«Поезд ушел, человек уже попал под горячую руку»

Как и за что увольняли главврачей и чиновников во время борьбы с коронавирусом

Во время первой волны коронавируса в России главврачи и чиновники теряли свои должности. Одних подвело несовпадение региональных и федеральных данных о смертях от ковида, других — отпуск, который пришелся на начало пандемии. Только за три месяца с марта 2020 года, согласно мониторингу журналистов, были уволены 15 главврачей и чиновников. Часто точные причины отставок публично не озвучивались и сами управленцы не боролись за должности — они предпочли покинуть свои посты молча, не провоцируя дополнительных конфликтов. Журналист медиапроекта «Четвертый сектор» Михаил Данилович разобрался в нескольких таких историях.

«Так получилось. Во время войны всякие бывают ситуации»

«Носились люди с выпученными глазами, кричали, что у нас пять человек в боксе плюс три человека на КТ, куда их всех девать, скорая не едет, Калуга не берет, что делать, несите кислород», — вспоминает весну 2020 года замглавврача больницы Боровска Калужской области Екатерина Качанова-Махова. «Бежал Гриша с баллоном кислорода», — показывает она на коридор больницы, который сейчас пуст. 48-летний фельдшер Григорий Шахвердов, говорит она, тогда работал без выходных, могли вызвать и ночью. Сам он на режим не жалуется, только на людей: «Война — она все показывает. У нас были люди — ну, просто откровенные пидарасы. Сказали — мы не будем работать. Я говорю — че ты боишься, одевай все, вот, все костюмы, все лежит. Сам не одену, тебе отдам».

Фельдшер Григорий ШахвердовФельдшер Григорий ШахвердовЕвгения Жуланова

До переезда в десятитысячный Боровск Григорий работал в столице на скорой, оказывал медпомощь бездомным как волонтер. Себя он в шутку называет то «уездным фельдшером», то «алкоголиком из Москвы». Правда, после переезда в провинцию пить Шахвердов бросил, но когда началась эпидемия — сорвался после трехлетней завязки. Рассказывает, что пьяный пришел в кабинет и. о. главврача Натальи Огородниковой и положил на стол заявление об уходе. «Я больше с вами работать не хочу, не могу, не буду, пошли вы в жопу со своим ковидом», — вспоминает он свои слова. До этого «как раз Леша умер, реаниматолог», а затем из страха заразиться ковидом с ним отказалась работать одна из медсестер. Проспавшись, Шахвердов вновь пришел к Огородниковой: «Ну че, выгоните?». Та ответила, что нет, и предложила вернуться к работе.

Центральная районная больница БоровскаЦентральная районная больница БоровскаЕвгения Жуланова

Наталья Огородникова руководит Центральной районной больницей (ЦРБ) Боровска с конца апреля. До этого исполняла обязанности министра здравоохранения Калужской области. Заявление об увольнении написала сама, после скандала из-за разницы федеральных и областных данных о количестве умерших от ковида: власти региона сообщили о меньшем количестве смертей по сравнению с федеральной статистикой. «От чиновника ничего хорошего рядовой врач не ждет, — говорит фельдшер Шахвердов. — Ждет какой-нибудь бессмысленной и беспощадной работы». Но с Огородниковой, считает, «сработаемся».

Недавно назначенному и. о. главврача боровской ЦРБ сорок два года. Под белым халатом — платье в полоску, в ушах — серьги-капельки. Наталья родом из города Ярцево в Смоленской области и может вдохновенно перечислять заводы оттуда: «Были такие коричневые пианино, на них было написано: «Смоленск» — эти пианино делали у нас». В школе была отличницей. Ходила в музыкальную школу, в вокально-инструментальном ансамбле пела песни Татьяны Булановой. В разное время мечтала о разных профессиях. Одно время думала пойти учиться на парикмахера, но «мама сказала — не надо нюхать этот лак каждый день». В 10 классе вместе с родителями поехала выбирать вуз. «По наитию — по родительскому все-таки больше» — остановились на медицинской академии. После вуза устроилась в кардиологическую реанимацию калужской больницы.

