«Благоустройство — это не только игры в политику, это поле для развития новой городской экономики»

Архитектор Олег Шапиро — о проекте набережной в Челябинске и урбанистике в промышленном мегаполисе

В Челябинске крупный бизнес подключается к проектам благоустройства города. Так, Группа ЧТПЗ стала инвестором разработки архитектурной концепции набережной озера Смолино и пригласила для работы над проектом топов на российском и мировом рынке — архитектурное бюро Wowhaus. Первые эскизы архитекторы презентуют сегодня, в 19:00, их можно будет посмотреть в онлайн-режиме. А перед этим Znak.com поговорил с партнером бюро Олегом Шапиро о будущей набережной, о городских общественных пространствах, озеленении и урбанистике промышленного города. 

Олег Шапиро пресс-служба Группы ЧТПЗ

— Олег Аркадьевич, проект набережной озера Смолино. Каким вы его видите, какие уже реализованные вами (или мировые) проекты возьмете за основу?

— Мы делали несколько подобных проектов, в том числе два года назад набережную в Туле, парк на набережной в Севастополе, парк в Москве рядом с индустриальной зоной в Капотне. Последний объект похож на ваш: это также не центральный район, там довольно сложная экологическая обстановка из-за расположенного рядом завода, рядом проходит ЛЭП. А вообще это мировой тренд — возвращение ценных рекреационных территорий вокруг водоемов обратно в город из хозяйственных или автодорожных нужд. Такие шаги предпринимают сейчас Париж, Мадрид, Чикаго. Так что Челябинск не одинок. По моему мнению, сегодня любое место в городе, причем неважно — крупный это город или небольшой, — требует в архитектурно-градостроительном плане специального подхода, знаний, изучения перед внесением каких-то изменений.

пресс-служба Группы ЧТПЗ

— Что должно учитываться в проекте набережной Смолино?

— Есть много различных факторов. Во-первых, озеро Смолино — памятник природы. У него есть своя экосистема, которую ни в коем случае нельзя разрушить. У него есть и история: раньше тут была водная станция ЧТПЗ, ресторан, здесь отдыхали горожане. Но при этом все это время сюда сбрасывали ливневые стоки. Посетив завод ЧТПЗ и лично познакомившись с управляющим директором Евгением Губановым, я увидел: завод действительно вносит огромный вклад для улучшения экологической повестки в Ленинском районе. Очень жалко только, что не все заводы в Челябинске делают так же. Помимо стоков, есть еще проблема с ливневой канализацией. Притом эта проблема в России повсеместна: ни в одном городе, в том числе и в Москве и Питере, нет хорошей ливневки. Поэтому вся грязь бежит в городские водоемы. И эту проблему также следует решать и на озере Смолино.

— То есть вопрос очистки озера и стоков, попадающих в него, тоже будет рассмотрен в рамках проектирования?

— Мы ставим этот вопрос. Своими силами на уровне архитектурной концепции не можем его решить, но ставить его необходимо. И заказчик архитектурной концепции — Группа ЧТПЗ —  это прекрасно понимает. Мы были на проектируемой набережной, где я насчитал четыре или пять стоков. И все это технологически решаемо при содействии бизнеса с городом. Это городская проблема, и каждый проект, подобный нашему, сталкивается с такими задачами. Это нормально и решаемо. 

пресс-служба Группы ЧТПЗ

— Давайте все же к проекту: что мы увидим? Может быть, упомянутую вами водную станцию или плавучий ресторан?

— Уже около месяца у нас в Челябинске работает команда, в том числе социологов. Они опрашивают людей, делают интервью, проводят проектные сессии в онлайне. Мы внимательно изучаем комментарии, пожелания. 

Ядро целевой аудитории — это жители Ленинского района. Это район, связанный с производством, кроме того, здесь проживает высокий процент семей с детьми. Поэтому мы видим историю про семью, про детей, про заводчан с определенным укладом и характером жизни. Исходя из этого и будем работать.

Набережная будет разбита на несколько зон. Первая — центральная зона, в которую упирается улица Гагарина. Эта ось улицы должна быть продлена до набережной и превратиться в благоустроенный парк. Там уже есть зеленая зона, но нужно ее облагородить, досадить деревья. Это активная центральная зона. Там могут быть организованы городские сервисы: кафе, ресторанчики, небольшой городской ритейл, а также устроен выход к озеру, смотровая площадка, где могут проходить ярмарки, небольшие концерты, активности. Например, зимой — рождественский базар с елкой.

