«Нужно найти деньги, чтобы у учителей появилась возможность экспериментировать»

Заслуженный учитель РФ — о проблемах дистанта и новых подходах к образованию

Хотя 1 сентября учителя и ученики вернулись к привычному формату обучения в российских школах, в регионах прямо говорят о возможности перехода на дистанционное обучение в случае ухудшения эпидемиологической ситуации из-за коронавируса. В Свердловской и Кемеровской областях в некоторых школах уже был введен карантин из-за случаев заражения, и ученики перешли на дистант. О новых подходах к онлайн-образованию и о проблемах, с которыми сейчас сталкиваются как ученики, так и учителя, Znak.com поговорил с заслуженным учителем России, преподавателем истории московской гимназии № 1567 Тамарой Эйдельман.

Чтобы заинтересовать детей в дистанте, учителям нужно применять новые подходыJochen Tack / Global Look Press

«У нас совершенно не разработан вариант дистанционного обучения ребят в младшем и среднем звене школы»

— Насколько дистанционный формат обучения негативно сказывается на качестве обучения?

— Все зависит от возраста ученика. У нас совершенно не разработан вариант дистанционного обучения ребят в младшем и среднем звене школы. И это ужасающе! Дистанционное обучение в младших классах привело к невероятной перегрузке детей. Очевидно, проблема в том, что есть санитарные нормы, по которым ребенок больше определенного времени не может смотреть в компьютер. Поэтому, как я понимаю, огромное количество материала переводили в домашнее задание. И я знаю разных младшеклассников, которые часами делали домашнее задание, что, конечно, полное безобразие! 

Со старшими, например, у меня нет проблем. Но у меня мотивированные дети, это гуманитарные классы. Все совершенно нормально проходило, причем не только лекции, но и работа в группах, работа с источниками. Есть, например, некоторые вещи, которые мне больше нравятся именно в дистанционном формате. Во всяком случае, это интересно.

Для маленьких и средних жизненно необходимо придумать что-то принципиально новое, а не те ужасающие разработки, которые предлагаются учителям в электронной школе.

Может, это должны быть какие-то короткие игры, какие-то виды развивающих, но не напрягающий занятий. 

Наверное, я сейчас ужасную вещь скажу, но мы находимся в экстремальной ситуации, здоровье учителей и учеников важнее, чем изучение любой науки. Да, изучение программы пострадает, но что делать? Значит, пострадает. Главное, чтобы дети были здоровы.

Сейчас нет понятной и эффективной системы для перевода младшеклассников на дистантСейчас нет понятной и эффективной системы для перевода младшеклассников на дистантKonstantin Kokoshkin / Global Look Press

— Исходя из вашего опыта, вы можете сказать, в каком возрасте ребенок уже готов к дистанционному формату обучения? Когда ребенок в состоянии контролировать процесс обучения сам?

— Это зависит от каждого ребенка. Но вообще маленькие дети лучше нас умеют обращаться с компьютерами и телефонами. Так что они могут в таком формате поглощать информацию. Другое дело, когда маленьких детей переводят на дистанционное обучение, родители должны быть дома. И вот это проблема невероятной сложная, и ее тоже надо решать. Значит, родители должны иметь возможность оставаться дома. Но это не должно быть обучение, когда за спиной ребенка стоит мама и говорит, какую кнопку нажимать. Дети это умеют, тут учителям надо придумывать какие-то игровые формы, потому что маленькие дети не могут надолго сосредоточиться. 

— Многие родители опасаются, что ученики младших классов в дистанционном формате хуже усваивают информацию, значит, будут переходить из класса в класс менее подготовленными. Справедливы ли такие опасения?

— Опять же все зависит от конкретных детей и конкретных учителей. Если обучение будет такое, как весной, то дети ни к чему не будут готовы. Боюсь, правда, что у таких учителей дети бы и в классах не были готовы. Это вызов для учителя! Я, например, искала новые варианты. Какие-то старые мои задания не срабатывали, надо было искать что-то новое. А что делать? Другого выхода нет! Число заболевших, я смотрю, увеличивается потихоньку в нашей стране. И мне кажется, сейчас надо кинуться на подготовку к возможной второй волне и придумывать какие-то совершенно другие учебные форматы.

«Надо отказаться от гигантских домашних заданий»

— А придумывать такие новые форматы должны учителя в частном порядке или же это зона ответственности департаментов образования, может, министерств образования?

— Думаю, что департаменты должны помогать учителям. Другое дело, правда, если он не помогает, а приказывает. Большая часть разработок департамента [образования мэрии Москвы] оставляет желать лучшего. Главное, мне кажется, снять этот пресс: например, в третьем классе вы должны пройти вот это и это. В текущей ситуации пусть пройдут меньше, надо выделить какие-то важнейшие вещи и сконцентрироваться.

