«Бойцовская риторика» и ограничения «наших любимых свобод»

Путин и коронавирус: чем президент РФ в пандемию отличается от лидеров других стран

Пандемия коронавируса, которым, по последним данным, заразились больше 21,6 млн человек во всем мире, стала в том числе политическим испытанием для лидеров стран. Политолог Олеся Захарова проанализировала для Znak.com, как президент России Владимир Путин общался с населением во время пика и после объявления о выходе на плато и чем его выступления отличались от обращений к народу лидеров США, Италии и Великобритании.

Fabian Sommer / Global Look Press

Неуверенность и отстраненность Путина

Пандемия коронавируса не только обнажила многие социальные проблемы, но и остро поставила ряд политических вопросов. Думается, не было ни одной страны, где бы лидер не обратился к населению с речью. Все подобные выступления, в сущности, имели схожие цели: кого-то поблагодарить, кого-то подбодрить и найти поддержку у электората своим действиям. Однако каждый лидер при этом использовал свои приемы, что позволило увидеть, как по-разному главы разных стран выстраивают взаимоотношения с людьми. 

Для краткого обзора мы сравнили выступления президента России Владимира Путина с обращениями американского президента Дональда Трампа, итальянского премьера Джузеппе Конте, а также британского премьера Бориса Джонсона и королевы Елизаветы. В данном случае мы не оценивали эффективность выступлений политиков, но сосредоточились на характере риторики и стиле общения с населением.

Наиболее бойцовскую и оптимистичную позицию продемонстрировал Дональд Трамп.

Действия по отношению к вирусу он описывал в следующих выражениях: «мы победим вирус», побьем его, преодолеем. Он говорил: «Вирус не имеет шанса против нас». Меры, предпринятые США против COVID-19, Трамп описывал как «агрессивные, всеобъемлющие, беспрецедентные», жесткие, оперативные, очень быстрые, профессиональные, интенсивные, сильные, необходимые, умные, экстренные действия, спасающие жизни, ранние, бдительные, совершенные с сочувствием и любовью».

Яромир Романов / Znak.com

Характерно, что Трамп многократно подчеркивал ранний, превентивный характер своих действий и их оперативность. Но, несмотря на его старания, по опросам, почти 2/3 (65%) американцев оценили действия его администрации как слишком медленные.

Владимир Путин использовал для характеристики своих действий значительно меньше эпитетов, но так, же как Трамп, в первую очередь стремился представить заявленные действия как совершенные быстро, оперативно, идущие «на опережение», организованные, собранные, соразмерные.

Президент РФ особенно подчеркивал, что они профессиональные. При этом, как ни странно, он не использовал обычно характерную для него «бойцовскую риторику». Ни в первом, ни во втором обращениях к нации не было ни одного заявления о том, что мы победим вирус. Чаще звучало: «нам удается оградить от угрозы», «реализуем меры по борьбе с коронавирусом», «удастся одолеть» и тому подобное. Лишь в конце апрельской речи Владимира Путина появилась фраза о том, что «мы победим заразу коронавирусную», но в контексте с печенегами и половцами заявление получилось больше забавным, чем уверенным, и немедленно разошлось на мемы. 

В целом, на наш взгляд, такая подача информации отражала неуверенность и отстраненность Путина, которые сразу же заметили и эксперты, и большинство граждан. Эти ощущения усилило и то, что на фоне остальных упомянутых лидеров российский президент был наиболее пессимистичным. После заверений в течение длительного времени о том, что в стране все готово для борьбы с вирусом и правительство действует «на опережение», он всегда добавлял, что все-таки ситуация может ухудшиться. «Созданного сейчас резерва может в дальнейшем не хватить. Надо иметь в виду любой сценарий развития событий, и к любому сценарию надо быть готовыми», — говорил глава государства 28 апреля.

Ограничения прав человека

Американский и европейские лидеры, даже итальянский премьер-министр при всей сложности ситуации в Италии больше акцентировали внимание на том, что эпидемия обязательно закончится и из этого испытания нация выйдет более сильной и сплоченной. Последнюю фразу произнес каждый из них.

Риторика европейских лидеров Джонсона и Конте оказалась более спокойной и «миролюбивой». Джонсон лишь изредка говорил «побьем вирус», чаще предпочитая выражение «выйдем из этой ситуации». При этом он не счел нужным каким-либо образом репрезентировать действия правительства и сосредоточился на содержательной характеристике принимаемых мер. Пожалуй, единственные прилагательные, которое он использовал для описания программы по поддержке населения, — это «огромная и беспрецедентная программа».

Джузеппе КонтеДжузеппе Контеwww.imago-images.de / Global Look Press

Итальянский премьер-министр больше акцентировал внимание на том, что принятые строгие ограничения повседневных привычек были «осторожными, обоснованными и адекватными». 

