«Были моменты, когда муж готов был признать гораздо больше, чем сделал»

Жена фигуранта «дела Тефтелева» — о давлении следствия и отношениях с экс-мэром

Центральный районный суд Челябинска на этой неделе начинает рассмотрение уголовного дела бывшего начальника управления капитального строительства администрации регионального центра Евгения Пашкова, обвиняемого наряду с экс-мэром Евгением Тефтелевым в получении взятки в размере 2,5 млн рублей. Первое заседание назначено на 7 октября. Однако если Тефтелев — фигура известная и за его судьбой следят, то Пашкова мало кто знает, за исключением его окружения. Он никогда не любил быть на виду, не давал интервью, не регистрировался в социальных сетях. Этот факт, по мнению близких, может сыграть негативную роль в его судьбе — из такого человека легко сделать козла отпущения. Между тем в политических кругах Южного Урала о семье Пашковых ходит немало слухов. К примеру, о его родстве с Евгением Тефтелевым. Мы встретились с супругой обвиняемого Юлией Пашковой, чтобы снять все вопросы и узнать, чего от ее мужа требует следствие.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Юлия, когда вы узнали о возбуждении уголовного дела в отношении вашего мужа?

— Все произошло совершенно неожиданно. На тот момент Евгений уже четыре месяца не работал в Челябинске, два месяца как устроился на предприятие Магнитогорска.

— Кстати, почему он ушел из администрации Челябинска?

— Официально — по соглашению сторон. В администрации города формировалась новая команда, ему предложили покинуть пост. Хотя он всегда самоотверженно трудился и, как мне кажется, мог принести пользу Челябинску.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Что происходило, когда было возбуждено уголовное дело?

— В 6 утра, когда мы еще спали, услышали звонок в дверь. Пришли сотрудники следственного комитета, начался обыск. Детей в садик не отпустили, на тот момент сыну было три года, а дочке полтора. В этот день нам сообщили, что возбуждено уголовное дело. Не сразу сказали, что Евгения заберут, но ближе к концу обыска предложили собирать вещи.

— Как вели себя люди, проводившие обыск?

— Очень деликатно. К ним у меня претензий нет. Я слышала, как это бывает, когда квартиру переворачивают верх дном. У нас, когда уехала следственная группа, как будто никого не было, все аккуратно поставили обратно.

— Что-то конкретное искали?

— У нас были изъяты все электронные устройства, в том числе мои телефоны, различные документы. Наверное, они очень удивились, когда не обнаружили денег. На тот момент Евгений пару месяцев работал на новом месте, не получил ни одной зарплаты. Ни дома, ни на счетах денег не было. В пресс-релизе прокуратуры написано, что был наложен арест на имущество на сумму 1,5 млн рублей. Из них 1,45 млн — стоимость нашего автомобиля и 50 тыс. рублей — первая заработная плата, перечисленная на карточку позднее.

— Вы в тот момент понимали, что случилось, по какой причине к вам пришли с обыском?

— Да, нас же ознакомили с постановлением о возбуждении уголовного дела, там все было написано. А до этого даже мыслей не было, что может случиться подобное.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Муж ранее не рассказывал об этом эпизоде с Евгением Тефтелевым?

— Нет. И слава Богу, что я ничего не знала. Мы никогда не обсуждали такие темы. После ареста он тоже старался оградить семью от лишней информации. К тому же долгое время у него и возможности что-то рассказать не было. Следователь сразу ограничил нас в общении.

Первый звонок нам разрешили только через семь месяцев. Свиданий не было еще дольше, хотя ходатайства он и адвокаты постоянно писали. Я лично звонила следователю и просила его разрешить увидеться с мужем. Но первое свидание у нас состоялось спустя восемь месяцев после его ареста. 

Вообще, я первый раз увидела мужа издалека 31 января 2020 года в зале суда на первом продлении меры пресечения, через два месяца. Потом суды закрылись из-за ситуации с коронавирусом. Единственным нашим средством связи стали письма. Но они были не про уголовное дело, а про любовь, семью, детей…

В Челябинске суд оставил в СИЗО фигуранта уголовного дела экс-мэра Тефтелева

— Следователь пояснял, по какой причине отказывал вам в свиданиях? Вы ведь не свидетель по делу.