Глава Ленинского района Челябинска Александр Орел, архитектор Олег Шапиро и управляющий директор ЧТПЗ Евгений ГубановГлава Ленинского района Челябинска Александр Орел, архитектор Олег Шапиро и управляющий директор ЧТПЗ Евгений Губановпресс-служба Группы ЧТПЗ

Вторую зону — в сторону ДК «ЧТПЗ» — предполагается сделать семейной: мы планируем расположить там площадки для детей разных возрастов. Причем важно сделать их больше, чем во дворах. Такие площадки привлекут сюда не только жителей Ленинского района, но и других. Там же, обязательно, должны быть семейные и детские кафе. И в этой части мы хотели бы возродить водную станцию. Это будет шумная, семейная зона. Обязательно надо подумать о тинейджерах — молодых людях 14-17 лет, о которых почему-то мало кто думает в городе, к сожалению. На Смолино для этой аудитории мы планируем устроить рампу для скейтеров, памп-треки (специальная велосипедная трасса, не содержащая ровных участков). Обязательно — зоны, где можно сесть, пообщаться с друзьями, посмотреть в гаджеты. Там же может быть ритейл, рассчитанный на подростков. 

Мы понимаем, что территорию надо проектировать не только исходя из возрастов, но и по использованию в разное время суток. Утром здесь должно быть удобно бегать вдоль озера или гулять с коляской. Днем — проводить время подросткам, вечером — молодым парам и молодежи.

пресс-служба Группы ЧТПЗ

Есть и третья зона — левее улицы Гагарина. Она самая сложная, наиболее заболоченная в части водоема, там много камышей и пока практически нет благоустройства. Здесь мы видим тихую территорию с максимальным сохранением имеющейся экосреды. Там можно сделать наземные маршруты для наблюдения за биотопами озера. В этой зоне возможно размещение натуралистической школы или экокафе.

Таким образом, мы видим три зоны: городской парк, семейную зону и тихую экологическую зону. Мы сможем здесь связать воду, природу и город. Хочется, чтобы человек мог и прогуляться по берегу с заходом в кафе, пройти по экотропе, а может быть, взять напрокат лодку и прокатиться по озеру. 

Очень важная история — освещение. Оно должно быть разным и делать набережную безопасной и приятной для пребывания в любое время суток. 

пресс-служба Группы ЧТПЗ

 — То есть на берегу Смолино по большому счету будет многофункциональное пространство. Сколько времени уйдет на реализацию проекта?

— Сейчас мы разрабатываем по заказу Группы ЧТПЗ только архитектурную концепцию. Реализацией самого проекта будет заниматься город, поэтому важно предусмотреть этапность благоустройства. Для будущей реализации надо решить несколько существующих проблем. Первое — ЛЭП. Второе — стоки. Пока они там есть, никакую натуралистическую школу мы там сделать не можем. 

Что касается сроков, то в Москве для реализации потребовался бы год, там большая концентрация денег и возможностей. Таких городов даже в мире не очень много, штук пять. Челябинск — не Москва. И ему такие темпы недоступны, да и слава богу. Поэтому мы закладываем этапность и планируем, что реализация возможна года за три. 

Но проектом надо заниматься постоянно. В данном случае необходима какая-то группа активистов, без такой группы не будет жить ни один проект пролонгированного действия. Обязательно команда не только от города, но и от инициатора проекта.

— Город сейчас в вашем случае проявил заинтересованность? Может быть, выставил какие-то критерии к проекту?

— Сейчас мы находимся в стадии создания концепции и поддержку города, его заинтересованность видим, ведь реализацией будет заниматься именно он. Город готов поставить наш проект в рабочий график и работать с ним как с привлекательным инвестпроектом. Но это долгий путь и комплексная работа: есть инициатор и инвестор концепции, есть федеральные программы по созданию таких общественных пространств, и в них нужно участвовать, как это делает, например, Казань, участвуя вообще во всех госпрограммах. 

пресс-служба Группы ЧТПЗ

— Если уйти от набережной в город — каким запросам и функциям сегодня должны отвечать общественные пространства в промышленном мегаполисе вроде Челябинска? Вообще, как городу стать приятным для жизни, чтобы в нем хотелось не только остаться, но и приглашать сюда своих друзей?