И. о. главврача Центральной районной больницы Боровска Наталья ОгородниковаИ. о. главврача Центральной районной больницы Боровска Наталья ОгородниковаЕвгения Жуланова

В 2014 году ее неожиданно позвали на собеседование в минздрав области. Предложили рядовую должность. Она согласилась.

На госслужбе, по «другую сторону баррикад», поначалу было трудно: «В больнице к тебе — на вы: «Наталья Влади-и-имировна». Пришла туда — «Наташа»». Зарплата была меньше: «Заслуг у меня никаких еще не было, ни стажа государственного, ни секретки (речь о надбавке к зарплате за допуск к гостайне — прим. ред.). Но я понимала, что это временно, это нужно пережить и все будет хорошо». Через три года Огородникова стала замминистра здравоохранения, отвечающим за кадры, медоборудование и лекарства, замещала министра во время его отсутствия. «Уже спина прямая у тебя везде, ты уже знаешь, как руки-ноги положить и как разговаривать», — объясняет Наталья. Слову «чиновник» она предпочитает «госслужащий»: «Это как военная служба. Есть определенные правила, что нельзя, что можно». Если ты руководитель, «ты не придешь в пляжном платье или джинсах на работу, это просто недопустимо». Эта внутренняя «планка», говорит Огородникова, остается навсегда.

БоровскБоровскЕвгения Жуланова

В начале марта 2020 года белая Kia Sorento, на которой водитель вез калужского министра здравоохранения Константина Баранова в командировку, съехала в кювет и врезалась в дерево. Чиновник сломал обе руки и надолго ушел на больничный. Огородникову назначили исполняющей обязанности министра. А через две недели «все понеслось» — в области появились первые заболевшие коронавирусом. Наталья и ее коллеги были на работе с полседьмого до одиннадцати, без выходных. Помнит, потребовались триста коек в инфекционной и клинической больнице «Сосновая роща» в Калуге. Чтобы их разгрузить, пациентов «переводили, помещения мыли, потом «загружали» [больными с ковидом]». В госпиталях обустраивали чистые, грязные и буферные зоны. Владислав Шапша, исполняющий обязанности губернатора, звонил ей днем и ночью, спрашивал, «сколько у вас респираторов, сколько костюмов, а сколько врачей, сколько в резерве, сколько работает в Боровске, а сколько пролечили где-то еще». Было «реальное военное положение, которое нужно было организовывать», — говорит Огородникова.

Евгения Жуланова

28 апреля Шапша в очередной раз опубликовал у себя в соцсетях инфографику — сколько людей заболели, выздоровели и умерли от ковида. Эти цифры не совпали с федеральными. Огородникова объясняет, что числа постоянно менялись, она сообщала их в разные инстанции в определенные часы — передать в администрацию губернатора актуальные сведения не успела. После потока возмущенных комментариев Шапша написал: «Причина — в несвоевременном направлении информации министерством здравоохранения области. Все меры по недопущению подобных ситуаций в дальнейшем будут приняты». В следующем посте исполняющий обязанности губернатора заявил, что «принял решение отправить в отставку» Наталью Огородникову.

В тот же день с ней поговорил курирующий ее ведомство вице-губернатор — сказал, что «произошла такая ситуация» и «будет лучший вариант», если она напишет заявление об увольнении. У себя в кабинете женщина думала об этом полтора часа и в итоге написала немногословное прошение. Вернувшись домой, отключила телефон — «поняла, что могу себе это позволить». Проспала до одиннадцати часов следующего дня, потом прогулялась. К концу дня решила — надо идти работать дальше, и позвонила главе Боровского района, с которым уже работала, когда он был замгубернатора по социальным вопросам. Полтора месяца назад главврач местной больницы ушел на пенсию — и Огородникова предложила себя вместо него. Глава одобрил. Следом Наталья набрала вице-губернатора, который предложил ей уволиться: «Говорю: ну, работать-то мне дальше нужно». Через два дня глава района представлял ее коллективу больницы как нового главврача. Наталья заняла кабинет со скрипучей дверью и обшарпанным порогом.

