«Это была не „Ассоциация Умных Енотов“»

В Екатеринбурге подсудимым по «делу АУЕ» запросили 16 лет на троих. Они заявили о давлении

В Екатеринбургском гарнизонном военном суде начались прения по делу «экстремистского сообщества АУЕ» (организация признана экстремистской и запрещена в России). Как полагают следователи ФСБ России, сообщество было создано бывшим военным, участником боевых действий в Сирии Николаем Бабарикой, его супругой Натальей и приятелем Артемом Зуевым для «разжигания ненависти к полицейским». Гособвинение в ходе прений запросило для подсудимых в совокупности 16 лет колонии. Как признались корреспонденту Znak.com после заседания адвокаты и подсудимые, такое ходатайство для них стало полной неожиданностью. Сами они рассчитывали если не на оправдание, то по крайней мере на условные сроки, особенно с учетом того, что двое из троих признали свою вину и заявили о своем раскаянии. Защита говорит, что на свидетелей и фигурантов оказывалось давление со стороны силовиков. 

Николай БабарикаЯромир Романов / Znak.com

«Это были встречи с распитием алкоголя»

Само судебное заседание началось в 14:00. Наталья Бабарика пришла на процесс с детской коляской. Ребенка девушка родила уже во время следствия и сейчас фактически находится в декретном отпуске. «Если приговор будет строгий, ребенка сразу отдадим на воспитание прокурору», — пошутил в коридоре суда адвокат четы Бабарика Алексей Бушмаков. Ребенка все же отдали маме обвиняемой, которая тоже пришла сегодня в суд.  

Судья Антон Петюркин, который ведет этот процесс, начал слушания со стадии дополнений. Прежде всего, опросил обвиняемых об их согласии с сутью предъявленных обвинений. Наталья Бабарика выступала первой и заявила, что не понимала угрозы уголовного преследования за свои действия. Она также сказала, что никакого подпольного сообщества они не организовывали и конспирацией не занимались. «Это просто были встречи с распитием алкоголя и пожаркой мяса. Мы с Зуевыми семьями встречались, экстремистского сообщества не создавали», — заявила девушка в суде.

Артем Зуев, на показаниях которого во многом строилось следствие, также сегодня заявил, что никаких тайных встреч они не проводили и указаний от Николая Бабарики он не получал. Это, к слову, противоречит той позиции, которую он занимал раньше, описывая приятеля в качестве организатора и вдохновителя их экстремистского сообщества.

Спустя полтора часа суд перешел к прениям сторон. Сегодня успел выступить только прокурор Георгий Паникаров, представляющий в этом процессе сторону гособвинения. Его речь длилась более двух часов.

«Ваша честь, появление интернета изменило нашу жизнь. Интернет и соцсети влияют на нас и влияют, прежде всего, на самую активную часть общества — на молодежь. Важно, чтобы это влияние формировало правильное отношение к жизни, а не сеяло вражду и не призывало к насилию», — начал свою речь Паникаров, обращаясь к судье.

Верховный суд РФ признал движение АУЕ экстремистской организацией

Он напомнил, что движение «Арестантское уркаганское единство» на сегодня признано Верховным судом России экстремистским. По словам Паникарова, деятельность подсудимых «осуществлялась посредством соцсетей», где велась «пропаганда криминального образа жизни», что послужило причиной «разжигания ненависти и вражды к социальной группе „сотрудники МВД“». «И это только отягощает тяжесть совершенных подсудимыми деяний», — подвел черту под вводной частью своей речи Георгий Паникаров.

«Ненависть и вражда к социальной группе „сотрудники МВД“»

Далее он перешел к основным тезисам самого уголовного дела. Согласно материалам следствия, Николай Бабарика и некий мужчина по имени Александр, «чью личность установить не удалось», создали в 2011 году в соцсети «ВКонтакте» группу под названием «АУЕ». «В ней ими выставлялись сюжеты, которые пропагандировали криминальный образ жизни. Кроме того, сообщество имело определенную идеологию. И это не была „Ассоциация умных енотов“, как заявлялось в этом суде защитой. Они призывали к применению насилия и возбуждали ненависть к представителям правоохранительных органов», — отметил представитель гособвинения.