— Удивительно, я несколько раз приезжал в Челябинск, но график настолько плотный, что все мои экскурсии ограничились гостиницей, вокзалом, обедом с пельменями и местами проведения совещаний. Челябинск — типичный промышленный мегаполис, каких довольно много. Наиболее продвинутый в этой части Екатеринбург, но там исторически была культурная составляющая более развита. При этом у вас есть сложность — это металлургические производства, которые, к сожалению, не все так социально ответственны, как ЧТПЗ, и вопрос экологии у них не стоит вообще. Ведь экология должна стоять даже не в повестке, а в голове. 

Все крупные города современности — постиндустриальные, поэтому благоустройство сегодня — это не только игры в политику или чистоту, это поле для развития новой городской экономики: сервиса, культурных программ, общественной жизни. 

Вообще, большинство городов-миллионников переводит промышленные производства из городской черты вовне. И это правильно.

пресс-служба Группы ЧТПЗ

— Но у нас они есть и понятно, что никто не возьмет и не вынесет разом все заводы в чистое поле.

— Значит, надо работать вокруг этого и диверсифицироваться, чтобы смотреться выигрышно наряду с другими такими же городами. У Челябинска для этого есть все возможности: у вас много университетов, а значит, есть большое количество интеллигентной активной публики. У вас есть река, много озер, есть большой бор в центре города — это бесценно. Надо просто собрать все вместе: экологию, рекреацию, активных людей, сервисы. И работать. Я вот наслышан и очень хочу посетить у вас «Белый рынок». Говорят, что это одно из новых современных пространств.

— Да. А вообще, истории вроде Даниловского рынка или «Депо» в Москве, «Белого рынка» у нас: есть ли у таких проектов будущее, или они просто рано или поздно превратятся в коридоры фаст-фуда?

— Все меняется. Мне кажется, что такой формат, как «Депо», жить может. Другое дело, что, наверное, не в таком гигантском формате, это антиутопия — бесконечное количество жующих людей. Это хорошие городские истории, но чтобы не превратиться в банальный стрит-фуд, они должны приспосабливаться, меняться. Я говорю о проведении в таких местах каких-то активностей, организации креативных пространств, где могли бы быть сосредоточены какие-то небольшие непродуктовые магазинчики, может быть, мини-производства с шоу-румами. 

пресс-служба Группы ЧТПЗ

— Вы, скорее, говорите уже о пространствах вроде «Флакона». У нас тоже создали креативный кластер «Свобода». Но я не могу сказать, что он очень популярен у жителей, там почти ничего не проводится, и большая часть жителей даже не знает, где это и что там. Что нужно, чтобы подобные идеи не только воплощались в жизнь, но и жили?

— Нужно совместить вашу «Свободу» с «Белым рынком», если грубо, и тогда все получится. Для привлечения людей необходима какая-то история с едой. Невозможно творить что-то креативное там, где нечего поесть и выпить. Другое дело, что просто еда — это скучно. А вот еда и что-то еще — это уже хорошо. Это привлечет активных людей, которым не должно быть скучно в том или ином общественном пространстве, иначе они из него уйдут и больше не вернутся. Ведь даже в театре есть буфет. 

— Это все хорошо, но как быть людям, а их огромное количество, которым тоже хочется развлечений, энергии, но у которых на это просто нет денег, поэтому они не пойдут на модный «Белый рынок» или в креативное ателье.

— При создании любого общественного пространства нужно учитывать интересы людей с разным уровнем доходов. Если мы ставим кафе — то нужно их сделать несколько с разными ценниками. Где-то должны быть точки совсем недорогие. Вообще, культура потребления меняется. Люди стали больше ходить кушать вне дома, поэтому не всегда это должно быть дорого. Чем гуманнее у тебя среда — тем больше в ней хочется находиться и делать что-то хорошее. 

Сейчас мы видим такой тренд: чем больше в городе пространств для пешеходов и меньше для автомобилистов, тем он дружелюбнее. Челябинску в этом плане сложно. Мне кажется, у вас самые широкие в России автодороги. Но необязательно это все убирать, нужно просто изменить: на разделительной полосе широкой дороги устроить парк, сделать чуть шире и чуть ниже тротуары, сделать первые этажи домов ритейл-зоной с доступной для всех средой, где-то снизить чек. 

Нужно делать акцент на человеческий капитал — чем больше мы создаем удобных для встреч и общения мест, тем больше мы формируем культуру, городские сообщества. 

пресс-служба Группы ЧТПЗ

К примеру, сделаем мы набережную Смолино, встретятся на ней работники завода, пообщаются и превратятся не просто в работников завода, а в жителей Челябинска, которые пойдут общаться с коллегами из других районов и разбираться, почему вот тут сделали хорошо, а тут не делают. И власти с бизнесом должны это понимать. 

