«Число заключённых в тюрьме более бродяг, нежели судимых по преступлениям»

Тайны старого Челябинска: от острога до тюремного замка

Юрий Латышев

История дореволюционных челябинских тюрем начинается с острога, появившегося еще в середине XVIII века. В те времена в России острогом называли тюрьму, обнесенную стеной. Хотя в более ранней российской истории острогом было любое фортификационное сооружение с частоколом из заостренных кверху кольев или бревен высотой 4 — 6 метров. Острог был обозначен уже на карте Челябинска 1768 года и находился примерно в начале нынешней Кировки — в районе пересечения с улицей Труда. 

Определенную роль в практике строительства тюрем при Екатерине II сыграл наказ 1767 года, написанный ею для Комиссии о сочинении нового Уложения. Точнее, те статьи этого документа, которые касались, как бы сказали сейчас, усовершенствования пенитенциарной системы. В описании желательного образа тюремного ведомства императрица дошла до архитектуры его зданий, повелев «тюрьмы строить замком».  

Многие спроектированные в те годы в России тюрьмы и впрямь походили на европейские замки, но очевидно, что Екатерина Великая хотела добиться не столько внешнего сходства с образцами средневековой архитектуры, сколько решения практических вопросов, связанных с  функционированием уголовно-исполнительной системы. Так или иначе, Челябинску в конце XVIII — начале XIX веков еще было далеко до каких-либо замков, тем более на европейский манер.

Острог на карте Челябинска 1768 годаОстрог на карте Челябинска 1768 годаИз истории Челябинска: Крепость и провинциальный город с 1736 по 1781 год / Челябинск: Каменный пояс, 2015

Тем не менее город развивался. В 1826 году в Челябинске на казенные средства купцом Юдиным был построен двухэтажный каменный корпус для присутственных мест. А внизу этого здания расположилась городская тюрьма. Если бы здание сохранилось, его можно было бы найти в нынешнем сквере на бульваре Славы, около областного правительства. Но менее чем через 10 лет после постройки — в промежуток между 1834 и 1836 годами — здание разрушилось. 

В 1819 году в России по инициативе английского филантропа Вальтера Веннинга, члена Лондонского общества улучшения мест заключения, было образовано Попечительное о тюрьмах благотворительное общество. За два года до этого, в 1817-м, Веннинг прибыл в Санкт-Петербург и с помощью президента Императорского человеколюбивого общества князя Голицына добился одобрения императором Александром I плана преобразования тюремного дела в России. В 1834 году были открыты первые уездные попечительные о тюрьмах комитеты, в том числе и в Челябинске. 

Челябинск. Южная площадь. Слева острог. 1895 годЧелябинск. Южная площадь. Слева острог. 1895 годИз книги «Сибирский путь Павла Пясецкого» / Санкт-Петербург, 2011

В 1842 году на южной окраине Челябинска (ныне это едва ли не самый «центральный» угол проспекта Ленина и Кировки) был построен новый острог. Он был необходим еще и потому, что через Челябинск проходил Сибирский каторжный тракт. Острог состоял из двух бревенчатых одноэтажных бараков вместимостью 400–500 человек, огороженных забором. Для размещения заключенных также арендовались помещения в каменном двухэтажном доме, который был первоначально приобретен для нужд богадельни. Дом стоял на нынешней улице Труда — там, где сейчас сквер Исторического музея.

Тайны старого Челябинска: история городской полиции

Челябинский учитель Александр Орлов в 1865 году писал: «Число арестантов здесь значительно, так что иногда бывает до 400 человек, от того, что Челябинский уезд пограничен с Тобольской губернией, поэтому число заключённых в тюрьме более бродяг, нежели судимых по преступлениям».

В 1848 году по предписанию губернатора в Челябинске был устроен эшафот с позорным столбом. На полицейском дворе был организован навес для хранения этого эшафота, когда он был не нужен. Для экзекуции и позорного наказания эшафот с преступником вывозился под барабанный бой на Хлебную площадь — туда, где сейчас органный зал «Родина». Бичевание было острым зрелищем, на которое стекалась масса народа. В начале 1860-х годов публичные телесные наказания в России были отменены. 

