«Пошумели, походили с умным видом и забыли…»

Поручение губернатора по спасению озера Аракуль осталось только на бумаге

Исполнение поручения губернатора Челябинской области Алексея Текслера о спасении уникального озера Аракуль, которое гибнет из-за неумеренной откачки из него воды для нужд поселка Вишневогорск, похоже, откладывается на неопределенное время. Предприниматель Алексей Мокришин, рассказавший главе региона о проблеме с памятником природы в начале августа, утверждает, что вопрос до сих пор не сдвинулся с мертвой точки. Лимиты пользования водоемом не установлены, счетчиков нет, сети в поселке Вишневогорск не ремонтируются, водовод не обследован, не менее двух третей откачанной воды по-прежнему уходит в никуда. При этом обозначенные в поручении губернатора сроки уже вышли. Самое страшное, что за последний месяц вода в озере ушла еще примерно на пять метров. Мы поговорили с Алексеем Мокришиным о том, что происходило с Аракулем после того, как о ситуации узнал глава региона.

Вода в озере Аракуль за последний месяц ушла еще примерно на пять метровАлексей Мокришин

— Больше месяца прошло с момента вашей встречи с губернатором Алексеем Текслером. Тогда заявления чиновников звучали обнадеживающе. Расскажите, пожалуйста, как развивались события после?

— После моего общения с губернатором на следующий день приехала комиссия, куда вошли замминистра экологии Виталий Безруков, представитель минстроя, несколько человек из контрольно-ревизионного управления, директор ОГУ «Особо охраняемые природные территории Челябинской области» Дмитрий Скорынин и несколько инспекторов. Сначала побывали у главы Вишневогорска Якова Гусева, потом поехали на Аракуль. Я показал место, где, на мой взгляд, могут быть протечки водовода. Там заболоченное место, бобры строят себе плотину.

— Почему вы решили, что именно там протечка?

— Накануне визита комиссии мы с одним из общественников обследовали местность и не нашли никаких притоков, откуда могла прийти вода. Решили, что она с водовода. Гейзером там, конечно, вода не бьет. Труба залегает на глубине 3-3,5 метра, нужно раскапывать и смотреть. В итоге было принято решение, что администрация Вишневогорска в течение двух недель обязана установить приборы учета, чтобы понимать, какой объем воды выкачивается из озера и сколько доходит до фильтровальной станции. Также администрацию обязали оформить водопотребление — водоканал должен получить разрешительную документацию на пользование озером. Это важно, поскольку пока вода потребляется в неограниченном количестве. На встрече было отмечено, что к мероприятиям нужно привлекать представителей общественности.

Текслера просят спасти легендарное озеро — единственный питьевой источник для тысяч людей

На следующий день мне позвонил вице-губернатор Челябинской области Станислав Мошаров, спросил, какое у меня впечатление от встречи. Я честно сказал, что есть ощущение, что люди приехали, но им ничего не нужно. Он спросил, какие решения были приняты. Услышав о том, что поставлен срок исполнения две недели, поинтересовался, не критично ли это. «Я, — говорит, — видел в ваших глазах дикую озабоченность». Конечно, я озабочен, но проблема не решалась годами, так что две недели — не вопрос. В завершении разговора он заверил, что ситуация находится на личном контроле губернатора, а он — ответственный за исполнение поручения. «В любое время звоните, предлагайте, жалуйтесь, — говорит. — Вопрос обязательно решится». Я почему-то поверил ему…

Алексей МокришинАлексей МокришинZnak.com

Еще дня через три-четыре мне позвонил Гусев и пригласил на осмотр водовода. Они позвали добросовестного подрядчика, откопали трубу в лесу, примерно в двух километрах от места, которое я показывал. Я приехал, смотрю, стоит экскаватор, лежит труба. Говорят мне: «Видишь, сухо? А ты говорил, что труба как дуршлаг… Распишись тут, что протечек нет». Расписался, потому что на этом участке и правда нет протечек. Спрашиваю: «А почему тут копали? Я ведь совсем другой участок показывал». Сказали, что обследование показало в этом месте утечку. Но к этому участку никогда и не было претензий. Там труба лежит в глине, и даже если будет утечка, вода никуда не денется. Предложил раскопать в двух километрах оттуда. «А там делал другой подрядчик, он не станет копать. Да и прибор показывает, что протечек там нет», — ответили мне. Еще и предложили оплатить расходы в размере 80 тыс. рублей — мол, человек приезжал, экскаватор пригнал. Но я-то показывал совсем другой участок!

— Какие-то еще обследования проводились?