Помимо группы «АУЕ» Николай Бабарика, по словам Паникарова, зарегистрировал и долгое время администрировал еще несколько пабликов аналогичной направленности в разных соцсетях, включая Instagram. «„Шпана“, „Босота“, „Босота. АУЕ“», — перечислил прокурор их названия. Последний паблик под названием «Резкий» Бабарика купил за 600 рублей у некоего Шамиля Такаева. «В этих группах также выставлялись материалы, которые призывали к насилию в отношении сотрудников ФСБ и МВД», — подчеркнул выступавший.

К администрированию и наполнению контентом этих пабликов Бабарика, по версии следствия, привлекал своих родственников, знакомых и возлюбленных.

Так, до 2017 года ему помогал двоюродный брат Даниил Головко, курсант Краснодарского высшего военного училища. Во время первой командировки Бабарики в Сирию паблики администрировала и пополняла Юлия Дмитриева, которая по материалам дела проходит как «бывшая сожительница». С 2016 по 2017 год права администратора пабликов имела уроженка Алтая Полина Попова, которая за это время «опубликовала порядка 1200 материалов». Затем этими функциями были наделены Артем Зуев и нынешняя жена Бабарики.  

Артем Зуев, у которого есть полиграфическая мастерскаяАртем Зуев, у которого есть полиграфическая мастерскаяЯромир Романов / Znak.com

«Администрируя с 2017 года группу „Шпана“, подсудимая Наталья Бабарика разместила в ней 691 сообщение», — отметил Паникаров. Всего в подконтрольных подсудимым пабликах, по данным следствия, было размещено более 36 тыс. сообщений, многие из которых были признаны экспертами экстремистскими и содержали призывы к насильственным действиям.

«По заключению экспертов от 23 января 2019 года с лингвистической и психологической позиции материал, опубликованный в [паблике] АУЕ, с изображением машины и надписью „Жизнь ворам, смерть мусорам!“ содержит призывы к совершению преступлений по мотивам идеологической ненависти и вражды к социальной группе „сотрудники МВД“. Материалы в сообществе АУЕ с изображением молодого человека с кирпичом в руке, замахивающегося на полицейский автомобиль, и аналогичной надписью „Жизнь ворам, смерть мусорам!“, изображение фрагмента кисти руки, раскрытой сумки, автомата и надпись „Я могу стать миллионером за три минуты. А почему не за пять? Потому что за пять приезжает полиция! Жизнь ворам, смерть мусорам! Ход бродягам! АУЕ“, изображение писающего на машины полиции мальчика с надписью „Легавым … ворам — ходу! Людскому — вечно, воровскому — бесконечно! Ворам — отрыжка, легавым — крышка!“ также содержат призывы к совершению преступлений по мотивам идеологической ненависти и вражды в отношении социальной группы „сотрудники полиции“. По заключению эксперта от 14 декабря 2018 года, опубликованный в „АУЕ“ материал с текстом „На божий суд попали трое — мент, майор и вор в законе… Там красные горят котлы, для всех ментов горят они“ содержит высказывание на возбуждение ненависти и вражды, а также унижения достоинства сотрудников МВД», — перечислил Паникаров примеры сделанных подсудимыми публикаций, отнесенных экспертами к числу экстремистских.

Он сформулировал «основные идеологические принципы АУЕ»: 

«Только лица, принадлежащие к криминальному миру, считаются людьми. Все остальные являются кормовой базой для этих людей.

Соответствующее воспитание молодежи с целью поддержания лиц, находящихся в местах лишения свободы. Отрицание государственных органов, а также пропаганда криминального образа жизни». Одновременно гособвинитель упомянул о том, что в 2018 году Калининский районный суд Тверской области приговорил «ранее неоднократно судимого гражданина Цветкова» к 1 году 10 месяцам колонии строгого режима за репост одной из публикаций в организованном Николаем Бабарикой паблике «АУЕ». Мужчину признали виновным как раз по части 2 статьи 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»).

