«Это будет вау-эффект»

Вице-мэр Челябинска Александр Егоров — об озеленении, парках, набережной и преображении города

Власти Челябинска сегодня, спустя много лет, кажется, наконец начали заниматься благоустройством города. Судя по проводимым изменениям, делается действительно немало. Но мегаполис настолько запущен, что вся работа кажется какой-то хаотичной, ко всему прочему из-за жары засохли кустарники и деревья, на которые поставлен акцент и тратятся огромные деньги. Об основных проблемах городской среды и первоочередных планах властей Znak.com поговорил с вице-мэром по городской среде Александром Егоровым, которого в пригласили как раз для того, чтобы составить видение превращения Челябинска в современный и удобный для жизни город и воплотить это в жизнь. Бонус — узнаете, на каком транспорте передвигается Егоров по городу, что хочет сделать на набережной реки Миасс и с подземными переходами. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Вы заняли пост вице-мэра по городской среде меньше года назад. Должность новая и для вас, и для города. Какие у вас полномочия, кто находится в подчинении?

— В моих полномочиях три управления: архитектура, а это огромное направление градостроительства, реклама и вся рекламная отрасль, а также благоустройство, в том числе административные комиссии, которые выписывают постановления об административных правонарушениях за нарушение правил благоустройства. Самый крупный блок — градостроительство: разработки документации, публичные слушания.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Если именно на вас замкнуты эти ключевые направления, то почему складывается ощущение какой-то размытой ответственности и зон полномочий? Да, делается много, принято в администрацию много новых людей, но они как будто отвечают за все и ни за что. Зачем блоки оказались настолько раздроблены? За то же озеленение отвечают и главный архитектор, и дорожники, и районы. Непонятно — с кого спрашивать.

— Не согласен с вами. У нас все достаточно четко разграничено и структурировано. И у меня есть четкое понимание, кто чем занимается. Да, появилась новая должность, моя, вице-мэр по городской среде. И моя задача — работать не только с тремя моими управлениями, но и взаимодействовать со всеми другими, потому что один человек — в поле не воин. Мы с коллегами всей командой действительно стремимся преобразовать город и сделать его более комфортным. Мы работаем и с замом по городскому хозяйству Александром Астаховым, и с заместителем по дорожному хозяйству и транспорту Максимом Куляшовым, и с вице-мэром по экономике и инвестициям Олегом Извековым. Есть и второй момент — это закрепленные территории. В целом благоустройством занимаются районы, это их полномочия, но все проекты они носят согласовывать со мной. Это и скверы, и общественные пространства, и озеленение.

— То есть занимаются все, а вы контролируете. В том числе и озеленение, которое ведут дорожники, например в районе крупных развязок?

— Тут двояко. Непосредственно за выполнение контрактов отвечает комитет дорожного хозяйства. Я и главный архитектор города Павел Крутолапов, который подчиняется мне, отвечаем за согласование эскизов, визуализаций, чтобы это все выглядело не хаотично, а красиво, чтобы городская среда обрела облик и становилась лучше.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— К вопросу об озеленении. Тратятся большие большие деньги, но, как мы видим, часть растений гибнет. И почему это все так дорого?

— В этом году выделены беспрецедентные суммы на озеленение — более 200 млн рублей. Такого раньше не было. Сейчас мы озеленяем, в первую очередь, в центре города, порядка 30 улиц. Никогда такой процедуры не проводилось. Требования к саженцам у нас очень строгие, гораздо строже, чем раньше. Если вы заметите, те палочки, которые в прошлом году высаживали, находятся непонятно в каком состоянии. В этом году размер кома от метра до 1,3 метра. То есть это взрослые деревья высотой 4-5 метров. Это крупномерные деревья. У них лучше приживаемость, но именно в этом году произошла непредвиденная жара, которая часть деревьев погубила. Но сразу хочу успокоить общественность и горожан: во всех контрактах прописана гарантия на высаженные деревья. Осенью, когда жара спадет, подрядчики заменят все до единого засохшие деревья и кустарники за свой счет. Никаких опасений на этот счет у жителей быть не должно, что деревья засохли и про них забыли.

