Карантинные выплаты на 23 млн детей — это стоимость Крымского моста

Экономический географ Наталья Зубаревич — о перспективах выхода из нового кризиса

Александр Полозов

Глубину коронакризиса и возможности быстрого восстановления экономики и доходов россиян сегодня практически невозможно оценить, поскольку неизвестно, придет ли в Россию вторая волна пандемии и какой силы она окажется. Вместе с тем уже понятно, что кризис ударит не только по крупнейшим городам, где сконцентрирован лишенный возможности работать сектор рыночных услуг, но и по некоторым промышленным центрам. Кому придется особенно нелегко и адекватны ли действия власти по смягчению удара, оценила профессор кафедры экономической и социальной географии Московского университета Наталья Зубаревич. В прямом эфире YouTube-канала «Новой газеты» она ответила на вопросы заместителя главного редактора издания Андрея Липского и других участников стрима.

«Медленно, вяло и больно»

Масштабы нового кризиса характеризуют статданные об исполнении региональных бюджетов, которые появились на сайте Федеральной налоговой службы, говорит Зубаревич. Из них следует, что поступления по налогу на доходы физических лиц (подоходный налог, или НДФЛ) по стране в целом сократились сразу на 18%. Налог платят работодатели с доходов 43-44 млн россиян, официально занятых в экономике. Сокращение отчислений по налогу говорит, в том числе, что значительная доля наемных работников потеряла в доходах.

Мишустин: ослабление карантинного режима в регионах не дает роста новых случаев COVID-19

«Самый адекватный, с моей точки зрения, прогноз о состоянии доходов населения — минус 7% за год, самый позитивный — минус 5% за год. А у нас и так доходы с 2015 по 2018 годы падали — минус 7% к уровню 2014 года. Так что, не выползая из предыдущего кризиса, мы влетаем в новый», — снова констатировала собеседница «Новой».
 
Как и ранее, Наталья Зубаревич считает происходящее «идеальным штормом». Кризис обусловлен не только коронавирусом. Нефтегазовые доходы, которые минимум наполовину наполняли федеральный бюджет, упали еще до пандемии. Надежд на то, что нефть взлетит снова, — никаких, уверена Зубаревич. Дай бог, если «бочка» будет стоить хотя бы $40.
 

Восстановление может начаться уже осенью, но это будет «медленно, вяло и больно». И этот прогноз не учитывает такой неопределенный фактор, как вторая волна пандемии. Наталья Зубаревич согласна с теми, кто опасается чересчур быстрого (хотя и вполне объяснимого) снятия карантинных ограничений в регионах.

Затормозить восстановление может и стремительное накопление россиянами долгов — прежде всего по оплате услуг ЖКХ. В апреле расходы на платные услуги сократились сразу на 38%. Во многом это связано с тем, что карантин сделал эти услуги, включая транспортные, почти недоступными. Но львиную долю в этой строке всегда занимала оплата жилищно-коммунальных услуг. Недополученные доходы ресурсоснабжающих организаций уже перевалили за ₽200 млрд. Потребители услышали, что пока можно не платить и коммунальных благ тебя не лишат. Но, напомнила Зубаревич, мораторий действует до 1 января 2021 года, после чего должникам предъявят всю просрочку со всеми штрафами. Можно представить, каким для многих это будет удар…

Яромир Романов / Znak.com

Малый и средний, но не только…

Наталья Зубаревич снова назвала коронакризис кризисом больших городов. Их экономику и сам образ жизни давно определяет малый и средний бизнес, освоивший различные рынки сервисных услуг. Возвращаясь к статистике сокращения поступлений от НДФЛ — в Москве эти поступления сократились на 24%, в Санкт-Петербурге — на 23%, что серьезнее общероссийского фона.