Как оказалось, в июне–сентябре 2017 года Роскомнадзор заблокировал паблики «АУЕ» и «Шпана». «Однако подсудимые продолжали администрировать их, используя анонимайзеры, и фактически продолжали свою преступную деятельность до 30 мая 2018 года, то есть до момента своего задержания», — добавил Паникаров.

Магазин «воровских» сувениров

Отдельно гособвинитель коснулся деятельности интернет-магазина хенд-мейд изделий «Вольный мастер. Магазин интересов», который Бабарика и Зуев организовали в соцсети «ВКонтакте». Паникаров напомнил участникам процесса, что Бабарика познакомился с Зуевым в 2016 году «в помещении печатного цеха „Абсолют“», который Зуев организовал со своим бизнес-партнером за несколько лет до этого. Молодые люди проявили интерес к деятельности друг друга, и вскоре печатный цех начал выпускать сувенирную продукцию с криминальной символикой: кружки, тарелки, футболки, зажигалки, четки, нарды с «восьмиконечными звездами» и надписями «АУЕ». Продукцию продавали по всей стране через интернет и доставляли «Почтой России». Большую часть сувенирной продукции делали сами, четки и нарды приобретали у лиц, отбывающих наказание в учреждениях ФСИН России.  

Наталья Бабарика родила ребенка во время следствияНаталья Бабарика родила ребенка во время следствияЯромир Романов / Znak.com
Почему «запрет АУЕ» — плохая идея: мнения силовиков, воров, правозащитников

Согласно позиции следствия, которую гособвинение полностью разделяет, Бабарика выполнял функцию организатора, его жена занималась заказами, Зуев руководил деятельностью печатного цеха и заведовал финансами. В частности, на счета Зуева было перечислено порядка 80 тыс. рублей. Это большая часть выручки от выпущенной продукции. Еще порядка 30 тыс. рублей было перечислено на счета самого Бабарики. Один из переводов назывался «Тема. АУЕ. Екатеринбург». Согласно позиции гособвинения, вырученные средства шли на закупку оборудования, необходимого для расширения бизнеса, рекламу продукции, а также на «популяризацию общества АУЕ».

Смягчающее обстоятельство — участие в боевых действиях в Сирии

В завершении своей речи Паникаров упомянул о том, что незадолго до задержания, в начале мая 2018 года, Николай Бабарика начал удалять свои аккаунты в соцсетях и попросил Зуева вычеркнуть его из администраторов пабликов. После этого их руководителем фактически стал сам Зуев. Этому предшествовало требование непосредственного руководителя Бабарики, начальника медицинского отряда специального назначения военного госпиталя № 354 Миргородского, уволиться по собственному желанию. В противном случае молодого человека грозились уволить по дискредитирующим основаниям. «В апреле до Миргородского дошли сведения, что он пропагандирует идеи АУЕ», — объяснил причину Паникаров.

В итоге для Николая Бабарики он затребовал 8 лет общего режима. Кроме того, попросил запретить ему организовывать и администрировать какие-либо группы в социальных сетях в течение 4 лет и ограничить свободу на 2 года после освобождения из колонии с запретом менять место жительства.

Согласно позиции гособвинения, экс-военного следует признать виновным по части 1 статьи 282.1 УК РФ («Организация и руководство экстремистским сообществом»), по части 2 статьи 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), пункту «в» части 2 статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти и вражды с использованием телекоммуникационных сетей, в составе организованной группы»).  