Вице-мэр Челябинска рассказал, кто виноват в гибели 249 деревьев и кустарников

По поводу сообщений о высокой стоимости саженцев — в городе есть определенные люди, даже группы людей, которым не нравятся те изменения, которые мы проводим. Отсюда заказные материалы в СМИ, сообщения в телеграм-каналах и социальных сетях. Все мы это видим. Пытаются зацепиться за любую мелочь, не разбираясь в сути. Это просто поверхностные набросы. Да, стоимость дерева — 15-20 тыс. рублей, а в контракте прописано 35 тыс., потому что включена не только цена дерева, но и высадка, уход, полив, гарантия и доставка. Эти пять пунктов — это дополнительно. Мало купить дерево — за ним нужно ухаживать. А эти люди, которые сообщают о завышенных ценах, намеренно не подсвечивают стоимость дополнительных затрат, очевидно, считая, что мы купили дерево за 15 тыс. и сами вкопали его лопатой и забыли о нем. Но тогда бы засохло вообще все.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Много подрядчиков работает на озеленении?

— Да, очень много. Это абсолютно разные контракты. Есть озеленение вдоль улиц, есть озеленение пяти развязок, там на каждой свой подрядчик. К слову, в контрактах прописывали очень важный момент: в нем заложена возможность доставки не только из питомников Челябинской области, но и из соседних регионов — Екатеринбурга, Перми, Уфы. Поэтому стоимость доставки увеличивается, но подрядчик сам выбирает, где он может взять достаточное количество деревьев, так как их нужны тысячи, и понятно, что в одном питомнике их не взять. Я знаю, что везут из Перми и Екатеринбурга большое количество крупномеров, потому что разом у нас в городе их просто нет, их не высаживали годами.

— Жители ощущают, что зелени стало больше? Получаете обратную связь?

— Конечно, очень многие люди пишут. Многие заметили в первую очередь яблони — то, что мы начали делать еще весной на разделительных полосах на проспекте Ленина. Это амбициозный проект, много было споров с дорожниками, но мы их убедили, что визуально это будет вау-эффект. И мы действительно его получили, посадив сначала деревья, затем кустарники и потом уже газон и устроив автополив. В комплексе все это смотрится потрясающе. Мне коллеги из Москвы пишут, говорят, что у них даже такого не делают. Кустарники на Лесопарковой — все довольны. Говорят, что улица теперь оправдывает свое название.

— Споры идут по елям на развязках. Приживутся ли они при таком диком трафике?

— Такие статьи я тоже видел, но у нас ели растут на Тернопольской, на площади Революции недалеко от дороги. Я завел отдельный чат с озеленителями и попросил нормативку, по которой ели якобы нельзя сажать около крупных магистралей, на основании чего все эти статьи появляются. Но никто не дал мне таких нормативов. Его не существует, если бы он был — мы бы его не нарушали. Да, такое есть в каких-то учебниках 75 года. Но с тех пор прошло 40 лет. Изменились технологии кардинально. Не факт, что при текущих дорожных условиях, защите деревьев, подкормке ели засохнут. И ни один эксперт не подтвердил, что они непременно все засохнут. К тому же есть гарантия.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— А какой срок гарантии?

— Обычно гарантия на сезон или на год после окончания контракта.

— Все-таки, будет ли создана какая-то специализированная организация по озеленению по типу «Горзеленстроя» или так и будете работать с разбивкой по полномочиям и сферам?

— В целом, конечно, требуется, как и во многих городских направлениях. Та же служба организации дорожного движения (СОДД). Во всех городах-миллионниках сейчас создаются отдельные структуры, которые занимаются организацией дорожного движения: управлением трафиком, контролем за светофорами и прочее. У Челябинска такой структуры нет. Точнее, она есть, но она в частных руках и она, по сути, делает то, что хочет. Да, в какой-то степени на нее можно влиять, потому что она на контракте у города…

— Это монополист, коммерческая структура — СМЭУ ГАИ.

