«Запах стоял страшный, трупный, формалин же везде…»

Инвалид, преподаватель Южно-Уральского медуниверситета, рассказал, как его выживали с работы

сайт ЮУГМУ

В Челябинске бывший преподаватель Южно-Уральского государственного медицинского университета, врач-педиатр, кандидат медицинских наук Борис Хуторян подал в заявление в следственный комитет, требуя возбудить уголовное дело на руководство и сотрудников вуза. Борис Михайлович — инвалид-опорник и, по его словам, в течение пяти лет его планомерно выживали с работы, создавая невыносимые условия труда. Одной из причин  явилось то, что он обычно на работу  и  с работы проходил на кафедру анатомии по коридору патологоанатомического отделения 1-го этажа морфокорпуса, а соответственно, по мнению сотрудников этого отделения,  в этот момент он мог видеть то, что ему видеть было не нужно, очевидно сотрудникам отделения было, что скрывать. 

Борис Хуторян с детства ходит с палочкой из-за травматического поражения ЦНС — спастического парапареза нижних конечностей. У него инвалидность третьей группы. Но это не помешало ему 12 лет отработать врачом-педиатром и 18 лет в Южно-Уральском медуниверситете — преподавателем, а затем старшим преподавателем предмета «Нормальная анатомия». Он имеет степень кандидата медицинских наук.

«Все было хорошо до конца 2012 года.  Я проводил занятия  на четвертом этаже кафедры нормальной анатомии в специально оборудованной учебной комнате, ассистентская у меня была на пятом этаже, — рассказал Znak.com Борис Хуторян. — На тот момент за 15 лет работы в вузе у меня сформировался стереотип движения, исключающий для меня случайные и экстремальные ситуации, это обеспечивало мне комфортность и безопасность передвижения, а также позволяло точно рассчитать время, поэтому я ни разу не опоздал на занятия, на работу приезжал на своей машине в начале седьмого утра, хотя практические занятия начинаются в девять. Мой обычный маршрут лежал через холл первого этажа морфологического корпуса до двери „черной“ лестницы. По ней я и поднимался потихоньку к себе. Центральным ходом не пользовался, так как по нему идет слишком большой поток. На первом этаже находится патологоанатомическое отделение.Мой проход по коридору этого отделения очень раздражал сотрудников. Очевидно, что „лишние глаза“ были не нужны, заведующая отделением стала давать указания закрывать передо мной двери и не пропускать меня. Первый раз это случилось в ноябре  2012 года».

Из-за погоды в тот день подошвы сапог и наконечник палочки Бориса Хуторяна намокли, а пол морфологического корпуса цементный и отшлифованный. Он приехал как обычно в 6:20 утра. Для большей устойчивости в свободную руку взял в качестве дополнительной опоры стул. Он всегда так делал в подобных ситуациях. Борис Михайлович понял, что это вызвало у сотрудников отделения раздражение и откровенную неприязнь. Санитарка и лаборантка закрыли перед ним дверь, ссылаясь на приказ   зав. отделением. Другие сотрудники вуза, родные умерших, пациенты за результатами гистологии и другие посетители ходили через отделение совершенно свободно. Патологоанатомы, по словам Хуторяна, прямо в рабочих халатах ходили в туалет, расположенный в другом конце корпуса. И это никого не смущало. Приказ ректора, реально запрещающий такие хождения был выпущен уже после инцидента с преподавателем, хотя датирован 30 ноября 2012 года. При этом приказ не выполним, так как отделение полностью не изолировано.

 «Приказ изготовлен с целью сокрытия дискриминации по отношению ко мне со стороны сотрудников  отделения. В тот день я простоял на ногах под дверью больше трех часов, пытаясь убедить открыть дверь, чтобы мне было можно быстрее попасть на занятия. Возвращаться к центральной лестнице, а потом пройти через весь коридор и подняться на четвертый этаж у меня уже просто не было сил. После инцидента я был вынужден уйти на больничный», — говорит Борис Хуторян.

Преподаватель написал жалобу ректору Илье Долгушину, чтобы решить проблему и обеспечить ему свободный доступ к рабочему месту. Но вместо этого преподавателя пересадили с четвертого на первый этаж — вроде как для его же блага. Только вот помещение, комната № 107,  ранее использовалась как склад для мебели отделения патанатомии, а не как учебная комната для проведения занятий по нормальной анатомии.

«Там не было никаких условий: секционного стола, оборудованного канализационным стоком, подачей воды на секционный стол для работы с трупным материалом, фиксированном в формалине, — говорит Борис Хуторян. — Занятия по анатомии проходили следующим образом:  я ставил 2 стула, на них поднос с органами. Запах в  учебной комнате стоял резкий, специфический, формалин же везде,  вентиляция отсутствовала.  Вот и получается — я там находился с самого утра и до окончания занятий. Дышал всем этим — ядом. Причем с 2012 по 2015 год никто не проводил обязательные замеры концентрации формальдегида в воздухе учебной комнаты с целью установления ее концентрации. Подниматься на кафедру анатомии на пятый этаж и потом снова идти вниз я бы не смог, да и времени не хватило бы — на подъем уходит не меньше 40 минут. Таким образом, меня не только лишили нормальных условий труда, но и изолировали от кафедры, лишив возможности полноценно заниматься научной деятельностью».

Контакт с парами формальдегида в течение всего дня, считает Борис Хуторян, нанесли его здоровью непоправимый вред.  Преподаватель, ранее никогда не  болевший  и не имеющий больничных листов, стал буквально чахнуть. Причем у него ухудшился именно неврологический статус. Большую часть 2015 года Хуторян провел на больничном и в отпуске без содержания, пережив в том числе гипертонический криз.