При этом Паникаров попросил у суда учесть в качестве смягчающих обстоятельств то, что Бабарика признал свою вину, ранее не судим, имеет двух несовершеннолетних детей, участвовал в составе контингента Вооруженных сил РФ в боевых действиях на территории Сирии в 2016–2017 годах и был награжден.
Яромир Романов / Znak.com

Для его супруги, Натальи Бабарика, он запросил 4 года колонии общего режима с запретом администрировать соцсети на такой же срок и ограничением свободы после освобождения из колонии сроком в 1 год. Девушку, которая прежде работала кадровиком известной питерской транспортной компании, гособвинение считает необходимым признать виновной по части 2 статьи 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе»), по части 2 статьи 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), пункту «в» части 2 статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти и вражды с использованием телекоммуникационных сетей, в составе организованной группы»). В качестве смягчающих обстоятельств Георгий Паникаров упомянул о наличии у нее малолетнего ребенка, которого она рожала, будучи под следствием, и отсутствие судимости.

Полиграфисту Артему Зуеву прокурор также затребовал 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, запрет организовывать и администрировать паблики в соцсетях на такой же срок и ограничение свободы в 1 год. При этом ему вменена лишь часть 2 статьи 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе»). Он попросил учесть признание Зуевым своей вины, помощь следствию и отсутствие судимости.

Отягчающих вину обстоятельств, по мнению Паникарова, у подсудимых не выявлено. Однако при вынесении судом решения он просил принять во внимание «характер и степень опасности совершенных подсудимыми преступлений».  

«Обещали, если она не даст нужных показаний, отнять детей»

Выступления адвокатов подсудимых и их самих в рамках прений сторон суд отложил на 2 сентября. Адвокат Алексей Бушмаков, который в этом процессе защищает супругов Бабарика, назвал затребованные гособвинителем сроки «достаточно суровыми». «Мы будем надеяться, что суд проявит гуманизм и снизит их. В отношении Натальи, мы считаем, целесообразно применить либо условный срок, либо дать отсрочку исполнения наказания ввиду того, что у нее на руках маленький ребенок», — заявил Бушмаков. По его мнению, гособвинение не учло, что Бабарика заводил паблик «АУЕ», будучи несовершеннолетним 15-летним юношей. «По идее, сроки должны уполовинить. Но как суд поступит, для нас большая загадка и интрига», — добавил собеседник.  

Адвокат Алексей БушмаковАдвокат Алексей БушмаковЯромир Романов / Znak.com

«Качество доказательств, собранных в этом уголовном деле, говорит о том, что следствие рассчитывало на признание вины всеми фигурантами и особый порядок рассмотрения в суде», — считает Бушмаков. Также он упомянул о том, что в суде часть свидетелей фактически отказались от своих первоначальных показаний, заявив, что обличали Бабарику, его жену и Зуева под давлением сотрудников правоохранительных органов. Речь идет прежде всего о Данииле Головко, Юлии Дмитриевой и супруге Зуева. В суде они заявили, что никакой организации «АУЕ» не было и криминальную идеологию никто из них не продвигал. 

«Свидетель Коровина говорила, что к ней приезжали следователи и обещали, если она не даст нужных показаний, отнять детей. Также давили на Наталью во время беременности. Николаю, с его слов, тоже угрожали», — отметил также Бушмаков.  

«Такова, видимо, практика ФСБ. Все это мы видим на примере дел „Сети“ и „Нового величия“. Побоится ли судья вынести справедливое решение — тоже вопрос. Он находится сейчас в статусе временно исполняющего обязанности председателя суда, и если он вынесет решение, которое не устроит Москву, то тут ему может уже не повезти по карьерной линии. В этом плане, я считаю, все оказались в заложниках ситуации», — добавил защитник.

Наталья Бабарика в беседе с корреспондентом нашего издания назвала позицию обвинения «бредом». По ее словам, никакой пропагандой АУЕ они не занимались, а просто пытались заработать деньги. Паблик, который ее муж завел еще в 2011 году, после раскрутки и получения денег от рекламы планировалось выгодно продать. «Он был молодым парнем. В этом возрасте нет никакого понимания, к чему все это может привести», — добавила она.

Наталья не ожидала, что прокурор запросит такие серьезные сроки: «На оправдание не надеялась. В России выносится 1% оправдательных приговоров, и надеяться на это, я считаю, глупо. Но я думала, что хотя бы будет условка». К чему теперь готовиться, девушка не знает.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.