— Да, так и есть. Когда мы пришли, у них были все те же дорожные серые заборы. Сейчас мы у них их забрали и начали убирать, хотя они, наоборот, хотят ставить их еще больше. Мы им по рукам дали — они их перестали ставить. И так во многих сферах. Конечно же, нужна отдельная муниципальная структура и в озеленении. Но это колоссальный пересмотр всей экономики и бюджета, на это нужны дополнительные немаленькие средства, которые нужно закладывать в бюджете за год или даже за полтора. Сейчас ситуация из-за коронавируса и последовавшего за ним кризиса такова, что непонятно вообще, какой бюджет будет у нас на следующий год. Мы пока планируем сделать первый шаг: усилить комитет дорожного хозяйства, взяв туда одного-двух человек на направление озеленения. Те люди, которые там есть, не справляются с возросшим объемом по этой части.

— Как работает программа «Городская среда», есть жалобы от жителей, что их дворы не попадают в нее, а в тех, что попадают, — благоустройство идет некачественно. За этим ведется какой-то контроль, а то получается: скверы создаем, фасады облагораживаем, а заходишь чуть в глубь — а там разруха и советский союз.

— Это федеральная программа, работает она третий год. В год мы благоустраиваем порядка 100 дворов. Формируют их по заявкам депутаты с главами районов, а жители сами решают, что и как они хотят видеть во дворе. Но мы привыкли жить в эпоху царя — когда есть один человек и он должен нам все сделать: и забор во дворе покрасить, и сквер сделать. Но мы идем вперед, и институт частной собственности не отменяется. Когда двор размежевывается, все управление переходит к жителям, к управляющей компании или ТСЖ. И жители каждый месяц платят за обслуживание территории. И именно жители сами должны спрашивать за какие-то огрехи с управляющей организации, в чьем ведении находится их двор. Например, нам часто жалуются на парковки во дворе на газоне. Управление благоустройства выезжает, они штрафуют. Но при этом мы пишем письмо в управляющую компанию об имеющейся проблеме. И устранять эту проблему должна именно управляющая организация: установить столбики, например. Это должны делать они, а не город. Многие жители не знают и просят нас, обращаясь чуть ли не к президенту, поставить детскую площадку во дворе, хотя заниматься этим должна управляющая компания.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Возвращаясь к общественным пространствам, которых сегодня создается достаточно много. В состоянии ли город их обслуживать и содержать? Просчитывается ли какой-то трафик жителей при решении о создании того или иного пространства, чтобы не получилось: создали скверик, а он и не нужен никому.

— Такого не получится. Мы заранее выстраиваем систему правильно. Каждый год проводится голосование жителей каждого района по выбору пространств, где они хотят видеть благоустройство. Определяется очередность — первое, второе и третье место. Первое практически сразу уходит на финансирование по программе «Городская среда» на следующий год. Вторые и третьи места мы пытаемся благоустроить за счет иных программ, например из денег района. Опрос жителей в данном случае обязательный.

— Но не видите ли вы размывание потоков жителей за счет создания разных точек? Ведь от такого размывания в том числе может прийти в еще больший упадок микробизнес — маленькие магазинчики, кафе и прочее?

— Мы не размываем потоки, а организуем их. Мы приводим территорию в порядок. И существуют десятки исследований, в том числе мировых, когда после благоустройства потоки людей увеличиваются, даже когда убраны парковки и сделаны пешеходные зоны. Сделал в Москве Собянин семь пешеходных улиц. От этого выиграли все. Через год стоимость аренды места и поток людей увеличился. Мы пока такие радикальные преобразования не проводим. Мысли такие есть, но о них пока говорить рано. Мы занимаемся точечным благоустройством, которое в том числе не вызовет негатива у автомобилистов. Взять тот же проспект Ленина, можно посмотреть в любое время — трафик там увеличился. Люди пишут благодарные отзывы, что сделали очень круто, приезжают гости города, и жители знают, куда их повести. Тот же сквер на Доватора-Воровского — там вообще была по большому счету помойка. Теперь там отдыхают люди. У нас было огромное количество обращений. Ресурсов и денег у нас хватит, почему нет?

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Вопрос от читателей: почему начали выкладывать тротуарной плиткой Свердловский проспект? Как определяется приоритетность в этой части?