— На этом активная деятельность закончилась. Я связался со Станиславом Мошаровым в конце августа. Он сказал, что объявлен конкурс на внутреннее обследование водовода зондом. Он опускается в трубу, и камера показывает состояние водовода на всем его протяжении. Также, по его словам, объявлен конкурс на закупку счетчиков. Нигде в открытых источниках я информации о таких конкурсах не нашел, глава Вишневогорска Гусев оказался не в курсе. Через неделю, 2 сентября, я вновь связался с Мошаровым, и он ответил, что на следующей неделе будет совещание со всеми участниками процесса. После этого мне никто не звонил, никуда не приглашал. Получается, никаких действий по спасению озера по факту не было предпринято. Пошумели, походили с умным видом и забыли… По крайней мере, меня и общественников, которых просили привлекать к мероприятиям, никто ни о чем не информировал.

— Погодите, а как же 11 млн рублей, которые, со слов замминистра экологии Виталия Безрукова, выделили на спасение Аракуля?

— Оказалось, что эти средства еще в прошлом году были выделены на ремонт и реконструкцию внутрипоселковых сетей. К освоению средств в Вишневогорске пока не приступили. Я спрашивал Якова Гусева, почему, он сослался на «бюрократические препоны». Насколько я понимаю, у них документации на сети нет, а надо, чтобы она была с подробным описанием, где какие трубы, задвижки, болтики. Они делают что-то в этом направлении, но ремонт не начался.

Вода продолжает уходитьВода продолжает уходитьАлексей Мокришин

— Что сейчас происходит с озером?

— Озеро мелеет, и сильно. С момента нашей встречи с губернатором вода ушла еще примерно на 5 метров. И сейчас продолжит уходить, хоть и идут осадки. 80 тыс. кубов ежемесячно для этого водоема — очень много. По факту поселку нужно 17-18 тыс. кубометров, остальная вода уходит в никуда. Большая часть теряется на поселковых сетях, примерно треть — на водоводе. Но точные потери определить без счетчиков невозможно. Гусев доказывает, что водовод в хорошем состоянии. Якобы они приглашали компанию из Снежинска, которая проводила ультразвуковое обследование водовода. У меня есть основания не доверять как самому Гусеву, так и результатам этого обследования. Один из подрядчиков, строивших водовод, говорил мне, что используемый данной компанией метод в полевых условиях неэффективен и неточен: приборы показывают протечки, где их нет, и наоборот. Хотя я не исключаю, что исследований вообще не было. Иначе почему никого из общественников не пригласили?

— Слушаю про счетчики и не пойму, неужели их так дорого установить? Ведь это сразу снимет все вопросы по водоводу.

— Вишневогорская администрация написала письмо на имя главы минстроя Виктора Тупикина с просьбой выделить 800 тыс. рублей на счетчики и другие материалы для их установки. Насколько мне известно, счетчики стоят в пределах 100 тыс. рублей. Есть и дешевле. Мне сложно судить, я не специалист. Возможно, там нужны более точные приборы. Либо руководствовались принципом — чем больше попросишь, тем больше дадут. Но пока вода потребляется без всякого контроля, озеро мелеет с катастрофической скоростью. Через год, максимум два оно может вообще исчезнуть.

На спасение озера Аракуль будет выделено ₽11 млн

— Читала в других источниках высказывания главы Вишневогорска о том, что у вас есть корыстный интерес в этой истории…

— Он везде заявляет, что у меня бизнес (база отдыха «Деревенька Аракуль». — Ред.) на берегу Аракуля. И, поскольку озеро уходит, бизнес просаживается. Это не так, люди едут ко мне, как и раньше. Если не будет озера, выкопаю бассейн, чтобы мои гости могли отдыхать. Но вы знаете, моя жизнь и мой бизнес — пыль по сравнению с судьбой озера, которое было здесь миллионы лет и которое мы уничтожаем. И мне было бы очень стыдно перед детьми, если я мог сделать что-то для его спасения, но не сделал. Я ведь давно говорил, что мы потеряем озеро, если ничего не делать. Это и происходит. Сегодня нужно решать проблемы не только с непомерной откачкой воды, но и с очисткой дна. Оно заилилось, родники, которые снабжают озеро водой, не могут пробить этот слой. Остались только самые крупные. И это следствие того, что было похоронено хорошее предприятие. Ведь раньше его очисткой занимался Аракульский рыборазводный завод.

— Как думаете, рыбзавод еще можно реанимировать? Вы ведь пытались купить этот актив, а потом долго судились за него с минпромом, хотя уже тогда завод был банкротом.

— Я не думаю, что рыбзавод оживет. По крайней мере, в том виде, каким он был, — точно нет. С точки зрения бизнеса это не целесообразно. Государство на себя такую функцию не возьмет. Пока я три года судился за завод, с него ничего не пропало. После того как в споре была поставлена точка, предприятие перестали охранять. Хотя власти могли хотя бы сторожа за 5 тыс. в месяц нанять. В результате там срезали все железо, разбирают кирпичи. Местная власть никак этому не препятствовала. По сути, сейчас это кусок земли с практически разрушенными зданиями.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.