«Компания окончательно окуклилась внутри РФ»

Тинькофф и Яндекс объединяются, что изменится? Мнения экспертов

Сообщение Яндекса о готовности выкупить 100% TCS Group (Тинькофф-банк) вызвало энтузиазм у инвесторов, на фоне которого ценные бумаги обеих компаний выросли на 7-11%. В то же время рядовые клиенты банка выражают свою обеспокоенность в соцсетях в связи с возникшей неопределенностью и непониманием, как теперь будет работать их кредитная организация. 

Основатель TCS Group Олег Тиньков уже объявил готовящуюся сделку «слиянием» и заявил, что готов помогать «Яндексу» делать лучшую технологическую компанию в странеТАСС / ПМЭФ 2018

Какие изменения ждут банковский и IT-рынки, Znak.com обсудил с аналитиками. С одной стороны, покупка Яндексом банка — логичное решение на фоне строительства собственных бизнес-экосистем другими крупными игроками рынка, такими как Сбербанк. С другой стороны,  поглощение усилит положение Яндекса как монополиста на не самом конкурентном рынке.

«Яндекс подорожает»

Михаил Климарев, автор телеграм-канала «За телеком»: 

— Банковская история требует особых отношений с государством, поэтому долгое время Яндекс не интересовался лицензированием банковской деятельности, работая со Сбербанком в рамках проекта «Яндекс.Деньги». Не так давно они этот проект продали, получив возможность финансировать такие штуки. Зачем нужен банк Яндексу — понятно. Например, он не повредил бы при работе такси, потому что нужно принимать платежи, а комиссия на принятие микроплатежей иногда довольно велика. С учетом объемов транзакций иногда иметь свой банк может быть выгоднее, чем платить комиссию. А ведь у Яндекса есть и другие сервисы, в том числе Яндекс.Маркет, обороты по которому еще больше, чем у такси. 

Капитализация Яндекса достигает около 20 годовых его оборотов, у TCS Group — пять-шесть оборотов. Сделка выравнивает капитализацию обоих игроков, и рынок реагирует на это положительно, потому что инвестиции растут. Даже новость о сделке подняла капитализацию Яндекса на 2 млрд долларов, а после оформления сделки, я думаю, она вырастет еще на 20-30%. Даже на этом уровне Яндекс окупает сделку за счет капитализации, так что с точки зрения финансов это очень хорошая идея.

Что касается влияния на IT-рынок, я не думаю, что сделка принципиально что-то на нем меняет. Сегодня у нас консолидированный, по большому счету олигархический рынок, где есть десять крупных компаний и много мелких. Яндекс и так уже все подобрал, пылесося по рынку и просто скупая или повторяя хорошие идеи. Количество игроков уменьшилось, но не сильно, а разделить рынок заново уже не получится.

Даже экономия на расчетах такси уже может оправдать покупку банка для экосистемы ЯндексаДаже экономия на расчетах такси уже может оправдать покупку банка для экосистемы ЯндексаНаталья Ханина / Znak.com

«От старой стратегии мало что осталось» 

Леонид Волков, сооснователь «Общества защиты интернета»:

— По существу сделки все понятно: конечно, все сейчас строят сквозные экосистемы и Яндексу нужен был банк для конкуренции с экосистемой Сбера. Но я всегда очень надеялся, что Яндекс найдет пути для международной экспансии, чтобы снизить зависимости от российского рынка и российского государства. Это было бы очень хорошо и для компании, и для всех нас на самом деле: чтобы Яндекс начал зарабатывать много вне России. Но теперь, когда такие деньги потрачены на сугубо российскую покупку, вряд ли можно ожидать от Яндекса заметных покупок не в России в обозримом будущем. Компания окончательно окуклилась внутри РФ, от старой стратегии, где была Турция, а потом выход на широкие рынки, видимо, мало что осталось, и это грустно. 

«Рынок приветствует сделку»

Леонид Делицын, аналитик ГК «Финам»:

— Сделка важна для Яндекса, которому необходимо выйти за рамки ограниченного рынка интернет-рекламы объемом 244 млрд рублей по итогам 2019 года. Хотя доля интернет-рекламы составляет уже 49,4% российского рекламного рынка и переток бюджетов в онлайн усиливается, сам наш рекламный рынок ограничен потолком в полтриллиона рублей, причем 121,7 млрд рублей из них уже зарабатывает Яндекс. 

Зато очевидный драйвер роста выручки Яндекса и конкурирующей экосистемы Сбербанка, Mail.Ru и партнеров — это электронная коммерция. Этот гибрид информационных технологий и традиционной торговли (от оборота которой он составляет пока лишь 16,1%) выиграл, а не пострадал в результате пандемии. По прогнозу российской Data Insight, он будет расти на 33% в год и достигнет 7,2 трлн рублей в 2023 году. Яндекс будет развивать маркетплейс на основе «Маркета», доставку, логистику, потребительское кредитование и другие финансовые сервисы. Понятно, что Яндекс не смог бы купить Сбербанк, который строит свою экосистему, но он и не хотел стать контрабасом в оркестре под его управлением.  

Наличие банка в экосистеме является важным для IT-холдинга, который хочет быть полноценным конкурентом на рынке электронной коммерции. Во-первых, многие маркетплейсы кредитуют поставщиков и быстро развивают краудлендинг, во-вторых, кредиты требуются и потребителям. Рынок, определенно, сделку приветствует: капитализация Яндекса в итоге вчера увеличилась до 24 млрд долларов.

Аудитории Яндекса, в особенности тем, у кого все хорошо с кредитной историей, можно начинать готовиться к роли активных онлайн-шоперов, завсегдатаев маркетплейса и ценителей изысканных финансовых продуктов. Яндекс, накопивший за двадцать лет петабайты знаний о том, чего мы ищем в жизни, способен значительно улучшить качество скоринговых процедур, то есть тех, которые решают, давать ли нам кредит и какую яхту предлагать — тридцатиметровую или покороче. Хотя вполне возможно, что кредиты он будет выдавать строже, чем другие новые банки, — но не только потому, что его скоринг будет лучше, а и потому, что многие уже и так глубоко закредитованы. Бренд «Тинькофф» в случае, если поглощение состоится, займет свое почетное место в истории российского бизнеса.

«Консолидация — это тренд»

Василий Карпунин, начальник управления информационно-аналитического контента «БКС Брокер»:

— На первом этапе ситуацию в банковском секторе эта сделка, вероятно, никак не поменяет. Синергия двух бизнесов будет, но глубокая взаимная интеграция двух брендов — вряд ли. Консолидация в этой отрасли — это тренд, который, вероятно, будет продолжаться и дальше. Без единой структуры конкуренция осложняется. То же самое мы видим и в США.

Сложно комментировать решение Тинькова [о продаже актива], к тому же не все миноритарии могут одобрить эту сделку по обозначенным ценам.

Олег Тиньков покидает пост председателя правления Тинькофф Банка

В то же время акции обеих компаний выросли на фоне новостей о сделке. В акциях TCS Group надежды связаны с выкупом по $27,64. Это предполагало премию в 8% к рыночным ценам. Что касается Яндекса, то спрос обусловлен ожиданиями позитивного эффекта от слияния.

Что касается последствий для рядовых клиентов, я полагаю, что на первом этапе при заключении этой сделки клиенты TCS, вероятно, ничего не заметят. Затем возможны решения с интеграцией продуктов Яндекса в сервисы TCS.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.