В плену у бюрократии

Гражданин Казахстана: год взаперти ни за что, власти не могут решить вопрос о депортации

Целый год гражданин Казахстана Михаил Суворов находится в Центре временного содержания в Гулькевичском районе Краснодарского края. Из-за неповоротливой бюрократической машины обоих государств Суворов, которого должны были отправить на родину много месяцев назад, пишет письма во всевозможные инстанции России и Казахстана, а ведомства, будто играя с ним, отвечают отписками и «отфутболивают» друг к другу. 

Михаил Суворов

Михаил Суворов потерял документы, удостоверяющие личность. В конце июня 2019 года суд принял решение о назначении ему штрафа в 2 тыс. рублей и административном выдворении на родину, в Казахстан. Де факто же его лишили свободы на целый год. «Меня поместили в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ). Сотрудники учреждения мне сразу сказали, что процедура долгая, может занять порядка 90 дней. Тогда мне показалось, что это долго. Я еще не знал, что застряну здесь на год», — говорит Михаил. 

Через три месяца ничего не произошло, лишь выяснилось, что в рамках соглашения между Россией и Казахстаном для граждан, утерявших документы, предусмотрена процедура реадмиссии (аналог принудительного выдворения). «Меня стали "кормить завтраками". В декабре сказали, что "еще две недели максимум", что к Новому году я буду дома, но этого не произошло. Тогда я стал писать обращения в различные инстанции, в том числе обратился в посольство Казахстана в Москве. Там сказали, что еще 9 сентября готовы были меня принять, если бы я заявил о своем желании добровольно и за свой счет пересечь границу. Но в ЦВСИГе мне даже не рассказали, что есть такая опция», — рассказывает Михаил. 

Еще несколько месяцев тянулось ожидание документа, необходимого для пересечения границы — власти Казахстана прислали Суворову Свидетельство о возвращении на родину (СНВ) в марте 2020 года. «В марте в ЦВСИГ поступило мое СНВ сроком действия до 6 августа 2020 года. Оно было передано на исполнение замначальника учреждения. 14 марта им было отправлено уведомление в ГУ МВД по вопросам миграции в Москве, и я был уведомлен им о своей отправке ориентировочно 10 апреля», — рассказывает Суворов. 

По его словам, 9 апреля был отправлен этап в Казахстан, на него Михаил почему-то не попал. Потом дата сдвинулась на 16 апреля, но и тогда ничего не произошло. «Я обратился к начальнику ЦВСИГ. Он пообещал мне, что отправка моя состоится 5 мая с 15 до 20 часов. Меня должны были привезти на погранзаставу в Караозек. 4 мая я узнал, что поездка откладывается. Попал к нему на прием. Он мне показал фото копий документов, где говорится, что ситуация с коронавирусом не позволяет пересечь границу. Однако я созвонился с посольством Казахстана и даже позвонил на пограничный пункт. Они мне заявили, что никаких препятствий для моей высылки нет», — говорит Суворов. 

С тех пор Михаил написал не один десяток обращений в различные ведомства. Казахстанские отвечают, что процесс затягивает российская сторона, а российские — что вина за это лежит на казахстанской стороне. «Пишут, что границы закрыты, однако в приказе президента [Касым-Жомарта] Токаева говорится, что запрет на въезд не распространяется на граждан, ранее выехавших и желающих вернуться на родину», — объясняет Суворов. 

«Ситуация просто возмутительная, и я, к сожалению, стал ее заложником. Я готов за свои средства уехать, но эта бюрократическая возня на ровном месте не дает мне это сделать. Я обратился уже и в Совет по правам человека при президенте, но дело не двигается с мертвой точки, — возмущается Михаил.

— Самое обидное, что уже много раз было так: назначают дату, кажется, что все сдвинулось с мертвой точки, но тут же приходит какая-то новая бумага, которая убивает мою надежду». 

К документам, которые получал Суворов, действительно есть вопросы. Например, в ответе из ГУ МВД по Краснодарскому краю, датированном 18 мая 2020 года, ссылаются на отсутствие возможности провести процедуру реадмиссии «в связи с тем, что на территории Республики Казахстан объявлено чрезвычайное положение» из-за распространения коронавируса, однако еще 11 мая этот режим был снят

Наконец, Суворов получил ответ из пограничной службы Комитета Национальной безопасности Казахстана, в котором говорится, что ему разрешен въезд в республику по СНВ. 

За комментарием мы обратились в пресс-службу ГУ МВД по Краснодарскому краю. Там Znak.com сообщили: «В соответствии с Порядком пересечения Государственной границы Республики Казахстан с 11 мая на период карантинных ограничений, граждане, подлежащие реадмиссии, в категорию лиц, имеющих право пересечения Государственной границы Республики Казахстан, не входят. Таким образом, в настоящее время осуществить процедуру реадмиссии в отношении интересующего вас гражданина не представляется возможным, — говорится в ответе пресс-службы — Информация об отсутствии возможности исполнить процедуру реадмиссии направлена в Гулькевичский районный отдел судебных приставов УФССП по Краснодарскому краю для осуществления процедуры административного выдворения». 

«Получается, что мои материалы теперь отфутболили в новое ведомство. Снова появилась надежда, но я уже знаю, какой призрачной она может оказаться, поэтому и обращаюсь к журналистам — меня уже целый год держат взаперти ни за что. Надеюсь, что общественный резонанс и огласка помогут и российским и казахстанским чиновникам решить уже мой вопрос», — говорит Суворов. Если же и это не сработает, Михаил намерен обратиться в прокуратуру. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.