«На юристов и шумиху в СМИ уповать больше нельзя»

Призыв как способ давления. Российских оппозиционеров отправляют в армию в режиме спецоперации

Александр Полозов

Призыв в армию в России стал одной из форм преследования политически неугодных граждан. За последнее время уже третий соратник оппозиционера Алексея Навального принудительно отправлен на срочную службу с нарушением привычных процедур. Это пресс-секретарь близкого к Фонду борьбы с коррупцией «Альянса врачей» Иван Коновалов. Оппозиции имеет смысл заниматься заблаговременной защитой сотрудников своих организаций.

Третий пошел

«Альянс врачей» — независимый профсоюз медработников, который успел потрепать нервы властям и медицинским начальникам в регионах. С августа 2018 года, когда был основан «Альянс», профсоюзу удалось создать 39 региональных отделений. Организация особенно активизировалась с началом пандемии COVID-19, вскрывая и публикуя факты, которые не лучшим образом показывают состояние российской системы здравоохранения и ее готовность бороться с эпидемией. 

Иван Коновалов все два года работал пресс-секретарем организации и личным помощником ее председателя Анастасии Васильевой. В минувшую пятницу Иван находился в Туле, куда приехал навестить маму. В какой-то момент их окружили сотрудники полиции. Сразу девять полицейских стерегли Ивана в аэропорту, куда его той же ночью привезли для отправки в войсковую часть в Архангельске — уже прошедшим медосвидетельствование и признанным годным для срочной службы. Узнавшие об этом коллеги примчались в аэропорт, а позже опубликовали кадры, как им с трудом удалось попрощаться с Коноваловым. Сегодня, 14 июля, Ивану исполнилось 25 лет.


История напоминает два других эпизода, о которых стало известно ранее. В июне с той же космической скоростью в войска был отправлен сотрудник Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Артем Ионов. Как рассказал тогда журналистам директор ФБК Иван Жданов, их коллегу Артема Ионова «подкараулили у дома» и увезли в распределительный пункт в подмосковном городе Железнодорожном. Юриста фонда к нему не пустили, а позже стало известно, что Артема отправили служить на Дальний Восток. 

Еще ранее, в декабре, на архипелаг Новая Земля в Архангельской области отправили служить другого сотрудника ФБК Руслана Шаведдинова. У него сначала провели обыск, после которого парня увезли на допрос. Около суток он не выходил на связь, а после стало известно, что Шаведдинов призван на срочную военную службу и быстро доставлен к месту ее прохождения.

Когда призыв похож на похищение

В России уже давно практикуется призыв в армию в качестве борьбы с активистами, говорит руководитель НКО «Школа призывника», бывший координатор штаба Навального в Челябинске Алексей Табалов. Инициаторами спецопераций по нейтрализации молодых оппозиционных активистов в основном становятся силовики — прежде всего оперативники из центров «Э». Военкоматы в этом вопросе первую скрипку не играют, а лишь выполняют чужие просьбы, граничащие с приказами, считает правозащитник. 

Впрочем, Москва в этом смысле — особый регион. Здесь многолетняя история облав на лиц призывного возраста. И технология призыва «одним днем» тоже испытана далеко не на Шаведдинове. Но очевидно, что теперь этот опыт используют еще и в интересах структур, задача которых — бороться с несистемной оппозицией. Поэтому там так все вызывающе и беспардонно происходит, считает собеседник Znak.com.

Алексей Табалов рассказывает о нюансах призывного законодательства активистам штаба Навального в Екатеринбурге. 2018 годАлексей Табалов рассказывает о нюансах призывного законодательства активистам штаба Навального в Екатеринбурге. 2018 годархив «Школы призывника»

«Из той скудной и обрывистой информации, что мы знаем о призыве всех трех парней, можно сделать выводы, что их призвали, а тем более отправили служить — в нарушение прописанных в законе норм», — сказал Алексей Табалов.

Во-первых, в двух случаях (речь о сотрудниках ФБК) решения призывных комиссий точно были обжалованы в суде. По закону на время рассмотрения этих жалоб действие решения о призыве должно быть приостановлено. Кроме того, во втором случае (у Артема Ионина) было еще и «непризывное» заболевание — бронхиальная астма. Парня забрали как раз накануне его госпитализации с целью подтвердить наличие диагноза перед врачебной комиссией.

Еще один правовой аспект — повестка на отправку в войска должна вручаться минимум за три дня. Во всех случаях отправка произошла максимум за сутки, что дало право товарищам призванных называть произошедшее «похищением». Наконец, подчеркивает Табалов, важно отметить, что у полиции, которая во всем этом принимает живое участие, просто нет полномочий по задержанию и доставлению граждан на сборные пункты. Это происходит также в нарушение закона.

Меньше беспечности

Ядро актива оппозиционных движений и организаций составляют молодые люди призывного возраста. Далеко не все они урегулировали свои отношения с военкоматами. И было вопросом времени, когда в борьбе с оппозицией начнут давить на это слабое место. По словам Алексея Табалова, он лично проводил семинары по теме военного призыва в четырех региональных штабах Навального. И может лишь с печалью констатировать: политические активисты по части превентивной защиты своих прав мало чем отличаются от обычных россиян, откладывая решение проблемы до последнего. 

«Типичная история — когда призывник знает, что у него есть „непризывное“ заболевание. Или хотя бы догадывается об этом. Прояви он больше предусмотрительности, давно мог бы получить военный билет и быть зачисленным в запас. Но ситуация доводится до края, когда его фактически похищают и отправляют туда, откуда вернуть его будет крайне сложно. Если вообще возможно, как в случае с Иониным», — делится правозащитник.

В Омске спустя 6 лет проверяют законность освобождения от армии сторонника Навального. В июле ему будет 27

Мысль, которую важно осознать всем, кто в сегодняшней России берет на себя смелость противостоять государственной власти, — необходимо в первую очередь минимизировать риски, за которые тебя могут ухватить. Многие молодые активисты полагают, что если их военкомат не беспокоит, повесток не присылает, на призыв не вызывает, значит, про них забыли. Чем ближе к 27 годам, тем прочнее становится это представление. В обычной ситуации, когда вы не попадаете в поле зрения «эшников», — возможно, про вас действительно забыли, и вы благополучно минуете призывной возраст. Но если вы «засветились», да еще не раз — будьте готовы к тому, что рано или поздно военкомату о вас напомнят.

«Некоторая беспечность — это беда не только политических активистов, а большинства наших призывников. Но только в отношении политических активистов она оборачивается большими проблемами, которые сложно решить даже юристам», — подчеркивает Алексей Табалов. 

По его оценке, больше осмотрительности новая реальность требует и от руководителей оппозиционных структур — как правило, людей с большим жизненным опытом, лидеров, за которыми идут и которым многое доверяют. Им также больше не стоит уповать ни на штабных юристов, ни на адвокатов-правозащитников, ни на шумиху в СМИ и соцсетях. Практика показала, что это уже не работает. И их коллег-призывников не случайно отправляют в места, с которыми подолгу просто не может быть связи. Поэтому важно, чтобы сами организации минимизировали риски для своих уязвимых участников, отмечает эксперт.

Znak.com обратился с запросом в Минобороны, однако на момент публикации текста не получил комментария.

Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.

Читайте, где удобно