще и санкции разные, особенно для юридических лиц: в областном они выше, чем в КоАП РФ.

В.: Тогда еще раз: правильно ли я понимаю, что после 21 апреля все суды районного и федерального уровня, где и должны рассматриваться протоколы о нарушении самоизоляции на территории Свердловской области, Москвы, других субъектов, где действуют свои административные кодексы и где напринимали свои региональные нормы на этот счет, все равно должны рассматривать эти протоколы по статье 20.6.1?

А.М.: Должны. Это должно быть в правовом государстве. Как будет у нас, посмотрим через неделю-две. 

В.: А что прокуратура? Разве она не должна здесь протестовать?

А.М.: Вот и я о том же. Прокуратура, наверное, должна вынести протест с учетом тех разъяснений, который поступили от Верховного суда. Но на сегодня протеста этого нет. По крайней мере, я о нем не слышал. Есть другой вариант — когда та власть, которая приняла спорное решение, его же отменит. Но свердловские депутаты, например, ушли на каникулы. Отменять некому. Есть третий вариант — после протеста прокурор идет в суд, раз этот протест никто не исполняет. Но есть и вариант, когда норму начнет оспаривать любой пострадавший от нее гражданин. Или пострадавшее юридическое лицо. Они тоже могут пойти с этим в суд.

В.: Хотите сказать, что вы — тот самый пострадавший гражданин?

А.М.: Я пока не пострадал. Нужен именно тот, кого по этой норме уже привлекли к ответственности. Но тут есть еще одна проблема: Верховный суд ничего не сказал, что делать с теми делами, которые уже были рассмотрены по региональным законам. Хотя, конечно, Верховный суд не мог не знать, что в регионах напринимали такие нормы. И тогда вопрос — что будет с теми протоколами, которые уже выписаны. Мы знаем, что отступать власть не любит и может пытаться и далее всеми правдами и неправдами доказывать состоятельность своей позиции. Но мы прекрасно с вами понимаем, что даже если местные суды пойдут на поводу у региональных властей, многие дела дойдут до Верховного суда, который в подтверждение своей позиции должен будет все эти решения поотменять.  

В.: Если я приду в районный или городской суд с постановлением мирового суда, который привлек меня к ответственности по региональной норме, какого решения мне стоит ожидать?

А.М.: Суд должен отменить это постановление и прекратить производство по делу. 

В: И тогда я освобождаюсь от наказания?

А.М.: Да.

В.: А если я уже заплатил штраф?

А.М.: Если вы заплатили штраф, это не препятствует обжалованию, но вот вернуть эти деньги вряд ли уже получится. Потому что таковы общие принципы административного законодательства, а именно принцип действия закона во времени. Из этого следует, что при обжаловании тот человек, который уже заплатил штраф, попадает в менее выгодное положение, чем тот, кто этот штраф еще не заплатил. Я, безусловно, не могу призывать не спешить платить штрафы, выписанные по региональным законам, но тут вопрос прост: хочет ли человек сохранить свои деньги и бороться за свои права? 

Но мы не можем исключать и другой поворот, когда власть покажет зубы и, отменив постановление, вынесенное в соответствии с региональной статьей, тут же примет решение по протоколу по статье 20.6.1. А это для граждан гораздо более значительный размер штрафа, как показывает практика: вместо 4 тыс. рублей, которые предусмотрены законом Свердловской области, речь идет о 15 тысячах по федеральному КоАП. А вообще, санкция статьи — до 30 тысяч. 

Я убежден, что 99% граждан не пойдут оспаривать. На это, думаю, и расчет. Но с юридическими лицами совсем другая история.

В.: Потому что там совсем другая цена вопроса?

А.М.: Конечно, если по статье 20.6.1 минимальная планка — 100 тыс. рублей, а максимальная — 300 тысяч, то по закону Свердловской области — это 500 тысяч минимальная и 1 млн максимальная. Не сомневаюсь, что найдется огромное количество предпринимателей, которые начнут оспаривать. И будут правы. 

В.: Наверное, надо исходить из того, что режим самоизоляции в ближайшее время никуда не денется. Более того, есть все основания полагать, что его нам еще и дополнительно усложнят: не зря же, наверное, заговорили о распространении пропускной системы, который уже действует в Москве и Подмосковье, на территорию если не всей России, то по крайней мере на значительную ее часть. Как юрист, адвокат, что вы посоветуете? Как людям максимально обезопасить себя от угрозы штрафных санкций? 

А.М.: Я не ковид-диссидент и призывать к нарушению режима самоизоляции не буду. Но что можно посоветовать — это представлять, что можно ответить полицейскому, если он тебя остановит.

В.: И что ответить?

А. М.: Не надо рассказывать ему, что вы обладаете конституционными правами, которые может ограничить только президент. Вы по-своему правы, но на полицейского это вряд ли произведет впечатление. У них есть «палочная» система, и полицейские делают то, что им говорят: сказали принести 100 протоколов — они принесут. Нужно просто объяснить ему свое «законное» основание нахождения на улицу. Для этого нужна знать, что сейчас запрещено, а что разрешено. 

В.: Сформулирую вопрос по-другому. Если я взял электросамокат и поехал по городу, а меня остановили, что я отвечаю полицейским? 

А.М.: В парикмахерскую еду. Хочу постричься. Или еду из парикмахерской. Или еду на работу, которая не запрещена. Или с этой работы еду. В любом случае не надо вступать в откровенные конфликты. Если вы понимаете, что не работают ваши аргументы, составляют протокол, под ним пишите «С протоколом не согласен, направлялся к месту осуществления деятельности, которая не ограничена указом губернатора». Не забудьте указать, в какое именно место, и если это парикмахерская, так и пишите. И далее, конечно, лучше обратиться к квалифицированному юристу. Обидно заплатить штраф ни за что. 

В.: Что ж, спасибо, Антон, вам за эту беседу, за ваши пояснения. Конечно, и в завершении я это снова, пожалуй, повторю, тема карантинного права находится в развитии, постоянно, практически каждый день, приходят новые вводные. Но пока фиксируемся на этом и наблюдаем дальше за законотворческой, но главное, за правоприменительной практикой. Еще раз спасибо. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.