— Он мне сказал: «Учитывая позицию, которую занял ваш муж, ни о каких свиданиях не может быть и речи». По этой же причине его не отпускали под домашний арест. Хотя формулировки, которые я заслушивала на продлении меры пресечения (что он может повлиять на свидетелей, скрыться и так далее), для меня казались абсурдными.

Кто он такой, чтобы на кого-то влиять и что такого может сделать под домашним арестом? Даже в сравнении с тем же Евгением Тефтелевым, которого отпустили под домашний арест еще в марте. Получается, он не может повлиять, а мой муж, у которого связи и возможности в разы меньше, может?!

Мы неоднократно просили отпустить Евгения под домашний арест. Я с детьми готова переехать в Челябинск в квартиру родственников. На судах он заявляет, что вину признает частично, скрываться не собирается, да и некуда. Мы имеем одно жилье в Магнитогорске. Судимостей у него нет, заграничный паспорт у мужа просрочен.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Как вы считаете, почему Евгения Тефтелева выпустили, а вашего мужа нет?

— Видимо, он дал показания, которые были нужны следствию.

— Какие показания должен был дать ваш муж, чтобы его отпустили? Он ведь и так признал вину?

— Да, Женя дал показания, частично признал свою вину. Но, как он считает, его вина значительно меньше, чем пытается представить следствие.

Экс-главу Челябинска Евгения Тефтелева выпустили из СИЗО

— Там разве не один эпизод — со взяткой Сергея Селещука?

— Я точно не знаю, как это квалифицируется, с материалами дела я не знакома. Знаю, что фактов передачи денег было несколько и о большинстве этих фактов Евгению не было известно. Как и о договоренностях Тефтелева и Селещука, о сумме взятки. Со слов мужа, его попросили передать часть денег.

— То есть в этом деле он играл роль посредника?

— По сути, да. И если бы ему вменялось именно это, он бы пошел на сотрудничество. Но, видимо, следствию нужно осудить двух чиновников по серьезной статье. Я знаю своего мужа и не представляю, что он может у кого-то вымогать деньги, с кем-то договариваться. Он был начальником управления капитального строительства. Не главой города, не заместителем. У него и полномочий не было, чтобы что-то решать. Как он мог повлиять на контракт, который дадут или не дадут бизнесмену?

из семейного архива

— Ну, например, уговорить главу города дать такой контракт…

— У него не было связей с предпринимателем Селещуком. Знаком с ним он был поверхностно.

— Сколько раз вы виделись с мужем после ареста? И с чем связано «потепление», когда вам вдруг разрешили свидания?

— Связано с окончанием следствия. Когда дело передали в прокуратуру, нас уже не имели права ограничивать в свиданиях. Теперь разрешения регулируются правилами СИЗО, можно встречаться два раза в месяц. У нас было три свидания. Первое — в начале августа, последнее — три недели назад.

— Какие отношения были у вашего мужа с Евгением Тефтелевым? Ходят слухи, что вы чуть ли не родственники?

— Муж всю свою карьеру идет нога в ногу с Евгением Николаевичем. В родственных связях мы не состоим, но родным человеком его считаем. Он очень добрый, отзывчивый человек. Всегда готов прийти на помощь. Его мнение всегда ценно для нас. Евгений Николаевич вхож в нашу семью, у нас теплые, дружеские отношения, мы тесно общались. Эта ситуация на мое отношение к нему не повлияла.

— Не у всех подчиненных такие отношения с начальством…

— У моего мужа не только с Евгением Николаевичем такие отношения.

— Но, получается, именно Евгений Николаевич в итоге дал на него показания?

— Вероятно, у него не было другого выбора. Я не знаю, что могло повлиять на ситуацию. К тому же мы не знаем, что конкретно он сказал. Об этом станет известно на суде.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Расскажите про мужа. Какой он человек, чем занимался до того, как его пригласили в администрацию Челябинска?

