«Нам сразу намекнули, что землю купили непростые люди»

Под Челябинском власти пытаются выселить приют для животных, чтобы начать коттеджную застройку

Один из лучших приютов для безнадзорных животных в Челябинской области каждый день живет как на пороховой бочке. Выстроенный в чистом поле, на расстоянии километра от ближайшего населенного пункта, приют «Наш дом» скоро начнет окружать индивидуальное жилье. Строительные работы уже начались. Сотрудники администрации Сосновского района утверждают, что при продаже участков застройщикам они просто «не заметили» объект. И теперь ищут лазейки, чтобы приют выселить, ничего не предоставив взамен. Изменить отношение чиновников не помогло даже поручение губернатора Челябинской области Алексея Текслера найти решение для регистрации приюта.

приют «Наш дом» / «ВКонтакте»

Приют для животных «Наш дом» расположен в Сосновском районе, вблизи села Большие Харлуши. Все 10 лет, с момента покупки участка, он строился, расширялся. Работы не прекращаются и сейчас.

«Все началось с того, что я попала в челябинский отлов животных, — рассказала Znak.com руководитель приюта Полина Прийменко. — 31 декабря 2009 года мне заявили, что либо я забираю собак, либо их убьют. На тот момент отловленных животных в Челябинске поголовно усыпляли дитилином — препаратом, вызывающим удушье и медленную, мучительную смерть. В отлове тогда находилось 17 собак. Я не смогла выбрать, кого спасти, а кого оставить умирать, забрала всех. Для них мы сняли сарай в Старокамышинске, параллельно стали искать землю под приют. Нашли ее в Сосновском районе. Неравнодушные люди помогли выкупить участок, где с лета 2010 года мы начали строительство».

Приют начали строить десять лет назад на пустом участке землиПриют начали строить десять лет назад на пустом участке землиприют «Наш дом» / «ВКонтакте»

По словам Полины Прийменко, участок выбирали специально в максимальном отдалении (на расстоянии не менее километра) от ближайших населенных пунктов и садов, чтобы никому не мешать. По сути, это было чистое поле.

«Поначалу было очень страшно. Мы одни, в „голом“ поле, где нет ни света, ни воды, ни забора. И рядом никого, — вспоминает зоозащитница. — Привезли бытовку, вызвали трактор и начали копать фундамент для забора. Не секрет, что некоторые собаки склонны к побегам. Поэтому мы углубили забор на 0,8 метра в землю (по нормам он должен быть углублен на 0,4 метра). И только когда забор был построен, все плотно закрыто, мы приступили к расширению приюта — своими силами и с помощью неравнодушных людей».

Строительство шло не очень быстро. Многое приходилось делать своими руками. Долгое время приют существовал без электричества.

На сегодняшний день построены вольеры, четыре выгульные зоны, ветеринарный стационар, дом для пожилых собак и инвалидов с отдельной выгульной зоной, плюс хозяйственные постройкиНа сегодняшний день построены вольеры, четыре выгульные зоны, ветеринарный стационар, дом для пожилых собак и инвалидов с отдельной выгульной зоной, плюс хозяйственные постройкиприют «Наш дом» / «ВКонтакте»

«Районная администрация не шла нам навстречу. Нам не хотели подключать электричество, хотя рядом тянулись провода. Говорили, что сети перегружены и нужно тянуть новую линию. Мы долго собирали средства. В итоге на восьмой год нам удалось протянуть электроэнергию. И как только поставили электроопоры, земля вокруг нашего приюта стала межеваться, появилась реклама поселка Покровский», — отмечает Полина Прийменко.

Для зоозащитников этот факт стал полной неожиданностью, ведь участок под «Наш дом» покупался на землях сельхозназначения.

Однако власти Сосновского района изменили категорию земель, включив ее в границы поселения Большие Харлуши, и теперь это жилая зона. 

Владельцев участка, где находится приют, об этом никто не уведомил. На встрече зоозащитников с вице-губернатором Сергеем Сушковым в прошлом году представители муниципалитета заявили, что «не заметили» приют, где проживают 200 собак.

«Когда мы узнали об изменении генплана, обратились в администрацию Сосновского района с предложением заложить приюту санитарную зону 100 метров, поискать варианты с размещением зеленых насаждений или звукозащитного барьера. На это получили отказ. В администрации ответили, что технически невозможно внести наш приют в план застройки и решения вопроса они не видят», — констатируют зоозащитники.

