«Поздно вы его привезли»

В Магнитогорске родные винят врачей в смерти малыша, которого отказывались брать в реанимацию

В Магнитогорске в детской городской больнице № 3 (ГАУЗ «Центр охраны материнства и детства») в ночь на 19 сентября умер двухлетний Мирон Куц. Дважды родители вызывали скорую помощь, причем второй раз — когда ребенок начал задыхаться, а значит, была прямая угроза его жизни. Но даже при таких симптомах маму с малышом сначала катали от подстанции к больнице, пересаживая со скорой на реанимобиль, а потом оставили ждать врача в приемном покое. Реаниматолог, по словам родных мальчика, пришел, но никаких экстренных действий сразу не предпринял.

Мирон был единственным ребенком в семьепредоставлено семьей Мирона Куца

Мирон Куц — единственный ребенок в семье. Абсолютно здорового мальчика утром в пятницу, 18 сентября, родители отвели в детский сад. Уже ближе к вечеру воспитатель позвонила его маме и сказала, что малыш плачет и у него небольшая температура. Женщина тут же вместе с мужем пришла за ребенком и забрала его домой. Температура оказалась 39 градусов. Мама сразу вызвала сыну скорую помощь — примерно в 18:20. Приехавшая фельдшер осмотрела пациента (при ней ребенка вырвало), списала все симптомы на отравление, прописав жаропонижающее, смекту и регидрон. Все препараты дома уже были. Мама дала мальчику все, что назначил врач, и ребенок уснул. Температуру не сразу, но удалось сбить, однако даже у спящего малыша периодически появлялись рвотные позывы. В десятом часу вечера Мирон проснулся, попросился на горшок и позвонить бабушке по видеосвязи. Мальчик чувствовал себя неплохо, смеялся, разговаривал. Бабушка сказала ему, что на выходные заберет его к себе. Мама уложила малыша на ночной сон. Папа Мирона в это время находился на ночной смене на ММК.

«Но к полуночи Мирону снова стало хуже: рвотные позывы не прекращались, ребенок начал задыхаться. Мама снова вызвала скорую, при этом уточнила, что он задыхается, — рассказала Znak.com бабушка малыша Наталья Хиль. — Тем не менее приехала та же самая бригада, что в первый раз. Фельдшер, озвучив новый диагноз — ларингит, приняла решение везти ребенка с мамой на госпитализацию. Приехала бригада на обычной машине, не на реанимобиле, и ехала с выключенными проблесковыми маячками, останавливаясь на светофоре, пока медик не прикрикнула на водителя, что у нее тяжелый ребенок. В карете скорой помощи Мирону дали трубку с кислородом в носик, но лучше ему не становилось. При этом он был в сознании и разговаривал. Но привезли их не в больницу, а на подстанцию на Доменщиков. Там сначала оформили документы, потом осмотрели, дали ингалятор и сделали укол —  что за укол мы не знаем. После этого пересадили уже в реанимобиль и повезли в детскую горбольницу № 3 на улице Суворова».

Там маму с малышом и бригаду реанимобиля, как выяснилось, никто не ждал: сотрудники скорой помощи завели их в приемный покой. Туда же пригласили по телефону врача-реаниматолога. Время шло, врача не было. 

Сотрудники бригады скорой помощи находились там же. Один из них сказал, чтобы  мама сама на руках отнесла мальчика в реанимацию, так как ему становилось хуже. По пути женщина наткнулась в коридоре на врача, он как раз шел вниз в приемный покой, чтобы осмотреть нового пациента. По словам родных Мирона, в грубой форме врач сказал, что сначала должен осмотреть ребенка, и отправил маму с мальчиком снова вниз, в приемный покой.

«Мирону там не дали ни кислородную маску, ничего. Медсестра предлагала градусник, а врач (как выяснилось, это врач-реаниматолог Виктор Муштей) осматривал уже теряющего сознание мальчика, приговаривая: „Даааа, ну конечно, поздно вы его привезли“. Лишь после этого разрешил маме отнести своего ребенка на руках до реанимационного блока, где забрал его. Через короткое время вышел, сказав, что сделал все, что мог», — говорит бабушка мальчика. 

В свидетельстве о смерти по результатам патологоанатомического вскрытия причиной указаны «другие и неизученные инфекционные болезни». Специальные экспертные исследования, которые смогут установить точную причину смерти, будут готовы в течение 30 суток.

Двухлетнего Мирона похоронили 21 сентября. Его родные намерены пройти все инстанции, чтобы доказать, что к трагедии привели врачебное бездействие и нарушения в маршрутизации маленького пациента в больницу: по всем критериям задыхающегося ребенка должны были экстренно на специально оборудованном автомобиле везти в профильное медучреждение, а не катать по всему городу.

Родные мальчика уверены, что Мирон умер по вине медиковРодные мальчика уверены, что Мирон умер по вине медиковпредоставлено семьей Мирона Куца

«Министерством здравоохранения Челябинской области будет проведена проверка по данному случаю. Летальные случаи находятся на особом контроле Минздрава, по ним проходит отдельный разбор с внештатными специалистами региона», — заявили Znak.com в пресс-службе минздрава Челябинской области.

По данным официального сайта больницы, Виктор Муштей является врачом анестезиологом-реаниматологом высшей категории. Причем по основному профилю он врач-педиатр и имеет диплом Киргизского государственного медицинского института от 1984 года. Сертификат по профилю «Анестезиология и реаниматология» у него действителен до 13 мая 2021 года.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.