— Не только там. На 28 участках улиц у нас реконструируются тротуары, причем не просто ремонтируются, а переделываются в комплексе. Во-первых — это понижение. Новый тренд, который я привез в город, — понижение в ноль. Это и доступная среда для маломобильных граждан, и стимулирование развития велосипедного движения, которое мы активно рассматриваем для развития. Работы закончим в течение месяца—двух. Это изменение траекторий. Например, есть тропы — мы их благоустраиваем. Я прошел ногами каждую улицу лично и обрисовал видение того, как эта территория должна выглядеть, чтобы стать комфортной для жителей. Где-то нужен газон, где-то нужно изменить траекторию.

— Вы сами передвигаетесь на автомобиле или на общественном транспорте?

— На всем передвигаюсь. Сейчас купил себе электросамокат и передвигаюсь на нем.

— Начали про велодвижение. Велодорожки, появятся ли они в городе? Сейчас кажется, что велопарковки мы делаем, а ездить на велосипеде толком негде, только по краю дороги.

— Мы идем поступательно. У нас есть четкий план: веломост в районе городского бора, велопарковки, понижение тротуаров. По широким тротуарам станет удобно ездить. Следующий этап — велодорожки. Это перспектива двух лет.

— Но по тротуарам ездить не слишком безопасно, если люди там гуляют.

— Это опасно при высокой концентрации велосипедистов. Сейчас такой тренд есть, есть запрос на велодорожки. Первоочередные — сделать велодорожку по Университетской набережной от Благодатово. Она там уже есть, но разорвана, эти разрывы надо убрать. Ее можно соединить в единый контур. Второй этап — по Чичерина до Бейвеля. И в рамках расширения дороги по Бейвеля дотянуть велодорожку до «Экопарка». Это уже проектируется.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Набережная реки Миасс. Когда, наконец, все это будет доделано и связано между собой в единую прогулочную зону? Хочется, чтобы было уже красиво.

— Многие считают, что у нас нет четкого плана развития. Да, пространства в районах выбираются жителями и благоустраиваются точечно. Но у нас есть глобальный проект по реанимации набережной. В прошлом году мы сделали участок около музея, сейчас делаем участок от улицы Кирова до улицы Пушкина. В следующем году мы запланировали участок за «Мегаполисом», где пока нет даже тротуара. В конце следующего года мы, думаем, получим набережную уже в полтора километра, по которой можно будет гулять. На участке около исторического музея на этой неделе будут дополнительно ко всему выставлены мафы — лавочки, как на Кировке, которые положительно оценили жители. Сегодня-завтра подрядчик их выставит. 

И, конечно же, у нас самая большая мечта — начать преобразовывать заводи реки, которые заболачиваются. 

Исследование, которое минэкологии провело несколько лет назад, показало, что река заболачивается из-за неровных берегов и русла. В свое время в некоторых местах были выкопаны какие-то пруды. Реку в первую очередь надо чистить, и нужно выравнивать берега, чтобы течение проходило дальше. Таких сложных участков с заводями четыре вплоть до заячьего острова. Среди них проблемный участок центральный в районе бывшего кинотеатра «Родина» (ныне — здание органного зала). В этой части у нас есть амбициозный план выровнять берег, засыпав его песком, и сделать здесь городской пляж с бассейном, общественными зонами и волейбольными площадками. По территории, в районе которой стоит недостроенный общественно-деловой центр: там тоже есть заболоченные места. Там мы видим малоэтажную застройку многофункциональную. Проект презентовали главе города, ей понравилось.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Это перспектива какого времени?

— Я думаю, двух ближайших лет, потому что проект большой. Через год сможем приступить как раз к участку, где планируется пляж. Плюс ко всему мы сейчас ведем переговоры с застройщиками земель в районе ЖК «Манхэттен» и «Западный луч» по благоустройству той части берега реки.

— Они готовы вкладываться в развитие?

— Они готовы вкладывать в проектирование, проводить конкурс. Плотно этим занимаются заместитель главы города по строительству Владимир Шамне и Олег Извеков. Мое основное требование — разбить все благоустройство в рамках концепции на несколько этапов, потому что есть «космические» идеи, вроде строительства мостов, а есть вещи вполне приземленные — дорожки, лавочки, зеленые насаждения, освещение. Это первый этап на ближайшие два-три года, чтобы прогулочная зона появилась как таковая, а дальше уже можно дорабатывать в зависимости от финансирования.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Вы оговорились о Заячьем острове. Сложная территория, где нам уже лет 15 обещают «город-сад», а по факту там по-прежнему болото, заросли и наркоманы.

