«Человек должен сам определять, является ли материал враждебным»

Юристы: почему в России заводят дела за еще не признанные экстремистскими посты в соцсетях

Несмотря на масштабную пиар-кампанию со стороны властей России по декриминализации статьи об экстремизме, уголовных и административных дел, которые возбуждаются за посты и другие действия в соцсетях, меньше не стало. На этой неделе стало известно, что прокуратура Курганской области составила протокол по статье 20.29 КоАП РФ («Производство и распространение экстремистских материалов») на художницу Полину Гузееву за то, что она опубликовала на своей странице «ВКонтакте» клип группы Alai Oli «Зачем ты под черного легла?». При этом пост был сделан в 2010 году, он был признан экстремистским в 2016-м, а дело возбуждено только в 2020-м. Znak.com решил спросить юристов о том, почему посты в соцсетях не попадают под действие статьи 54 Конституции, в которой говорится, что никто «не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением». 

Наталья Ханина / Znak.com

«Категория длящихся»

По словам уральского юриста организации «Агора» Алексея Бушмакова, для уголовных уголовных дел об экстремизме есть постановление пленума Верховного суда, в котором говорится, что срок давности привлечения к ответсвенности необходимо исчислять с момента публикации. «То есть если пост сделан пять лет назад, если в течение пяти лет вы его не привлекли, то уголовное дело не может быть возбуждено», — говорит он. 

«Все происходит с соглашательской позиции судов. По административным делам практика судов, к сожалению, складывается в обратную сторону. Они считают сроком исчисления момент обнаружения поста в соцсетях.
Суд оставил в силе решение об аресте политолога Крашенинникова за неуважение к власти

К сожалению, до Верховного суда еще ни одно такое дело, насколько я помню, не доходило, и Верховный суд не высказывался по срокам давности», — говорит Бушмаков. По его словам, он попытается разъяснить позицию Верховного суда, обжаловав дело о неуважении к власти в виде поста в Telegram политолога Федора Крашенинникова. 

Таким образом, административная ответственность за любой пост в соцсети может наступить в любой момент его обнаружения, а также в течение трех месяцев после удаления поста. 

Источник Znak.com в одной из региональный прокуратур объяснил Znak.com, что правонарушения об экстремизме относятся к категории длящихся. В Кодексе об административных правонарушениях такого понятия нет. В постановлении пленума Верховного суда от 24 марта 2005 года говорится, что длящимся является «такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей». 

«Они так считают, поскольку комментарий, картинка или песня до сих пор находятся в социальной сети и они как бы продолжают это нарушение. Но при этом ни Роскомнадзор, ни сами соцсети, в частности „ВКонтакте“, никаких претензий к владельцу соцсети не предъявляют», — объясняет позицию прокуратуры Бушмаков. 

«Человек должен сам определять, запрещен ли пост»

По словам Бушмакова, он и другие юристы много раз задавали вопросы судам различных инстанций о том, почему дело о правонарушении возбуждается по материалам, которые были включены в список экстремистких материалов Минюста намного позже. По его словам, ни одного «вразумительного ответа» на жалобы они не получили. 

«Позиция судов такая: человек, учитывая возраст, образование, должен сам определять, является ли материал враждебным, экстремистским, разжигающим рознь и ненависть и так далее. Я, не будучи психологом, смогу ли определить, что определенное слово или картинка может у кого-то разжечь чувство ненависти? Естественно, нет», — говорит адвокат.

Юрист «Роскомсвободы», адвокат Екатерина Абашина сказала Znak.com, что не слышала об официальной позиции судов по этому вопросу. «Такая позиция была бы очень несправедливой, так как иных инструментов для получения информации о легальности / нелегальности конкретных материалов, кроме государственных открытых реестров, у нас нет», — говорит она. 

По словам Бушмакова, у Европейского суда по правам человека и ООН есть главная претензия к Минюсту РФ по антиэкстремистскому законодательству — в нем не конкретизировано, что является правонарушением, а что нет. «Оно сформулировано очень общо, поэтому позволяет такой правоохранительный произвол. И мы, не будучи специалистами, не можем предвидеть свое правопослушное поведение. Получается, что посыл такой: не выкладывайте вообще ничего. А то, что вы не можете определить, — это ваши проблемы», — говорит Бушмаков. 

Практика ЕСПЧ

Юристу известны два случая, когда ЕСПЧ присуждал выплаты россиянам, осужденным по экстремистским статьям. Первое — это дело правозащитника Станислава Дмитриевского, который в 2006 году был признан виновным по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды») и получил два года условно за то, что опубликовал в своей газете тексты обращений бывшего президента непризнанной Республики Ичкерия Аслана Масхадова и бывшего вице-премьера правительства республики Ахмеда Закаева. В 2017 году ЕСПЧ постановил, что в решении российского суда есть нарушение права человека на свободу мнения, и присудил выплатить Дмитриевскому более 13 тыс. евро. 

Второе дело — дело блогера из Сыктывкара Саввы Терентьева, которому в 2008 году дали год условно за пост в «Живом Журнале», «возбуждающий ненависть к милиции». В августе 2018-го ЕСПЧ постановил признать уголовное преследование нарушающим статью 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и присудил ему 5 тыс. евро. 

Дело курганского активиста «Артподготовки», сидевшего за «новую революцию», дошло до ЕСПЧ

Но решения ЕСПЧ, касающегося даты публикации в соцсети, по которой возбуждено дело, пока нет. По словам Бушмакова, он подал в Европейский суд жалобу по делу курганского бизнесмена Евгения Лесового, которого силовики посчитали активистом запрещенного в России движения «Артподготовка» (организация признана экстремистской и запрещена в России) и которому дали два года колонии-поселения за участие в так называемой акции «Новая революция». «Он делал в соцсетях репосты „Артподготовки“. Ему вменяли участие в экстремистской организации, но экстремистской она была признана после того, как Лесовой совершил деяние. В жалобе я на это указал. ЕСПЧ ее принял, но она еще не рассмотрена», — говорит Бушмаков. Он рассчитывает, что суд встанет на сторону бизнесмена. 

Ранее Бушмаков говорил Znak.com, что также можно поступить с делами, возбужденными из-за АУЕ (организация признана экстремистской и запрещена в России). Такое дело, возбужденное в 2019 году, сейчас рассматривается в Екатеринбургском гарнизонном военном суде. При этом идеология АУЕ (Арестантский уклад един) была признана экстремистской только в августе 2020 года. 

По мнению юриста «Роскомсвободы» Екатерины Абашиной, при рассмотрении административных дел о публикациях, комментариях и репостах справедливее учитывать дату совершения действия в интернете. «Обычный пользователь не в состоянии уследить за всеми изменениями в списке экстремистских материалов, запрещенных организаций и информации, запрещенной к распространению в России. У интернет-пользователей нет обязанности проверять свои старые публикации при каждом изменении закона или госреестров запрещенных материалов, зачастую дела возбуждают из-за публикаций, о которых человек уже давно забыл», — говорит она. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.