приют «Наш дом» / «ВКонтакте»

Встречи и переписка Полины Прийменко с чиновниками длилась больше года. В коридорах сосновской администрации руководителю приюта сразу намекнули: мол, вы ведь понимаете, что землю купили люди непростые. Однако девушка не сдавалась. В итоге осенью 2019 года, когда к решению вопроса подключился вице-губернатор Сергей Сушков, появился еще один «железный» довод, почему приют не может находиться на данной земле. Якобы, согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 1977 года, участок попадает во вторую водоохранную зону Шершневского водохранилища, а точнее его притока — реки Миасс. Стоит заметить, что река находится от границ приюта на расстоянии одного километра и отделена федеральной трассой.

Челябинский зоозащитник — о ветприемнике, проблемах с безнадзорными животными и опыте других регионов

«Вся эта история выглядит очень подозрительно, — отмечает член Общественной палаты Челябинской области, руководитель зоозащитной организации „Шанс“ Ольга Шкода. — Полтора года чиновники молчали про охранную зону и ссылались только на несоответствие земли, где находится приют, прописанной в федеральном законодательстве категории, и на близость жилой зоны. А теперь появилась еще охранная зона. Как будто специально искали предлог, чтобы не регистрировать приют. Проблема в том, что мы не специалисты, никак не можем проверить информацию про охранную зону, правильно ли она выделена. Ведь если это, к примеру, не вторая, а третья охранная зона, там нет таких ограничений. Вообще по хорошему власти могли бы выделить приюту землю бесплатно и попросить застройщиков помочь с возведением нового приюта. Но, насколько я понимаю, со строителями никто не общался. Они вообще в курсе, что у них есть проблема в виде приюта?»

приют «Наш дом» / «ВКонтакте»

С одним из соседей волонтеры приюта пытались обсудить альтернативное решение, но попытки успехом не увенчались. Хотя активисты были готовы даже продать участок, чтобы иметь возможность купить новый и начать там отстраивать приют.

«Когда я увидела, что агентство недвижимости „Доступное жилье“ разместило рекламу коттеджного поселка „в тихом месте“, встретилась с его учредителем Яцуном, — говорит Полина Прийменко. — Он заявил, что его эта тема мало интересует. Вот продаст участки, и тогда будет думать, покупать ли наш. Я высказала предположение, что пока участки соседствуют с приютом, он их не продаст. Ведь 200 собак не могут все время молчать, они лают. Он не отреагировал. Только сказал, что есть застройщик, земли которого ближе к нашему приюту. Мы не стали выяснять, кто это, работы он пока не ведет».

Мало того, когда зоозащитники попытались в Сосновском районе найти землю с подходящим видом использования, в администрации заявили, что такой земли нет.

«Небольшое движение по моему вопросу началось после встречи зоозащитников с губернатором Челябинской области Алексеем Текслером в июне 2020 года, — утверждает Полина Прийменко. — В администрации Сосновского района предложили вымежевать идентичный по площади участок земли в районе села Есаулка и продать его нам. Я написала заявление, сейчас идет межевание. Сказали, процесс продлится около полутора месяцев. Стоимость участка будет известна после межевания. Все вопросы по техническим условиям также остались без ответа, поскольку „пока нет участка, нет предмета разговора“. Вот жду… Параллельно заявилась на грант губернатора Челябинской области, чтобы иметь стартовый капитал. Понимаю, что остаться на том месте нам не удастся, даже если решится проблема с землей».

При благоприятном развитии событий (если площадку в Харлушах оставят зоозащитникам) Полина Прийменко рассчитывает перевезти в Есаулку всех своих молодых подопечных, которых можно пристраивать в добрые руки. В Больших Харлушах же оставить инвалидов, стариков и не социализированных собак, которых приют забрал на доживание. Но это уже будет не приют, а небольшой пункт реабилитации.

приют «Наш дом» / «ВКонтакте»

Добавим, что на сегодняшний день приют «Наш дом» — это вольеры, четыре выгульные зоны, ветеринарный стационар, дом для пожилых собак и инвалидов с отдельной выгульной зоной плюс хозяйственные постройки. На территории есть скважина, выгребная яма, проведено централизованное освещение, выкопан пруд, где собаки купаются в жару.