— Это четвертый участок. Третий — пруд Коммунар, где тоже пока камыши и все плохо. Я специально проплыл на сабе всю реку от начала до конца, чтобы оценить состояние реки. И Заячий остров — там затхлая вода и есть два русла: в левое вода вообще не затекает и не проходит через него. Мы его предлагаем вообще закопать, оставить и выровнять правое русло, чтобы течение было и вода не застаивалась. А на осушенной территории добавлять застройку, чтобы территория стала более живой. Сейчас да, там лес с наркоманами. Если сделать это, то территория будет реанимирована.

— Еще одна боль города: пешеходные переходы, как наземные, так и подземные. Когда все это приведут в порядок? Есть ли понимание по подземным переходам в центре: ушли оттуда арендаторы, но все это выглядит даже после ремонта достаточно печально.

— Для меня главное — наземные переходы. От подземных, на мой взгляд, нужно отказываться, дублировать их, как это делает Москва в последние три года.

— Вы предлагаете их вообще закопать?

— Нет, пока предусмотреть дублеры, чтобы люди могли выбрать и дождаться светофора. Такие мероприятия прошли в Нальчике, Южно-Сахалинске. Как правило, после таких изменений 80% людей выбирают наземный переход, особенно маломобильные группы. Сейчас я начал с дорожниками прорабатывать новые участки наземных пешеходных переходов. Мы согласовали 20-25 новых точек, которые хотим реализовать в этом и следующем году.

— Желания жителей учитывались?

— В первую очередь. Когда я только приехал, запустил сбор предложений к себе на почту. И все эти точки сформировались как раз на основании предложений жителей. Что касается подземных переходов. Мы постепенно начинаем приводить их в порядок. Взяли пока два центральных на площади Революции. Зачистили их от ларьков, планируем некоторые стены декорировать — материалы уже выбрал Павел Крутолапов, а одну стену отдать уличным художникам. Пока мы не планируем туда размещать никакой бизнес. Посмотрим, как это будет функционировать и насколько это безопасно, потому что павильоны  — они, с одной стороны, сужают проход, но с другой — это социальная безопасность. Если в павильоне кто-то есть и он светится, то, согласитесь, в такой переход вечером спускаться гораздо безопаснее. Другое дело, что должно быть все культурно.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Такого не скажешь о переходе в районе Теплотеха, где стоят павильоны, но там совершенно небезопасно…

— А представьте, если бы этот переход стоял пустой, без всего. Вы пошли бы в него? Есть две грани. На площадь Революции торговлю возвращать пока не будем. Может быть, когда примем дизайн-код, будем смотреть, что делать с этими пространствами. Дизайн-код будет принят не раньше следующего года.

— К дизайн-коду: ларьки, киоски. Убираем из центра, но забываем про районы. Комсомольский проспект, проспект Победы. Там все еще 90-е и ничего не меняется. Может быть, уже стоит задать вопросы главе, к примеру, Курчатовского района?

— Мы выезжали и с Извековым, и с главой района. Пока мы взяли 40 первых перекрестков, и архитектура сейчас делает визуализацию — что на этих перекрестках должно быть. Мало просто ларьки убрать, на следующий день сюда привезут другие. Мы рассматриваем именно комплексное благоустройство, чтобы эти проблемные места чем-то занять.

Благоустройство парка имени Терешковой в Челябинске может обернуться уголовным делом

— Принята ли у нас концепция развития городских парков, утверждена ли она? Ну и, в частности, инвестор обещал принципиально новую концепцию развития парка имени Гагарина. Представлена ли она и утверждена ли?

— Общая концепция есть. Всего у нас четыре городских парка, которые находятся в ведении управления культуры: парк имени Гагарина, горсад имени Пушкина, парк имени Терешковой и Сад Победы. Реанимация парка начнется с парка имени Тищенко в Металлургическом районе. Там АИР проводит конкурс, чтобы сделать проект этого парка.