— Человек замечательный! Работал в тресте «Магнитострой», занимал руководящую должность. Потом руководил муниципальным учреждением «Магнитогорскинвестстрой». После этого возглавил управление капитального строительства в Челябинске. Он всегда работает увлеченно. Когда приехал из Челябинска, устроился на магнитогорское предприятие «Монтажник», где с нуля создавал свое подразделение. Жил этим, у него глаза горели. То же самое, кстати, было и с этой злосчастной школой в Парковом. Когда ее запускали, он практически ночевал там, чтобы 1 сентября закончить все работы. Задерживался до 23:00, 24:00… При этом он умеет повеселиться с друзьями. Любит отдохнуть, среди увлечений: охота, рыбалка, волейбол. Постоянно в движении, общении, в компании.

из семейного архива

— Но при этом, судя по отсутствию публикаций о нем в СМИ, к публичности он не стремился?

— Никогда. У него даже не было странички в соцсетях. Он мало фотографировался. Не хотел, чтобы я размещала где-то детей. Когда журналисты просили интервью, он старался отправить зама. Не могу припомнить, чтобы он для каких-то новостных сюжетов давал комментарии. Только когда были большие обходы с губернатором, можно было увидеть его в числе сопровождающих. Иногда я думаю, что если бы он был более публичной фигурой, его сложнее было бы обвинить в том, чего он не совершал. Но Евгения мало кто знает, его судьба мало кому интересна, хотя он четыре года проработал в Челябинске…

— Кстати, он ощущал на себе предвзятое отношение челябинцев к магнитогорцам?

— Возможно, поначалу такое было, но его это особо не волновало. Женя всегда думал о результате. А все эти «скандалы, интриги, расследования» проходили мимо. Он работал, у него была куча объектов. Коллеги видели его рвение. Сегодня многие вспоминают о нем с теплотой, потому что работать с ним очень комфортно. Как и в семье, кстати. Он очень домашний, очень семейный. Не представляю, как он столько времени находится без детей. Для него расставание с семьей — самое сложное испытание. Я видела в его глазах, как тяжело он переживает разлуку. Страдает вся семья, родители. Дети не видят отца. А они растут, маленькие совсем. Уже год почти прошел. Кстати, у него есть еще старший сын от первого брака, которого он каждую неделю забирал, чтобы провести время вместе. Теперь мы встречаемся с ним уже без него, чтобы дети не забывали друг друга. А папа пишет ему письма.

— Когда все это случилось, вы были в декрете?

— Да. Я и сейчас в нем нахожусь.

— На что вы живете?

— Наша семья лишилась кормильца, это очень тяжело. Помогают родители. У мужа, кстати, мама и папа — инвалиды. Друзья поддерживают. Ситуация осложняется тем, что наш единственный автомобиль, который можно было продать и купить что-то попроще, в аресте.

— Что говорите детям, когда они спрашивают про папу?

— Дочка еще маленькая, пока не спрашивает. А вот сын начал задавать вопросы, где папа и когда вернется. Я обманывать не люблю и на вопрос «Где папа?» отвечаю, что он в Челябинске. Пока этого достаточно. Постоянно показываю фотографии, чтобы не забыли его. Старшему сыну 11 лет, он, конечно, знает правду.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Как держится ваш муж?

— Он в шоке от происходящего. Не понимает, как такое могло случиться, почему его роль в деле настолько раздули. Переживает, когда представляет срок, который ему могут дать. По статье, которая вменяется сейчас, можно получить от 8 до 15 лет лишения свободы. От цифры 15 у него просто крышу сносит! Из его писем я знаю, что на него сильно психологически воздействовали (физически — нет). Говорили, что он не увидит детей, что «суды разбираться не будут».

Были моменты, когда он готов был подписать все, лишь бы какое-то время побыть с семьей, детьми. Готов был признать гораздо больше, чем сделал. Мне эти моменты тоже очень тяжело давались. Я боялась, что он наговорит на себя, чтобы ненадолго приехать домой. 

Но наша задача не добиться, чтобы он на пару месяцев побыл дома, а чтобы он получил наказание, соразмерное с тем, что сделал.

— Вы сами ощущаете давление из-за этой ситуации? Может быть, к вам изменилось отношение?

— Нет, давления я не чувствую. Наоборот, когда люди узнают, что Евгений придерживается своей позиции, никого не оговаривает, начинают еще больше его уважать. Нет ни одного человека, от которого я почувствовала бы негатив. Мне кажется, все, кто его знал, прекрасно понимают, какую роль он мог сыграть. И я очень надеюсь, что суд тоже в этом разберется.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.