Между тем в администрации Сосновского района уже предпринимают попытки создать негативный фон вокруг приюта. Так, на просьбу съемочной группы одного из челябинских телеканалов прокомментировать ситуацию с приютом «Наш дом» там ответили, что на него «куча жалоб от соседей, собаки терроризируют поселок».

Челябинские зоозащитники указали Текслеру на изъяны в работе муниципальных отловов

«Во-первых, у нас пока соседей и близко нет. Во-вторых, у собак нет физической возможности убежать: они живут в вольерах, которые закрываются на щеколды. К тому же территория огорожена глухим забором, поэтому они даже во время выгула не смогут убежать. Я недавно обсчитала — чтобы поставить такой забор на новой площадке, понадобится около 700 тыс. рублей, — говорит зоозащитница. — Вообще за 10 лет нашего существования от населения не поступило ни одной жалобы, только положительные отзывы. Мы ведь многим помогаем. Сбежали у кого-то собаки, к примеру, мы всегда придержим и вернем. В садах бездомных собак стерилизовали, обработали, помогли людям поставить будки. Регулярно забираем и пристраиваем щенков из садов. Когда слышишь о таком отношении со стороны администрации района, очень неприятно. Мы ведь всегда пытались выстроить со всеми хорошие отношения. А в ответ узнали, что администрация пытается нас очернить. Но им это не удастся, потому что на территории приюта стоят видеокамеры, ведется фото- и видеофиксация. Мы всегда на виду у своих 10 тысяч подписчиков в соцсетях, которые знают, что все наши собаки чипированы и носят брендированные ошейники с символикой приюта. Их сложно перепутать с кем-то. Наш приют много раз проверяли надзорные органы и не выявили замечаний».

Реакция властей

Дозвониться до главы Сосновского района Евгения Ваганова журналисту Znak.com сегодня не удалось.

Министр сельского хозяйства Челябинской области Алексей Кобылин, которому на встрече с губернатором было дано поручение найти совместно с муниципалитетом варианты для размещения и регистрации приюта «Наш дом», заявил, что пока решение не найдено.

«У нас было совещание с главой района Евгением Вагановым. К тому же у них состоялся прямой разговор с губернатором. Так что варианты будут найдены, приют будет зарегистрирован. Пока, насколько я понял, району сложно по схеме территориального планирования перевести участок, где находится „Наш дом“, в земли иных категорий. Жду от них официальный ответ. Когда его подготовят, будем включаться», — пообещал Znak.com Алексей Кобылин.

В июне на встрече с зоозащитниками Алексей Текслер поручил главе минсельхоза Алексею Кобылину проработать с муниципальными властями вопросы по приютамВ июне на встрече с зоозащитниками Алексей Текслер поручил главе минсельхоза Алексею Кобылину проработать с муниципальными властями вопросы по приютамНаиль Фаттахов / Znak.com

Глава комитета Госдумы РФ по экологии Владимир Бурматов, усилиями которого в России был принят федеральный закон № 498 «Об ответственном обращении с животными…», где прописаны требования к приютам, заявил Znak.com, что оснований для выселения собак с территории у муниципальных властей нет в любом случае.

«Нормы, прописанные в федеральном законе, касаются только муниципальных приютов и частных приютов, которые хотят получать государственную поддержку и претендовать на муниципальные контракты. Единственное, чем грозит такая ситуация приюту „Наш дом“, — с ними не заключат муниципальный контракт. Но содержать собак и кошек на земле, которая находится в их собственности, они могут. Нигде в законе не регламентировано, сколько животных может жить на частной территории», — подчеркнул Владимир Бурматов.

Депутат предложил руководителям приюта «Наш дом» направить ему документацию для того, чтобы проверить, верно ли в Сосновском районе установили вторую водоохранную зону Шершневского водохранилища. Кроме того, он рассказал, что сейчас работает в Госдуме над тем, чтобы дать возможность узаконить приюты, которые были построены до принятия ФЗ 498 на землях сельхозназначения.

«Проблема в том, что эта тема относится к работе другого профильного комитета. Мы направили туда официальный запрос. Сейчас по данному вопросу готовятся заключения. Но там есть подводные камни — ведь найдутся люди, которые построят на сельскохозяйственных землях коттеджи, возьмут пару кошек и собак и скажут, что у них приют. Нужно найти баланс, чтобы поддержать зоозащитников и не открыть калитку для злоупотреблений», — заключил Владимир Бурматов.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.