— Почему именно парк Тищенко, он достаточно отдаленный, гости города туда не поедут.

— Вы противоречите себе: говорите, что мы благоустраиваем центр и забываем про окраины. Это как раз тот случай. Этот парк, во-первых, находится в наиболее плачевном состоянии, жителям Металлургического района, который достаточно большой, попросту негде гулять. Гагарина — там и без того приятно находиться, там очень круто. В парке имени Тищенко такого нет, а он должен стать центром притяжения для жителей ЧМЗ и ЧТЗ. Концепцию развития парка Гагарина я видел, ее приносили. Но мы ее не утвердили, по ней появилось много вопросов, отправили ее на доработку. Сейчас там пока просто обновили парк аттракционов на одном месте.

— Как вы видите вообще наши парки, что там должно быть?

— Каждый парк абсолютно разный. Парк имени Тищенко — там есть большая детская площадка, обновленный океанариум, там классно. В целом там сегодня необходимо обеспечить связку между двумя районами, так как он сквозной, это транзитная зона — люди по центральной дороге ходят до остановок. Поэтому здесь нужно благоустроить центральную аллею, заменив покрытие, поставив лавочки, освещение. Должны быть созданы тихие зоны там, где пока заросли. Важно то, как это сделают проектировщики, как они учтут пожелания жителей. На мой взгляд, там нужно сохранить детскую направленность с новым функционалом.

Гагарина — этот парк мне очень нравится. Основное видение по развитию — связка при помощи велопешеходного моста с северо-западом, чтобы люди с северка могли спокойно напрямую туда добираться. Я весь бор на велосипеде объехал и изучил изнутри. Связка там необходима, потому что в средней зоне северо-запада ничего такого нет. Это основное. Из мелочей — по максимуму заменить там заборы на живые изгороди из кустарников. Двухметровых заборов там быть не должно.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Парк Пушкина — люди проголосовали, чтобы там по краю сделать проход от дома профсоюзов до Театра драмы. На ночь пока это место закрывается, и люди не могут пройти. Связанность территорий очень плохая. Сейчас мы пробуем выделить часть земли, размежевать ее и отдать району под благоустройство. То есть мы хотим отдать северную часть парка району, который будет ее содержать, чтобы она не закрывалась на ночь. Это первоочередное. Там же есть «Лукоморье» — мы думаем, чтобы сделать эту детскую зону бесплатной, сейчас просчитываем экономику и целесообразность. Почему жители должны за все платить — им это непонятно. И это логично.

Сад Победы — лично меня он совершенно не устроил. Парк разорван ларьками и заборами по кускам. Там пока сложно сказать, что нужно делать, нужно разрабатывать концепцию всего парка. Но на повестке это не первоочередной проект. В той части мы делаем парк «Дружбы», а район — сквер «Молодежный». Заборы и ларьки там нужно убирать.

— Последний вопрос, который у меня возникает при каждом визите в соседний Екатеринбург: когда наша площадь Революции обретет какой-то облик, ансамбль, стиль, что ли. Сейчас это просто проезжая часть и памятник Ленину.

— И видение есть, и проблема тоже есть, к сожалению. И проблема по большей части в историческом наследии в виде подземного магазина («Никитинские ряды» — прим. ред.). Мы хотели в рамках контракта по замене плитки заменить асфальт на площади на плитку, сделать узоры, комбинации. Но дорожники высказали опасения, что вода может политься вниз в этот самый магазин, так как плитка через швы может пропускать воду. С таким ограничением пытаемся работать. По-хорошему — нужно убирать оттуда этот магазин и сделать там ту же подземную парковку, например. Но это частная собственность, поэтому сложно даже оценить, сколько будет стоить выкуп этого магазина. Поэтому пока можно говорить только об осязаемых вещах. Мы хотим высадить на площади деревья в кадках, потому что в землю, опять же из-за магазина, их садить здесь нельзя. Как вариант — 20-30 деревьев по периметру. Скорее всего, это будут ели. Стоить это будет около 3-5 млн. На следующий год будем это закладывать. Площадь сразу станет более человечной, сейчас там, да, асфальтовое поле, находиться на котором неприятно.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.