Это так называемая конкуренция за людей, чтобы человек хотел остаться и жить здесь, и развивать, любить свой город. Город должен быть открыт для людей, чтобы они понимали это не только фактически, но и на уровне мышления.

Мы называем такой город не постиндустриальным, а коммуникационным. То есть город для общения. Успех индустриального города — постоянно повышающийся размер квадратного метра жилой площади на человека, успех города коммуникационного — увеличение общественных пространств. 

— У нас как раз власти сейчас начали заниматься занижением тротуаров, зелеными бульварами посреди дорог, созданием скверов. Значит, все делают правильно?

— Да, но есть нюанс, так как градостроительство  — это дело довольно рискованное. Ты все придумал, построил, а это оказалось никому не интересным. Не получилось…

Вице-мэр Челябинска Александр Егоров — об озеленении, парках, набережной и преображении города

— В нашем случае: а это все завяло. Так произошло с масштабным озеленением…

— Так бывает. Для посадки крупномеров мы для городских проектов, например, обычно стараемся покупать саженцы в питомниках в Германии, потому что русские питомники еще не вырастили 20-летних деревьев в таких количествах, так как большая часть питомников существует не больше 15 лет. Кроме того, в нормальных питомниках, которым больше 100 лет, особые технологии. К примеру, растят они липы — и они все одинаковые. Высадишь аллею из таких лип, и они будут расти одинаковыми многие годы. Дерево должно быть приспособлено и выращено специально для города. Посадочный материал имеет огромное значение. А если человек в соседнем лесу выкопал ель, чтобы посадить ее в городе — понятно, что это плохая история. Озеленение — это очень дорого. Это хороший посадочный материал, хороший свет, хороший полив и уход за зелеными насаждениями. И я не хочу сказать, что если это дорого, то лучше этого не делать. Делать нужно, но лучше сделать хорошо и качественно два гектара, чем 20 очень плохо. 

пресс-служба Группы ЧТПЗ

— А какая зелень подходит для города?

— Я не специалист, но из нашего опыта знаю, что хвойные довольно сложно выдерживают нагрузку города, особенно со сложной экологической обстановкой. Озеленители поэтому очень осторожно к ним относятся: они дорогие, сложно приживаются и редко в итоге живут подолгу, особенно в мегаполисах.

А вот какие-нибудь липы, рябина — да. Прекрасная история — это тополя. Они быстро растут, хорошо приживаются. Их не зря раньше сажали. 

Другое дело, что их надо правильно выбирать, чтобы не было пуха. Питомников хороших в России мало, но они есть. Например, тополя мы закупали в питомнике в Тюмени.

— Как сегодня можно привнести вторую жизнь в какие-то старые объекты? К примеру, у нас в центре города стоит заброшенный элеватор…

— Элеватор — это прекрасная история. Молодежный центр, культурный центр, кинозал. Это должно быть многофункциональное пространство. Нужно искать проектировщиков и деньги. 

пресс-служба Группы ЧТПЗ

— Есть ли какие-то мировые тренды в урбанистике, которые к нам в Россию пока не пришли, но очень бы хотелось?

— Нет такого. Все у нас, а что-то мы туда экспортируем: проводим лекции, публикуем статьи в журналах. Все занимаются примерно одним и тем же. Сейчас многие понимают, что там, где есть депрессивные территории, районы в городе, там просто нет благоустройства, комфорта для жизни, и если его привнести, то изменится и контингент. Отмечу, что там, где происходит благоустройство, цена земли повышается сразу. Это экономика. На одном из наших проектов, например, в Раменках в Москве, жильем застраивается только 20%, остальное — общественные пространства. И это повышает привлекательность территории и дает возможность продать квартиры значительно дороже. 

— Вообще, если говорить о градостроительстве и о реновации (у нас вот собираются начинать), как нужно строить — должны это быть линейные длинные улицы или некая закрытая квартальность?

— Безусловно квартальность. У каждого квартала должна быть своя жизнь, свое общественное пространство, чтобы человеку было в нем комфортно, чтобы у места была своя идентичность, чтобы оно было непохоже на другое. Без развитой среды люди не будут покупать квартиры, сейчас — это никому не нужно, а ведь 10 лет назад было иначе. Город должен быть для людей — тогда и люди будут для города. Я за разнообразие жизни, городских культур, идей. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.