Право гарантировано законом, но…

Родным и близким дали право навещать пациентов в реанимации. Условия и ограничения

В России с понедельника действуют новые правила, которые регулируют допуск родных и близких к пациентам отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Рассказываем, кому и на каких условиях по закону разрешены посещения и что делать, если в допуске в реанимацию отказывают.

Дарья Шелехова / Znak.com

О каком документе идет речь?

21 сентября в силу вступает приказ Минздрава № 869н, который уточняет положения поправок, внесенных в статьи 14 и 79 федерального закона о здравоохранении (323-ФЗ от 21 ноября 2011 года). Сами поправки были внесены в закон еще в июне 2019 года. Их инициатором считается актер Константин Хабенский, который тремя года ранее, в апреле 2016 года, на одной из прямых линий обратил внимание Владимира Путина на то, что в России, в отличие от западных стран, де-факто невозможно повидаться (быть может, даже в последний раз) с родственником, если он оказался в реанимации. Президент с постановкой вопроса согласился и поручил проработать его решение.

Нельзя сказать, что родственников в реанимации раньше не допускали совсем, но порядок их допуска к тяжелобольным регулировался локальными актами — то есть внутрибольничными приказами. Проще говоря, вопрос всегда оставался на усмотрение больничной администрации. А ей по понятным причинам всегда было проще в этом допуске отказать. Теперь право повидаться с членом семьи, оказавшемся в ОРИТ, гарантированно федеральным законом.

Кого должны пускать?

К приказу, который после корректировки базового закона выпустил Минздрав, прилагаются общие требования к организации посещения пациента ОРИТ. Этот документ говорит о возможности такого посещения у родственников и «иных членов семьи или законных представителей пациента». Но совершеннолетний пациент сам вправе расширить круг лиц, которые смогут его навещать, включив в него друзей, коллег и вообще кого угодно. 

Правда, пока не совсем ясно, будет ли достаточно один раз подписать какое-то универсальное согласие или всякий раз потребуется согласовывать с больным список новых посетителей.

Если пациент в силу своего состояния такое согласие дать не сможет и у него нет законных представителей (в случае с несовершеннолетними — это их родители или назначенные по закону опекуны), то вопрос будет решать больничная администрация в лице дежурного врача или лица, ответственного за организацию посещений пациентов. Такое ответственное лицо теперь должно появиться в каждой больнице или в ОРИТ.

Наиль Фаттахов / Znak.com

На каких условиях будет допуск в реанимацию?

Из документа следует, что к больному могут пустить одновременно только двух посетителей. Это условие было и в более раннем документе — письме Минздрава от 30 мая 2016 года, которым почти сразу после памятной прямой линии и последовавшего поручения президента было довольно подробно регламентировано посещение родственниками пациентов в ОРИТ. И кстати, оно требовало, чтобы посетителя, который не является родственником, обязательно сопровождал кто-то из членов семьи. В новом документе, который, в отличие от письма, предусмотрен федеральным законом, такого требования нет.

В новых общих требованиях также ничего не сказано о возрасте посетителей (в письме 2016 года был запрет на посещение детьми до 14 лет). От посетителей потребуют отключить или перевести в беззвучный режим мобильные телефоны и иные средства связи (ранее было одно требование — отключать гаджеты). 

Важно, что устройства не попросят оставить за пределами ОРИТ, а значит, у родственников и близких даже будет возможность сделать фото или записать видео.

В общих требованиях ничего не сказано о времени посещения, то есть формально нет ограничений на допуск родственников и в ночные часы. Логично, если этого требуют обстоятельства.

Общие требования также не регламентируют внешний вид пришедших навестить больного: ничего не сказано о том, что им нужно надевать бахилы, халат, маску, шапочку или, например, снимать верхнюю одежду. Все это было в письме 2016 года, а теперь, вероятно, подразумевается, что соответствующие требования будут уточнены в правилах организации посещения пациентов ОРИТ, которые должны предусматривать в том числе требования, установленные санитарными правилами. Кстати, такие правила обязаны опубликовать на официальном сайте больницы и в общедоступных местах медицинской организации.

Могут ли отказать в доступе в реанимацию?

В правила, утвержденные в разгар пандемии, ожидаемо включили пункт, по которому никому нельзя навещать пациентов, находящихся в инфекционных боксах. Впрочем, откажут в посещении больных и в тех больницах или отделениях, где введены общие карантинные ограничения. Получается, что, даже когда человечество разберется с COVID-19, всегда будет риск, что нельзя будет посетить члена семьи, которому не повезло оказаться в реанимационной палате в период сезонного гриппа. 