До 2015 года аттестацию комнаты № 107 никто не проводил вообще, а в апреле 2015 года при проведении специальной оценки условий труда (далее СОУТ) на кафедре нормальной анатомии руководством кафедры и комиссией университета комната вообще не была заявлена для проведения спецоценки и передачи данных в Роструд.  То есть, скорее всего, комиссия по СОУТ ЮУГМУ, председатель Волчегорский И.А., намерено не показала  проверяющей организации — ООО «Уралэкопромбезопасность», комнату 107, так как  она  не отвечала  требованиям, предъявляемым к проведению учебных занятий по нормальной анатомии.  Все  замеры формальдегида по СОУТ были проведены в «основных» учебных помещениях кафедры анатомии на четвертом этаже. 

«Ну, а потом, чтобы дело не всплыло, меня решили просто убрать. 18 января 2016 года заведующая отделом кадров ЮУГМУ Казакова и начальник управления организационно-правовой работы Кириллова отказались принимать мои документы на конкурс для участия в выборах на соискание должности старшего преподавателя кафедры нормальной анатомии ЮУГМУ и для продления моего контракта, тем самым нарушив мое право избираться и быть избранным. У моей сестры, имеющей генеральную доверенность, документы приняты не были. Казакова и Кириллова  выдвигали требования моего личного присутствия при подаче документов на конкурс, тем самым они вынудили меня приехать в университет. В этот период времени я находился на больничном по поводу гипертонического криза в остром периоде с явлениями нарушения мозгового кровообращения. Они знали, что у меня есть III группа инвалидности, соответственно, мое передвижение затруднено.  Поездка в университет в таком состоянии вызвала у меня физические и нравственные страдания, поскольку я врач и понимал, что физическая нагрузка при гипертоническом кризе может закончиться летальным исходом. Но если бы я не поехал в университет, а документы у моей сестры не принимали, то в срок я бы их не сдал и не был бы допущен к конкурсу, на что и рассчитывало руководство университета», — вспоминает Борис Хуторян.

Документы он сдал, на конкурс прибыл, но выбрали не его, а преподавателя, в характеристике которого указали наличие степени кандидата медмцинских наук, тогда как в характеристике Хуторяна этого не сделали. В результате Бориса Хуторяна уволили в 2016 году, но не как не прошедшего конкурс, а в связи с истечением срока действия контракта.

Хуторян начал судиться с вузом. Восстановиться на работе и доказать, что велась его дискриминация, в суде он не смог, но зато доказал, что его рабочее место незаконно не аттестовали. Решение об этом в июне 2019 года принял Челябинский облсуд, отменив отказное постановление суда Центрального района.

«Последние годы моей работы в вузе меня планомерно изводили, чтобы я сломался либо психологически, либо физически. Мне специально и осознанно создавали препятствия и затруднения для работы и доступа к рабочему месту, что привело к непродлению со мной контракта и последующему увольнению. Я бился долго, бился с тем, что они предоставляли в суд ложные документы, что суды откровенно измывались. В этом вузе не работают не только законы по защите прав инвалидов, но и открыто нарушаются гражданские права человека и велась дискриминация меня как представителя определенной социальной группы», — говорит Борис Хуторян.

В результате сейчас Борис Хуторян направил заявление в следственный комитет, требуя привлечь руководство вуза к уголовной ответственности.

«С 2012 по 2015 год представители администрации Южно-Уральского государственного медицинского университета, на которых возложена обязанность по охране труда, нарушили данные правила, незаконно переведя Хуторяна для осуществления трудовых обязанностей в комнату № 107, ранее принадлежащую кафедре патологической анатомии и не предназначенную для проведения практических занятий по предмету „Нормальная анатомия“, не соответствующую санитарно-эпидемиологическим требованиям для работы с влажными препаратами — трупным материалом, фиксированном в формалине. Это привело к ухудшению его здоровья и стойкой утрате трудоспособности и может квалифицироваться как последствия, причинившие тяжкий вред, — говорит представитель преподавателя Дмитрий Кривошеев. — Таким образом, в действиях вышеуказанных лиц усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 143 УК РФ — нарушение правил охраны труда, совершенное лицом, на которое возложена обязанность по их соблюдению, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека».

Кроме того, адвокат считает, что руководство вуза должно быть привлечено к ответственности по статье 136 УК РФ («Совершение действий и бездействий, выразившихся в нарушении равенства прав человека и гражданина») за систематическое унижение преподавателя и его дискриминацию.  

Также представитель Хуторяна считает, что администрация Южно-Уральского государственного медицинского университета в лице ректора, заведующего кафедрой и подчиненных им сотрудников сфальсифицировали ряд документов, которые предоставили в Центральный районный суд Челябинска в качестве доказательств по гражданскому делу. Таким образом, в действиях вышеуказанных лиц усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 303 УК РФ («Фальсификация доказательств»).

Сейчас по заявлению Хуторяна проводится доследственная проверка в следственном отделе по Центральному району Челябинска СУ СКР области. 

В медуниверситете на запрос Znak.com ответили, что трудовой договор с Борисом Хуторяном расторгнут в связи с истечением срока действия и неизбранием Хуторяна по конкурсу на замещение должности. «Препятствий для осуществления трудовой деятельности лицам с ограниченными возможностями в университете не создается, — говорится в ответе на запрос. — Информацией о заявлении в СУ СКР университет не располагает».

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно