«Бары могут закрыться даже не из-за нашего закона, а из-за антиковидных требований»

Znak.com поговорил с автором законопроекта, который может убить авторские бары в Санкт-Петербурге

Петербургский парламент 8 июля принял в третьем, окончательном, чтении законопроект о запрете продавать алкоголь в точках общепита с площадью зала обслуживания менее 50 квадратных метров. Таким образом автор законопроекта Денис Четырбок хотел побороться с магазинами-наливайками, которые продают алкоголь в ночное время, обходя городской запрет. Однако, как считают владельцы баров и ресторанов, единоросс в итоге поставил крест на десятках, если не сотнях заведений города, которые под такое определение не подходят. Znak.com поговорил с автором законопроекта о том, что он имел в виду и что в итоге вышло из его инициативы. 

"ВКонтакте" Дениса Четырбока

— Сейчас в Сети набирает обороты петиция против закона о запрете продажи алкоголя в помещениях площадью меньше 50 метров (к моменту публикации ее подписали почти 10 тысяч человек). Ее авторы говорят, что документ ударит по бизнесу авторских баров и небольшим ресторанам. Целью законопроекта ведь не был запрет именно этих заведений?

— Нет, конечно, это абсурд. Я хотел бы обратиться к этим товарищам, которые стали волну поднимать. Во-первых, где они были раньше? Законопроект слушается уже полтора года. Изначально речь шла даже не о 50 метрах, а о 100 метрах квадратных. Ни в коем случае мы не пытаемся убить авторские бары. Наш законопроект на это не направлен. Я давно призываю обращенцев провести простой эксперимент: отправиться на улицу Рубинштейна, посчитать, сколько там баров и ресторанов и сколько из них попадут под запрет. Никто не изъявил никакого желания это сделать. Из частных разговоров с такими рестораторами называется цифра 70-80. Но тут есть другая проблема: ведь очень много таких мест находится во дворах. Эти дворовые заведения вызывают недовольство у самих рестораторов и владельцев баров, которые располагаются на магистральной части Рубинштейна. 

— Но у нас есть не только улица Рубинштейна, есть улицы Некрасова, Маяковского, известны авторские бары на Петроградской стороне, заведения в лофт-проектах. 

— Хорошо, давайте тогда конкретику. Пока ее нет. Сами предприниматели, которые подписывали обращение, говорили мне, что их заведения под запрет не подпадают, а они подписывают петицию из корпоративной этики и солидарности. 

Я ведь в своей законотворческой деятельности продвигаю неформальный Петербург: легализацию экскурсий по крышам, граффити, занимаюсь вопросом законности уличных музыкантов. Я не против авторских баров, но должно быть четкое разделение разливух и тех мест, на которые жалуются люди, которые не организованы в соответствии с нормами и правилами по залам обслуживания. 

Надо еще определиться, как владельцы баров считают площадь залов обслуживания, включают туда коридор, например, или нет. В законе просто написано «зал обслуживания», то есть это все то, что используется для свободного доступа посетителей и получения ими услуг общественного питания. Коридор тоже надо считать в этот метраж. Если барная стойка расположена там, где есть посадочные места, то и ее площадь надо посчитать, ведь она используется для подачи напитков. 

Бар «Хроники»

— Во время подготовки законопроекта вы просчитывали, на какие заведения может повлиять этот запрет? Вы как законодатели должны были просчитать последствия, в том числе и посчитать авторские бары. 

— Что значит «авторский бар»? Обычную наливайку тоже можно посчитать авторским баром. 

— Почему тогда критерий — это площадь? 

— Потому что это единственное, что нам дал федеральный законодатель. В изначальном тексте федерального законопроекта было больше критериев, на которые могут влиять власти регионов: и география заведения, и количество жильцов в домах, где работает бар или ресторан, и многое другое. Но в итоге осталась только площадь, и мы можем влиять только на это. 

— Эксперты говорят о том, что может закрыться до 500 баров в Петербурге. 

— Это мнение ничем не обосновано, никакими расчетами. Я слышал разные цифры: и 100, и 150, и 300, и 600. Но даже в нашем комитете, который выдает лицензии на торговлю алкоголем в общепите, нет такой базы. Мы запрашивали такую информацию. 

— Если закроется не 600, а 100 или 10, это ведь все равно удар по малому бизнесу, особенно в период пандемии. 

— Хочу напомнить, когда бары откроются, внутри будет предусмотрена определенная социальная дистанция. Рестораны и бары, у которых меньше 50 квадратных метров, смогут поставить всего один-два столика. Это заведомо нерентабельно, и это не из-за нашего закона, а из-за санитарных требований. Ссылаться тут на пандемию неверно. 

— Многие поставили сейчас летние террасы. 

— Я говорю именно о залах обслуживания. Они и так не смогут работать, потому что уже не смогут обеспечить соблюдение социальной дистанции. С этим, кстати, уже столкнулись заведения в Европе, но там погода теплее и больше летних террас. В Петербурге же везде летние террасы не поставить, у нас много узких тротуаров в центре. 

— Вы когда в последний раз были на барных улицах?

— Иногда там бываю. 

— Я вчера проходила по улице Некрасова, где расположено много баров. Там полно небольших заведений, которые не выставляют столики на улице, но продают напитки людям навынос, и посетители этих баров просто тусуются на тротуарах. 

— Я еще раз говорю, что я не против баров. Но если есть конкретные примеры, конкретные случаи, надо их приводить, проводить там грамотное измерение площади, соблюдены ли там требования, есть ли жалобы от жильцов. Нужно очень предметно подходить. Пока никто не представил нам четкую информацию, кто закроется. Пока есть некие цифры, которые взяты с потолка. 

— Могу привести конкретный пример. На Петроградской стороне есть крохотный бар «Восьмерка». Он расположен внутри полукруглого угла дома на улице Ленина, там очень маленький зал и всегда камерная атмосфера, внутри обычно пьют вино. 

— Я его не знаю. Если они сейчас работают навынос и на доставку и это помогает им выживать, они могут так же работать и переориентироваться навынос в маленьких тарах, потому что в законе четко написано, что нельзя именно откупоривать бутылку. Но надо, конечно, разбираться, может, на них жильцы дома жаловались. 

— Вот еще одно обращение. Его опубликовали в  Instagram бара Ortodox: «С лица города могут исчезнуть авторские кафе и культовые бары с залами меньше 50 метров! Они — часть культурного ландшафта Санкт-Петербурга, исправно наполняющая городской бюджет. Многие попадают в международные рейтинги и становятся точками притяжения туристического трафика». 

— Это опять эмоции. Тут опять нет конкретики. И я еще раз хочу сказать, что про площадь помещения как критерий придумали не мы, а федеральный законодатель, а затем подписал президент. Мы лишь пользуемся инструментом, который нам дали, отвечая на жалобы от жителей домов и по улице Восстания, и по Рубинштейна, и даже тех, кто живет в Кировском районе. Понимая эту проблему, мы заканчиваем работу над еще одной инициативой, на этот раз федеральной. Если законопроект примет Государственная дума, это избавит предпринимателей от необходимости получать две лицензии, мы хотим, чтобы при получении лицензии предприниматель выбирал, будет его заведение работать как бар или как магазин (а значит, алкоголь там можно покупать только до 22 часов).

— Несколько лет назад в Петербурге действительно запретили продавать алкоголь до 22 часов, но все ведь знают, что обойти этот запрет можно. В каждом микрорайоне есть небольшие магазинчики, которые договариваются с контролирующими органами и торгуют алкоголем круглосуточно. Не кажется ли вам, что, вводя запрет на продажу алкоголя в маленьких барах, вы тоже выводите их в серую зону и создаете располагающую к взяткам ситуацию?

— Это наш городской закон. Мы вправе наделить комитеты городского правительства правом составлять протоколы. Думаю, это будет комитет по контролю за имуществом, который эффективно показал себя во время ограничений, находя заведения, которые нарушали антикоронавирусный режим. Поэтому я не думаю, что тут может быть какая-то договоренность [о взятках]. У нас есть полгода (закон вступает в силу с 1 января 2021 года), чтобы ввести ответственность. Думаю, что это будет серьезный штраф и приостановление деятельности. 

— В течение этого времени вы планируете проанализировать обращения владельцев баров?

— В том числе будем и это анализировать. Мнения, которые сейчас звучат, никто не выражал раньше. Все почему-то спохватились к третьему чтению. А где они полтора года назад были? Заодно и проверим, спланированная ли это акция. Если это утихнет, значит, кто-то такую акцию проплатил. Почему раньше все было тихо, а тут все закипело? 

— Люди у нас не очень активно следят за городской политикой. Вы сами привлекали экспертов от ресторанов и баров?

— С теми заинтересованными, у кого были вопросы, я встречался. Компания «Балтика» как крупный поставщик участвовала в этом обсуждении, у них тоже было предложение сократить площадь. 

— В советские времена власти активно боролись с алкоголем, в том числе запрещая его продажу, в результате граждане часто травились некачественными напитками. Не получится ли здесь так же? Закрывая даже не бары, а наливайки, вы отправляете людей, у которых мало денег, за алкоголем более низкого качества в те же магазины, которые работают на полулегальной основе. 

— А в наливайках тоже продается паленка, и это никто не скрывает. К массовому мигрированию людей из баров или наливаек в сомнительные магазины эта инициатива точно не приведет. А если человек заботится о своем здоровье, он никогда не купит алкоголь в сомнительных местах. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.