Но самая плохая новость в том, что общие требования, утвержденные Минздравом, содержат довольно расплывчатые формулировки, которые могут стать основанием для отказа в допуске в ОРИТ. И, по мнению юристов, это может нивелировать весь плюс от появления документа, сделав его фикцией. На усмотрение дежурного врача или лица, ответственного за организацию посещений больных в ОРИТ, оставили вопрос допуска к пациентам в тяжелом состоянии. 

Из этого следует, что в посещении всегда могут отказать, сославшись именно на тяжесть состояния больного.

Есть также вопрос к пункту, который запрещает посетителям «препятствовать оказанию медицинской помощи». С одной стороны, все верно: нельзя мешать врачам делать свое дело, особенно когда стоит вопрос о жизни и смерти. С другой — не станет ли в глазах медперсонала само пребывание «посторонних» в палате таким «препятствованием» — а значит, и поводом к отказу в посещении? Тем более в правилах есть оговорка: навещать пациента можно с учетом в том числе «интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации». Без всякой конкретики, что под этим подразумевается.

Но точно важно помнить, что в больницах не могут выдвигать условия, которые выходят за рамки общих требований. Например, если от посетителей требуют иметь при себе справку об отсутствии инфекционного заболевания, речь идет об ограничении, о котором не сказано ни в одном из упомянутых выше актов. А следовательно, это требование явно выходит за общие рамки и может быть оспорено. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

Кстати, как можно оспорить отказ?

Для начала стоит иметь в виду, что общие требования, которые вступили в силу по приказу Минздава, — это довольно компактный документ, в котором всего 11 пунктов. Их несложно запомнить, но юристы всегда советуют подобные документы выводить на печать и брать с собой туда, где есть риск встретить вольное обращение с законом.

Телемедицина: как она работает, можно ли ей доверять и дорого ли это стоит?

Если, как это часто бывает, отсылки к закону и подзаконным актам не действуют, сообщите намерение пойти к начальству, советует адвокат Екатерина Антонова из коллегии «Антонова и партнеры». Если это дежурный врач, говорите о том, что пойдете к руководителю ОРИТ; если перед вами он сам — что дойдете до главврача. «Большинство таких ситуаций разрешается на месте путем обращения к руководителю», — уверена адвокат. Однако, отмечает Степан Хантимиров из адвокатского бюро Asterisk, сам документ Минздрава все же оставляет вероятность, что и администрация больницы не пойдет вам навстречу, мотивировав отказ тяжелым состоянием пациента. 

В этом случае надо быть готовым идти дальше. Фиксировать отказ больницы разрешать вам допуск к близкому человеку в реанимации и оспаривать его законность. Фиксация возможна двумя способами (а лучше обоими сразу). Во-первых, на телефон можно записать ваш разговор с медперсоналом и его руководством. Во-вторых, необходимо подать официальную жалобу главному врачу на нарушение права посещения родственников в реанимации — разумеется, со ссылкой на пункт 15 части 1 статьи 79 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации, который дает вам такое право. Жалобу необходимо подать в двух экземплярах, на одном из которых в приемной главврача должны поставить отметку о том, что обращение принято к рассмотрению. Если в приемной этому препятствуют, снова доставайте телефон и фиксируйте это тоже.

«Все это потом можно приобщить к другой жалобе, которая будет направлена вами в вышестоящую организацию — скорее всего, это будет региональное министерство или департамент здравоохранения», — советует Екатерина Антонова.

Одновременно можно обратиться в Минздрав РФ (через сайт или по горячей телефонной линии в своем регионе). Есть также специальное надзорное ведомство в сфере здравоохранения — Росздравнадзор (также можно обратиться через сайт, по горячей линии 8 800 550 99 03 или воспользовавшись доступными способами связи с территориальным органом). Наконец, есть территориальный Фонд обязательного медстрахования и прокуратура.

Юристы сходятся во мнении, что общие рекомендации еще будут уточняться, в том числе нормативными актами регионов, в ведении которых находятся больницы. При этом важно понимать, что приказы региональных минздравов и депздравов могут только расширить права родственников, но никак их не сузить. Поэтому можно предположить, что с появлением первой правоприменительной практики по России еще прокатится волна прокурорских протестов и судебных споров. А среди юристов появится дополнительная специализация — сопровождение родственников, идущих в своему больному в ОРИТ. Но главное, что в нашей стране появилось закрепленное в законе право увидеться с близким человеком, попавшим на реанимационную койку.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.