Теперь у нее новый фронт работ. Например, в стационаре в городе Балабаново Боровского района (подразделение ЦРБ Боровска) уже провели кислород, теперь надо провести интернет. Ещё проблема — убедить сотрудников носить маски. Когда их не хватало, врачи жаловались, а сейчас от них устали.

Палаты, в которых лежали ковидные больные, в БалабановоПалаты, в которых лежали ковидные больные, в БалабановоЕвгения Жуланова

— Они их на дачу увезут, вы че, не знаете? — шутит одна из подчиненных о защитных костюмах.

— Щас, увезут. У меня все подписано, сколько кому дано. Это раньше было…

Наталья брызгает на руки 15-летнего сына дезинфицирующим средством, когда тот садится на заднее сиденье белой служебной Scoda. Сына Огородникова тоже устроила в больницу — работать «картоношей», разносчиком медицинских карт по этажам: «С марта месяца дома сидеть — надо же чем-то заниматься. Там шестиэтажное здание, есть где побегать». За рулем автомобиля — бывший водитель Огородниковой-министра. В боровской больнице он стал ее заместителем по административно-хозяйственной части. В конце каждого рабочего дня они возвращаются в Калугу, где по-прежнему живут.

Центральная районная больница в БоровскеЦентральная районная больница в БоровскеЕвгения Жуланова

Вспоминая увольнение с должности и. о. министра здравоохранения, Наталья говорит, что «было немного обидно», но считает — «так получилось»: «Во время войны всякие бывают ситуации. Замгубернатора выше в любом случае. И, как госслужащий, ты обязана выполнять». За то, что она делала, замещая министра, ей «не стыдно»: «Все, что касается внешнего, — это уже не так важно. Мне главное себя внутри не опозорить». На вопрос, вернется ли она в министерство, отвечает: «Если позовут и скажут, что я нужна, и то, что я умею и делаю, пригодится, то я пойду, конечно».

«Если мне сказали, что ты не работаешь, — ну, я не работаю»

До мая 2020 года 37-летний Сергей Смирнов руководил городской больницей в кубанском Армавире — городе с населением двести тысяч человек. В его подчинении были полторы тысячи сотрудников. 16 мая работники армавирской станции скорой помощи выложили в интернет видео с жалобой на задержку ковидных надбавок — выплаты должны были составить от 25 тысяч до 80 тысяч рублей в месяц. «Армавирская скорая помощь. Мы не получили обещанные выплаты. Ни врачи, ни фельдшера, ни медсестры, ни водители. Никто. Ни рубля, ни копейки», — хором говорят полсотни медиков, снявшихся в ролике. Они стоят под металлическим навесом рядом со станцией, на лицах — одноразовые маски.

Городская больница в АрмавиреГородская больница в АрмавиреЕвгения Жуланова

В тот же день минздрав Краснодарского края отправил в больницу Смирнова комиссию из чиновников «сверить расчет». «Факты нарушений начали подтверждаться», — сообщила вице-губернатор по социальным вопросам Анна Минькова и добавила, что Сергея Смирнова уволят. Так и случилось. При этом после ролика от армавирской скорой появились с десяток таких же видео из других медучреждений Краснодарского края, но своей должности никто из руководителей больше не лишился. Сейчас из-за случая в Армавире расследуется первое в России уголовное дело о невыплате «ковидных» доплат медикам из-за халатности. Прокуратура считает, что деньги для выплат главврач запросил в правительстве с опозданием и при этом неправильно оформил заявку.

Под тем же металлическим навесом спустя два месяца после съемок армавирские медики сидят на скамейке в ожидании вызовов. Они уже без масок, курят и пьют кофе. В разговоре с журналистом не хотят представляться, объясняют, что их могут уволить — от этой работы они не в восторге, но другую, по их словам, в Армавире найти сложно.