Но уже в мае хуже себя почувствовала и промышленность, которой и в апреле пришлось сократить объемы на 9% к марту и на 7% — к апрелю 2019 года. В мае этот показатель падения составил уже 10%. Спрос подсел, в том числе глобальный — на то, что мы вывозим, пояснила эксперт. Маркером выступает налог на прибыль, который в основном платят промышленные предприятия. В апреле поступления от него сократились почти на 29%.

Хуже всего дела в автопроме, где двукратное сокращение. Отрасль чутко реагирует на снижение платежеспособного спроса, поэтому проблемы там начались с августа. 

Очень нехорошо стали чувствовать себя металлурги, продолжает Зубаревич. Сильного снижения производства в металлургии пока нет, но начинает сказываться именно падение глобального спроса.

Кроме того, сильно просела стройка, которая потребляет половину производимого металла. За январь–апрель объемы жилищного строительства в России упали на 10%, и пока эту тенденцию не в состоянии переломить даже антикризисная льготная ипотека, отмечает Наталья Зубаревич. Будут нарастать проблемы у российских угольщиков. Цены на их продукцию сильно упали, некоторые предприятия уже работают в минус. Их рынок сжимается давно: Европа отказывается от угольных станций, а перевозки сырья в Азию затруднены нехваткой пропускной способности Транссиба. 

В то же время пока нельзя говорить о тотальном промышленном кризисе, подчеркивает Зубаревич, есть только спад, причем не во всех отраслях и подотраслях. Производство минеральных удобрений чувствует себя нормально, как и химическая промышленность. Относительно хорошо в сельском хозяйстве и пищепроме. Общий прогноз спада ВВП по итогам 2020 года, который дают Минэконом и Центробанк, — 5%. Проблему на будущее создаст сокращение инвестиций, но его предварительно можно будет подсчитать лишь в августе.

Яромир Романов / Znak.com

По пути легкого администрирования

Тяжело будет всем и везде, уверена эксперт. Относительно благополучно неблагоприятный период проживут бюджетники (если им не придется столкнуться с сокращениями) и пенсионеры (многим придется вспомнить время, когда пенсия старшего поколения становилась едва ли не единственным источником дохода всей семьи). 

В самой худшей ситуации оказались неформально занятые — таких по стране 15 млн и они везде. Государство им не стало помогать. Те, кто окажутся ближе к земле, — жители малых городов и сел, — по привычке начнут спасаться подсобным хозяйством. Рассчитывать на широкую официальную занятость в сельском хозяйстве теперь не приходится. Отрасль давно перестала быть трудоемкой и теперь дает работу не более 20% живущих в сельской местности. 

В городах покрупнее промышленные предприятия пошли по проторенному пути неполной занятости. Это не закрытие и не массовое увольнение, но многим живущим в средних городах уже пришлось смириться с потерей части заработка.

Но в целом по стране будет большой подъем безработицы, констатирует Наталья Зубаревич. В силу применяемой методики безработица в России измеряется трудно, но даже по зарегистрированной безработице данные на середину июня говорят о росте в 3,5 раза. Люди пошли получать пособия, которые правительство с более чем месячным опозданием решилось увеличить. Некоторое время оно поможет выжить 2,5 млн человек.

Наталья Зубаревич назвала «нереальным» предложение раздать по 20 тыс. рублей каждому россиянину (инициатива Алексея Навального собрала сотни тысяч подписей в свою поддержку). Это сразу растрата больше половины Фонда национального благосостояния (ФНБ), но непонятно, как тогда закрывать уже сейчас образовавшиеся бюджетные дыры, и это без учета пресловутой второй волны. 

«По оценкам „Вышки“ (Высшая школа экономики — Прим. Znak.com), недобор Пенсионного фонда — ₽800 млрд, налогов в региональные бюджеты — 1,3 трлн, недобор федерального бюджета — почти ₽2 трлн. У нас есть еще Фонд обязательного медицинского страхования, Фонд социального страхования и далее по списку. Если все сложить — получится от 5 до 8 трлн рублей при размере ФНБ в ₽10-12 трлн», — отмечает Зубаревич.