Иными словами, если для американцев было важнее, чтобы были предприняты быстрые и эффективные меры для защиты их здоровья, то для итальянцев наиболее болезненным оказался вопрос ограничений «наших любимых свобод», как выразился Конте.

Надо сказать, что Италия — единственная страна из рассмотренных нами, где лидер поднимал тему ограничения прав человека. Итальянский премьер уделил этому особое внимание, назвав изменения в образе жизни «жертвами» со стороны итальянцев (Путин назвал такие ограничения «неудобствами», британцы — «нарушением нормального образа жизни»). И пояснил, что прежде чем ввести все эти ограничения, правительство всесторонне оценило, насколько возможно «соединить приоритет здоровья граждан с другими интересами, которые тоже заслуживают защиты». 

Любопытно, что Конте ни разу не прибегнул в проанализированных нами речах к словам «угроза» или «опасность». Для обозначения вируса он чаще использовал словосочетания «трудные времена», «трудный момент», «испытание». Вызов, испытание (на англ. challenge) — наиболее часто используемое слово всеми этими лидерами для описания ситуации, вызванной пандемией. Исключение составил только Путин. Российский президент при описании вируса предпочел слова «угроза» и «опасность». 

Национальный вопрос

Интересно, что эпидемия довольно отчетливо проявила тему национальной гордости. Трамп подчеркнул, что «американцы исторически всегда поднимаются, чтобы ответить на вызов и преодолеть врага», а также акцентировал внимание на том, что в США лучшая экономика в мире (благодаря его действиям за последние три года), наиболее продвинутая система здравоохранения, самые талантливые доктора и ученые в мире, поэтому никто другой так не подготовлен противостоять вирусу, как США. Отметим, что Америка сейчас на первом месте в мире по количеству выявленных случаев COVID-19.

Итальянский премьер сделал акцент на «чувстве комьюнити» у итальянцев: «Итальянцы — великая нация, великое объединенное и ответственное комьюнити». «Наше комьюнити — наша сила. В комьюнити все взаимосвязаны, маленькие жертвы одного идут на пользу другим и ему самому», — также сказал он.

Королева Великобритании Елизавета IIКоролева Великобритании Елизавета IIXinhua / Global Look Press

Даже тот факт, что Италия так сильно пострадала от вируса, он попытался представить не как поражение, но, прежде всего, как вызов и трудную ситуацию, из которой итальянцы, хоть и с жертвами, но вышли достойно. 

Он подчеркнул, что именно Италия стала первой страной, которая ударила по вирусу и стала «моделью преодоления вируса для всех остальных стран».

Королева Елизавета и премьер Джонсон разделили сферы ответственности. Если премьер больше внимания уделял разъяснению конкретных мер преодоления вируса, королева обращалась в первую очередь к чувствам подданных. Она отметила, что сегодняшние британцы всегда отличались и отличаются силой, самодисциплиной, хорошим чувством юмора и чувством друг друга. Все это выражает национальный дух и позволяет нации выйти из трудной ситуации так, что смогут собой гордиться не только они, но и их потомки. 

Владимир Путин в отличие от остальных лидеров был довольно сух и сдержан в этом вопросе. Несмотря на его обычную склонность к темам национальной идентичности и патриотизма, россиянам не досталось от главы государства хвалебных слов.

Он лишь напомнил, что от граждан требуются дисциплина, ответственность, собранность и сплоченность. Более оживленным его выступление стало, лишь, когда он заговорил о праздновании победы в Великой Отечественной войне. Президент вспомнил о ценностях взаимопомощи, взаимовыручки и солидарности, но приписал их не народу, людям, а государству — России. «С ценностями взаимопомощи, взаимовыручки, солидарности Россия живет тысячу лет. И сегодня они — главная опора нашей государственности», — заявил он.

При этом лидеры других стран отождествляли себя с нацией и всегда использовали местоимение «мы», говоря о борьбе с вирусом: мы справимся, мы преодолеем, мы можем гордиться собой, иногда заменяя местоимение на слово «нация (nation)» или название нации (итальянцы, американцы, британцы). Путин в свою очередь нередко делит «мы» на несколько составляющих: государство, общество, граждане. «Если государство, общество, граждане будут действовать вместе, если сделаем все, что зависит от каждого из нас», — говорил он. Слово «россияне» им не использовалось, выражение «наш народ» — лишь единожды во всех обращениях, связанных с пандемией.

В этом, безусловно, отражается проблемность категорий «россияне» или «русские». Но также видится и отстраненность президента от людей и то, что он сам не воспринимает народ и власть едиными, не мыслит и не чувствует граждан России как единую нацию и, по сути, не очень верит в нее. 

Публикации рубрики «Мнение» отражают личную точку зрения их авторов.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.