Скорая помощь в АрмавиреСкорая помощь в АрмавиреЕвгения Жуланова

В разговоре с журналистом один из врачей станции скорой ругает бывшего главврача. Тот якобы был груб с подчиненными и выслуживался перед начальством. Претензии к Смирнову есть и у бывшей заведующей пульмонологическим отделением горбольницы Веры Литковой. После отставки руководителя она написала в Instagram, что долго «противостояла хитроумным, выстраданным в воспаленном мозгу Смирнова ходам по моему увольнению», в итоге проиграв.

Сторонники же Смирнова вспоминают, как он им помогал. Год назад у дочери заведующей клинико-диагностической лабораторией Елены Мельничук отказали почки. Сергей, по ее словам, «принял очень деятельное участие» в перевозке ребенка в Краснодар, а потом в Москву, в медико-хирургический центр Пирогова — единственное медучреждение, где, по мнению Мельничук, «дети фактически лечатся». Историю о личной помощи Сергея рассказывает и рентгенолог Инна Садкова. Когда ее мужа «нужно было везти в Краснодар, он договаривался, чтобы выделили скорую помощь, потому что по-другому никак не увезти было».

Рентгенолог Инна СадковаРентгенолог Инна СадковаЕвгения Жуланова

С чиновниками отношения у Смирнова складывались тоже по-разному. В своем интервью вскоре после назначения главврачом он благодарил за помощь с ремонтом корпусов мэра Армавира Андрея Харченко. Об участии Харченко в покупке компьютерного томографа говорила в сюжете местного телевидения и жена бывшего главврача Анастасия Смирнова — она работает в той же больнице завотделением рентгенологии. Еще супруги благодарили за поддержку Галину Золину, та была социальным вице-губернатором, пока в 2015 году ее не сменила Анна Минькова. Именно она в мае 2020 года объявила об отставке Сергея Смирнова, но конфликты между чиновницей и главврачом возникали и раньше. Так, в 2018 году на одном из совещаний социальный вице-губернатор ругала Смирнова за позднее выявление онкологических заболеваний. Сам Смирнов на той встрече отсутствовал — был в месячном отпуске. На месяц был закрыт и кабинет компьютерной томографии, которым руководит его жена. Вице-губернатор тогда выразила сомнения в «профпригодности главного врача местной больницы».

АрмавирАрмавирЕвгения Жуланова

Сергей Смирнов из семьи медиков. После медакадемии в Ставрополе несколько лет работал в скорой помощи. В неформальной беседе с журналистом его родственница рассказывает, что в то время он ухаживал за тяжелобольной матерью. Потом перешел в управление здравоохранения мэрии родного города. В 2013 году Смирнова перевели в главврачи в Армавир.

Сейчас Смирновы зарабатывают не только в государственной медицине. В 2015 году, судя по базе юрлиц СПАРК, Сергей открыл в родном Ставрополе компанию «Медицинский союз», получившую потом лицензию на медицинскую деятельность. Компания должна была стать частной клиникой, но, объясняет Смирнов, фирма «просто создавалась и не работала, нулевка». Через четыре года компанию зарегистрировали в селе Успенское под Армавиром. Ее ненадолго записали на супругу Смирнова, но сейчас она оформлена на других людей.

В марте 2020 года Анастасия Смирнова стала владельцем и директором клиники «Мой доктор» в Армавире. Это двухэтажное строение из светлого кирпича, с мансардой и крупной вывеской. Вечером июльского дня в стеклянную дверь клиники постоянно заходят люди. Здесь работают терапевты, гастроэнтерологи, хирурги. Можно сдать кровь на анализы. Есть физиотерапевтический кабинет, фитобар и соляная пещера. Десять из девятнадцати сотрудников медцентра также числятся в штате больницы, которой руководил Смирнов. Анастасия Смирнова не стала отвечать на вопросы о «Моем докторе». «Я-то при чем здесь? — недоумевает Сергей Смирнов, когда журналист спрашивает его о клинике. — Я не возглавляю это предприятие, а моя жена — это ее дело».