Выступление учащихся реального училища по поводу объявления царского Манифеста 17 октября 1905 года в Челябинске. Слева — ограда острогаВыступление учащихся реального училища по поводу объявления царского Манифеста 17 октября 1905 года в Челябинске. Слева — ограда острогаИз фонда Государственного исторического музея Южного Урала

К концу XIX — началу XX века со стремительным ростом города выросло и число арестантов. Тюремных помещений стало не хватать, поэтому местное пенитенциарное начальство было вынуждено арендовать новые. Под содержание заключенных мужского пола были сданы дом Блиновской на улице Мастерской (ныне улица Пушкина) и дом Кедрова (стоит и сейчас по улице Первого Мая, 38). Для женской тюрьмы пригодилось здание, которое находилось на углу Солдатской и Исетской улиц (ныне улиц Красноармейской и Маркса Карла). Для мужской тюремной больницы был арендован дом Крашенинникова, для женской — дом Курчеева (оба эти дома давно снесены).

По конфирмации (утверждению) генерал-губернатора в декабре 1906 года в Челябинске состоялись четыре казни. Приговоренных повесили во дворе Блиновской тюрьмы, названной так по дому, в котором она размещалась. За какие преступления был вынесен такой суровый вердикт, сейчас уже неизвестно. Но можно предположить, что приговоры могли быть связаны и с событиями первой русской революции 1905–1907 годов.

Вид на Южную площадь Челябинска с запада. Слева — острог. Рисунок ориентировочно 1903-1907 годовВид на Южную площадь Челябинска с запада. Слева — острог. Рисунок ориентировочно 1903–1907 годовИз фонда Государственного исторического музея Южного Урала
Тайны старого Челябинска: история переселенки

Даже после расширения числа мест, где содержались заключенные, осталась проблема нехватки помещений. В конце концов это вынудило тюремное ведомство предпринять строительство новой каменной пересыльной тюрьмы. Ее здание — самый настоящий тюремный замок — и ныне мрачной громадой стоит по улице Российской, не поменяв за прошедшее столетие своего первоначального назначения. 

Еще 2 сентября 1896 года Челябинская городская дума постановила безвозмездно выделить место под постройку нового арестного дома на берегу реки Миасс. Но стройка затянулась почти на 10 лет, что не удивительно: на постройку тюремного замка была потрачена огромная по тем временам сумма — более полумиллиона казенных рублей. Получив наконец-то донесение об открытии 9 ноября 1908 года в Челябинске нового здания пересыльной тюрьмы, последний российский император Николай II написал на полученном рапорте резолюцию: «Отрадно». 

Но и новая тюрьма не решила проблемы перенаселенности узниками. На 1 августа 1911 года в челябинском тюремном замке, рассчитанном на 650 человек, содержался 751 заключенный. 

Здание мужской тюрьмы на улице Мастерской (ныне улица Пушкина)Здание мужской тюрьмы на улице Мастерской (ныне улица Пушкина)Из фонда Государственного исторического музея Южного Урала

Шведский композитор, собиратель каторжных песен Вильгельм Гартевельд в 1908–1909 годах посетил Челябинск и в своих заметках отразил, что особый статус этого города на «тюремной» карте Российской империи накладывает своеобразный отпечаток на здешние нравы.

В челябинской пересыльной тюрьме в качестве заключенных, двигавшихся по этапу, в свое время побывало немало известных людей. Среди них — будущий советский генералиссимус Иосиф Сталин. 

По материалам публикаций В. Боже, В. Весновского, В. Гартевельда, А. Орлова, Н. Чернавского. 

На главном фото: Челябинск. Тюремный замок, 1908–1910 годы. Из книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях» / Челябинск: Каменный пояс, 2008.

Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.