Но, пойдя по пути «таргетирования и легкого администрирования», а не «вертолетной» раздачи, правительство все же оказалось «избыточно» бережливым, убеждена профессор.

«Что легче всего администрировать? У нас везде есть реестры детей. Кроме того, раздать детям — проще всего, потому что не спрашивается подтверждение доходов. И мы знаем, что главный фактор бедности — это не регион проживания, а нагрузка детьми. То есть когда вы раздали детям, вы все-таки таргетированно, прицельно поддержали бедных. Но один вопрос — почему один раз, если люди сидели взаперти больше двух месяцев? Надо было дать хотя бы два раза. Потраченная сумма — кажется, ₽350 млрд. Это стоимость Крымского моста. А на другой чаше весов — 23 млн детей…», — высказалась Зубаревич.

Аналогично расширенная помощь безработным вкупе с мучительно выделенной помощью индивидуальным предпринимателям, потерявшим доход, тянет на немногим больше ₽250 млрд. Самой провальной эксперт считает поддержку малого и среднего бизнеса. Хорошо, что снизили до 15% выплаты в страховые фонды, но это надо было сделать и до пандемии, убеждена Наталья Зубаревич. При этом аренду простили только тем, кто арендует напрямую у государства, хотя известно, что, например, в Москве в основном арендуют не у городской власти. Стоит ли удивляться, что, по подсчетам «Деловой России», те или иные формы поддержки получили не более 10% субъектов малого и среднего бизнеса.

«В целом отношение государства к малому и среднему бизнесу сейчас как у советских генералов — „бабы новых нарожают“. А то, что у людей закрылось дело, оказались поломаны жизни, потому что государство не дало работать в карантин, — ну… новых нарожают», — сожалеет эксперт.  

Яромир Романов / Znak.com

«Чистое жлобство федерального центра»

Еще одна боль — вопрос поддержки регионов. Если у федералов есть ФНБ, то у властей субъектов такого инструмента нет. А они потеряют в этом году в среднем 10% своих бюджетов. Только в апреле региональные бюджеты вместе потеряли ₽350-360 млрд. Спокойно это переживет Москва: в апреле столица недосчиталась ₽70 млрд, но на одном лишь закрытии работ по благоустройству в этом году город сэкономит ₽300 млрд. У остальных будут дыры, поскольку никакой внятной помощи им до сих не предложено, считает эксперт. 

Сенаторы предложили перевести офисы госкомпаний в регионы: это спасет бюджеты и занятость

«Да, дали им 200 млрд в апреле на срочные нужды. В мае дали еще 100 млрд. И в плане [премьер-министра Михаила] Мишустина — еще 350 млрд. Итого — 650 млрд при прогнозируемом провале в 1,3 трлн! Здесь, конечно, чистое жлобство федерального центра: крутитесь, режьте расходы и при этом выполняйте нацпроекты», — возмущена Наталья Зубаревич. 

По ее словам, аналогичной была ситуация с зарплатными указами президента (майские указы 2012 года — Прим. Znak.com), когда три года подряд регионам вообще не добавляли трансфертов, но требовали выполнение целевых показателей. 

Результат всем известен: регионы пошли на сокращение тех, кому надо было платить зарплату, особенно в медицинской сфере…

Зубаревич смущает и другой момент. Когда в мае распределялись дотации, девяти регионам выпадающие доходы закрыли полностью, даже сверх потерь; 22 субъектам закрыли от 50 до 70%; еще порядка 20 субъектам — треть и меньше. А 13 субъектам не дали ничего.  

«Я принципа не понимаю. Да, есть богатые регионы, у которых есть жировая прослойка. Да, есть шесть сверхдотационных субъектов, которые и так получают помощь. А как помогали остальным — для меня загадка природы. Подозреваю, что это вопрос каких-то договоренностей, причем это может быть лоббизм не обязательно со стороны самих регионов, а, например, со стороны работающих там компаний», — предположила Наталья Зубаревич.  



Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.