Палатка у здания городской больницы в АрмавиреПалатка у здания городской больницы в АрмавиреЕвгения Жуланова

После увольнения Смирнова на Сhange.org появилась петиция в его защиту. Ее опубликовала Кира Гасанханова — врач с такими именем и фамилией работает в больнице в селе Успенское под Армавиром, где была зарегистрирована одна из частных компаний Смирновых. Обращение собрало 723 подписи, после чего автор закрыла сбор. «Уже не актуально, его не вернут», — ответила она на сообщение журналиста в соцсети, после чего почему-то заблокировала собеседника.

Кроме петиции сторонники бывшего главврача сняли свой ролик — два десятка человек встали перед главным входом в больницу, в руках у них были листы с напечатанными буквами, из которых складывалось: «Смирнов, мы с тобой». Но к тому времени «поезд ушел, человек уже попал под горячую руку», — считает одна из сторонниц Елена Мельничук.

Заведующая клинико-диагностической лабораторией Елена МельничукЗаведующая клинико-диагностической лабораторией Елена МельничукЕвгения Жуланова

«Нет, ребята, никакого плюрализма у нас нет и никогда в нашей стране не будет, так что вы уймитесь, пожалуйста, — громко объясняет старший врач скорой помощи в Армавире Андрей Смирнов, однофамилец Сергея, когда журналисты спрашивают его о сегодняшнем положении дел на станции. Он провожает журналистов до выхода: «У нас закрытая организация. Я за свое место тоже дорожу. Читать умеете? Вход вос-пре-щен. Че, полицию вызвать? Я вызову».

По словам Сергея Смирнова, сейчас он безработный, «ничем не занимается». От интервью главврач отказывается. «Что случилось, то случилось, — говорит он. — Вам вопрос надо не мне задавать, а людям, которые принимают решения, я-то решений не принимаю. Я человек государственный, мне говорят — я выполняю. Если мне сказали, что ты не работаешь, ну, я не работаю. От того, что я дам интервью, работу я не найду и обратно я не вернусь работать. А лишиться той… того, что я сейчас… того, что осталось, — это легко».

«Губернатору кипеж не нужен лишний»

Молча оставил свой пост и Сергей Гордеев, бывший мэр Кунгура, шестидесятитысячного города в Пермском крае. Каждый год на свой день рождения 23 марта он старается уехать за границу. В марте 2020 года Гордеев с женой Галиной отправились в Дубай. После поездки супруга выложила в Instagram фото мужа на фоне пальм и небоскребов в окне. После этого мэр лишился поста.

Встречу с журналистом в августе 2020 года Сергей Гордеев назначает в кафе-столовой на пешеходной улице Кунгура. На Гордееве вместо привычного для главы города костюма — спортивная куртка поверх черной футболки и джинсы. На интервью 63-летний бывший мэр приехал на черном мерседесе — по его словам, из частного дома недалеко от центра города. В этом доме им с женой и сыном-подростком принадлежит одна из двух квартир. Рядом есть «огурцы, помидоры, немножко лук, да ягоды всякие, чтобы сорвать да съесть». Машину Сергею дала дочь, она живет в Перми. Он «ей свою отдал, у меня Audi A6, полный привод»: «Жена на лексусе ездит, и мы давно на таких машинах ездим. Это с бизнеса все осталось». Бизнес он оставил полтора десятка лет назад, когда пошел на муниципальную службу.

— На машине какой ездите, интересно? — спрашивает Гордеев журналиста.

— Renault. Такая простая — Sandero.

— Вы еще молодой, у вас еще все впереди. Я в свое время на «девятке» ездил.

Сергей ГордеевСергей ГордеевЕвгения Жуланова

Гордеев говорит, что «перед самым вылетом» позвонил курировавшему его вице-губернатору, чтобы предупредить о поездке. Сергею якобы ответили: «Лети, фигня это все». За два дня до возвращения Гордеевых на родину ситуация в крае изменилась. Отменили массовые мероприятия, а всем, кто приезжал из-за границы, нужно было две недели сидеть дома. Исполняющий обязанности губернатора Дмитрий Махонин подтвердил, что отпуск Гордеева был согласован в начале февраля, но «мы уже находимся в другом положении». «Если человек не следит за развитием ситуации в стране, мне очень жаль», — заявил Махонин и добавил, что «должен найти ему замену».