Кроме того, надо безусловно отказаться от гигантских домашних заданий. Это вообще должна быть тенденция — минимизировать домашние задания. А у нас их только больше и больше. Нужно обучать детей не отягощающими их способами. И это сильно зависит от каждого учителя, который как никто знает своих учеников. Безусловно в школах надо усиливать индивидуальный подход.

— Тогда придется уменьшать количество учеников в классах. А у нас набирают по 30–40 человек из-за нехватки школ.

— Конечно! Безусловно! И политика подушевого финансирования, когда школа получает деньги за каждого ученика, порочна. Так же как и политика объединения школ в гигантские комплексы.

Konstantin Kokoshkin / Global Look Press

Чем меньше детей в классе, тем эффективнее и человечнее обучение. И сейчас дистанционное обучение может дать возможность один час учить 5–10 человек, другой час — других 5–10 человек. Но за это, конечно, учителям должны платить. Это не один, а два-три урока.

Нужно найти деньги на то, чтобы у учителей появилась возможность экспериментировать с маленькими группами, разными методами.

Понимаю, что весной на нас пандемия свалилась неожиданно, что получилось, то получилось. Но теперь надо готовиться.

— На ваш взгляд, уже после того, как пандемия пройдет, часть образовательного процесса может быть переведена в дистанционный формат, например для учеников старших классов?

— Что касается старших, то, на мой взгляд, запросто. Для них это будет облегчением. Но в каждой конкретной ситуации, в каждом конкретном классе это должно решаться индивидуально. Одиннадцатиклассников вообще можно дистанционно обучать несколько дней в неделю, им это только на пользу. Для маленьких — это не очень полезно, только если это не индивидуальные занятия. 

— Кстати, вот вы говорили о необходимости уменьшать количество домашних заданий. Но ведь это часть самообучения, это помогает самоорганизоваться ученику. Когда много заданий, ученик вынужден планировать свое время так, чтобы все успеть. Разве это порочная практика?

— Маленькие дети не могут четыре часа делать домашнее задание, это бред. Маленькие дети должны гулять, играть, читать книжки, смотреть мультики — это тоже все часть их развития. А огромные домашние задания вызывают лишь отвращение к школе. Есть вообще школы, где не задают домашнее задание, дают много свободы детям. Это, разумеется, опасный путь, так можно и совершенно распустить школьников. Но заваливать детей заданиями так, чтобы они сразу во втором классе знали, что школа — это каторга, зачем это нужно? Дети должны знать, что заниматься — это интересно! Вот что должно быть. А если ребенок 25 задач по математике решит, а еще 125 упражнений сделает по русскому, наверное, он подготовится к очередному экзамену. Но я глубоко убеждена, что не это задача. Есть же родители безумные, которые хотят, чтобы его ребенок любой ценой лучше всех сдал ЕГЭ, чтобы поступил [в вуз], а вообще-то есть другие ценности — чтобы человек был доволен жизнью, свободно развивался. Вот об этом мы вообще забываем.

«Я рада, когда дети на моих уроках расслаблены»

— Ученик вообще может воспринимать педагога как авторитета, когда видит его через экран, а не непосредственно перед собой?

— Почему, например, какие-нибудь Хрюша и Степашка нормально воспринимаются через экран, а учитель нет? Общение онлайн — часть нашей жизни. Нравится нам это или нет. Думаю, если учитель действительно авторитет, то он им останется и онлайн, и по телефону, и по переписке. А если учитель только кричать умеет, то толку от него нигде не будет.

— А дисциплина? Одно дело, когда ученики сидят за партами, слушают педагога, другое дело, когда ребенок в пижамных штанах сидит перед монитором в уютной домашней обстановке. Не скажется ли негативно такая расслабленная атмосфера на качестве обучения?

— И замечательно, что ребенок себя расслабленно чувствует! Я тоже себя расслаблено чувствую, когда я читаю лекцию в тапочках: сверху нарядилась, а снизу остаюсь, как было. Я рада, когда дети на моих уроках расслаблены. Расслабленность не означает отсутствие работы. Это просто другой подход. Я даже без дистанционного обучения прошу всегда детей не вставать, когда они отвечают. У нас парты в классе стоят так, чтобы дети группами сидели. Это иногда мешает, потому что детям так легче болтать. Но это важно, потому что мы избегаем казарменной атмосферы. Вы правы, что есть некоторые проблемы, когда ребенок в домашней обстановке, но учитель может обратить все в свою пользу.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.