Гордеев родом из Кунгура. После службы в ракетных войсках в Челябинской области пошел в милицию родного города — раскрывал убийства, угоны машин и кражи коз и телевизоров. В девяностых годах — «помнишь, начиналась перестройка, че-то зарплату не стали платить» — уволился и вместе с другими бывшими милиционерами открыл кооператив. «И строили, и торговали — все делали», — объясняет он. Еще в то время стал играть в хоккей. До сих пор зимой несколько раз в неделю собирается компания, приятели и «простые граждане Кунгура», и играют на площадках в Кунгуре или Перми.

Кафе в КунгуреКафе в КунгуреЕвгения Жуланова

Жена Гордеева Галина в середине нулевых была директором муниципальной гостиницы «Ирень». Чета знала чиновников из мэрии, и однажды замглавы города предложил Сергею руководить городским предприятием «Комбинат бытового обслуживания», занимающимся парками, спортобъектами и так далее. Потом на «пятерочку» лет Гордеев возглавил местный «Водоканал». В 2017 году «поступило предложение с края» стать мэром.

Вице-губернатором, отвечающим за муниципалитеты, тогда был Роман Кокшаров — один из предшественников Гордеева в кресле мэра Кунгура, с ним были хорошие отношения. Но в эпидемию коронавируса покровитель Гордеева в правительстве края уже не работал. И он не смог помочь ему в конфликте из-за коррекционной школы — ее перевели в другие места из-за аварийности здания, поиски нового корпуса под школу затянулись.

В начале 2020 года в Пермском крае сменился губернатор. Из-за затянувшейся стройки новой общеобразовательной школы, после которой должно было появиться место под коррекционную, к Гордееву появились претензии из Перми. «Если главу надо ускорить, то давайте ему поможем», — сказал исполняющий обязанности главы края Дмитрий Махонин. Вторая и последняя претензия Махонина к Гордееву — отпуск в Дубае в разгар эпидемии. Пост главы города занял глава Кунгурского района Вадим Лысанов, который сразу заявил, что «назрел» вопрос объединения города и района. Краевое правительство активно продвигает процесс слияния муниципалитетов, Гордеев же относился к нему неоднозначно.

КунгурКунгурЕвгения Жуланова

На вопрос, чем занимается сейчас, после отставки, бывший глава города отвечает: «Да ничем». Утверждает, что сидит дома, смотрит телевизор и ходит на тренировки по хоккею. Возможно, вернется в бизнес. До прихода на муниципальную службу у него была фирма «Водоснабжение и канализация», которую потом переписали на знакомую жены. «Ну, торговля, давайте, будем так называть, — объясняет Сергей, что делает компания. — Продукты, аренда, торговля. Может быть, я сам буду щас заниматься этим делом».

Экс-мэр считает, что лишился кресла главы, потому что оказался «не в том месте не в то время» — «не хватило два дня». Утверждает, что ему позвонили из администрации губернатора — «не буду фамилию озвучивать» — и сказали, что «губернатору кипеж не нужен лишний». Со слов Гордеева, его попросили уйти добровольно, и мэр написал в гордуму заявление об отставке, депутаты просьбу удовлетворили.

«Я мог остаться, не стал бы заявление писать, — рассказывает бывший чиновник. — Сказал бы, пошли на хер, сейчас карантин отсижу две недели и буду дальше работать. Но приехал бы губернатор, и все равно бы все разрулилось. Че с губернатором воевать, так же, как губернатору с президентом, согласен со мной, по логике вещей?» «Зарубы» чиновник не хотел: «Взял, написал, ушел спокойно. Я говорю, ребята, без проблем». Он жалеет, что не успел сделать ледовый дворец и новую школу, «а что ушел, я не сожалею».

«Прошу прекратить выступления в мою поддержку»

Губернаторы и региональные министры стали более требовательны к своим подчиненным после заявления Владимира Путина, который на очередном совещании приказал главам регионов «преодолевать все трудности», связанные с коронавирусом. Перед этим губернатор Владимирской области Владимир Сипягин пожаловался на нехватку врачей, дефицит защитных костюмов и гидроксихлорохина, которым лечили ковид. «Объективные трудности, конечно, существуют, но вы затем там и сидите и работаете, — ответил Путин. — Активнее просто нужно действовать, активнее. И быстрее. Несмотря ни на какие трудности, ни на какие сложности». Увольнения и отставки управленцев на местах нередко обходились без внятных формулировок — не объяснялось, в чем конкретно виноват уволенный и к каким негативным последствиям привели его действия или бездействие.

Так, главврача в Смоленской области упрекнули в «низкой эффективности при исполнении должностных обязанностей». Министр здравоохранения Астраханской области ушел из-за отсутствия «четкой координации действий министерства и учреждений здравоохранения». Пять человек покинули посты, съездив в то время, как пандемия набирала обороты, в отпуск за границу. Про троих из них — тех, что управляли больницами в Оренбуржье, — министр здравоохранения области сказала, что «формально они ничего не нарушили». Для нее это был «вопрос врачебной этики и даже, скорее, вопрос доверия».

Евгения Жуланова

Спорить с начальством из-за отстранений было не принято — даже тогда, когда за бывших руководителей вступалась общественность, и даже тогда, когда на сторону уволенных вставал суд.

Так, глава Красногвардейского района Адыгеи Альберт Османов в мае сам ушел с поста после вспышки инфекции из-за похорон на полтысячи человек. В его поддержку выступила местная жительница. На Сhange.org она создала петицию, которую подписали больше тысячи человек. Автор петиции объясняет журналисту, что «хотела поддержать, но оказалось, и не надо — он звонил и просил прекратить». «Поблагодарил, сказал, что очень приятно, что район так отреагировал, — вспоминает женщина. — Но сказал, что это его решение и он идет дальше по карьерной лестнице, не остается за бортом, у него все в порядке». Раньше Османов уже был в республике министром труда и социального развития.

Руководитель городской больницы № 4 в Улан-Удэ Тамара Бидагаева в апреле лишилась должности, потому что у ее сотрудников были симптомы ОРВИ, но они не пошли к врачу, и после этого в медучреждении произошла вспышка инфекции. Контролировать здоровье сотрудников главврач должна была по инструкции Роспотребнадзора. «То испытание, тот вызов, который сейчас идет на всю страну, на весь мир, показывает, что только жесткая позиция и жесткая самодисциплина будут способствовать тому, что мы вместе справимся. Как говорят — на войне как на войне», — объяснила увольнение Бидагаевой министр здравоохранения Бурятии.

На Бидагаеву завели административное дело по статье «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения». Якобы она не выполнила требование Роспотребнадзора «обеспечить осмотр контактных лиц». Бидагаева отказалась признать себя виновной, потому что в больнице, по ее словам, не хватало тестов на коронавирус, а врача-эпидемиолога в штате не было. Районный суд в Улан-Удэ встал на ее сторону — он не нашел состава правонарушения. Судья решил, что Роспотребнадзор требовал от главврача того, что должен был делать сам. Кроме того, отметил, что требование «усилить контроль за соблюдением противоэпидемического режима», которое содержалось в одном из предписаний Роспотребнадзора, «носит абстрактный характер».

В защиту Бидагаевой на Change.org также опубликовали обращение. Сама бывшая главврач сначала говорила журналистам, что «внутреннего согласия» с приказом об увольнении у нее нет, но затем ее позиция изменилась. «Ситуация такова, что вне зависимости от того, считаю я себя виновной в произошедшем либо нет, сотрудники заболели, и по моральным основаниям я не могу вернуться в больницу», — сказала она и попросила «прекратить выступления» в ее поддержку.

Материал подготовлен медиапроектом «Четвертый сектор».

Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.