«За пенсионную реформу, конечно, неловко»

Депутат Госдумы Лысаков — о конфликте с «Единой Россией», о Навальном и спорных законах

В Госдуме сняли с должности первого заместителя председателя комитета законодательству Вячеслава Лысакова. Поводом для такого кадрового решения, по словам главы фракции «Единой России» Сергея Неверова, стало то, что Лысаков позволял себе «неуместные и некорректные высказывания» в своих социальных сетях. Какие именно — Неверов не уточнил. Сам Лысаков говорит, что относится к решению коллег «философски», баллотироваться в Госдуму в следующем году по-прежнему намерен и уже объявил о готовности сотрудничать с остальными партиями.

Вячеслав ЛысаковAleksey Bychkov / Global Look Press

В интервью Znak.com Вячеслав Лысаков рассказал, что ему стыдно за голосование по пенсионной реформе, о поддержке обнуления сроков Владимира Путина и сходстве «Единой России» и КПСС. 

«Когда люди слышали про „Единую Россию“, мне это шло в минус»

— Вас сняли с поста первого заместителя председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству. Вы пытались лично связаться с главой фракции «Единой России» Сергеем Неверовым, обсудить сложившуюся ситуацию, разобраться, что стало причиной такого решения, кто был его инициатором? Насколько я понимаю, как минимум в публичной плоскости, отношения с Неверовым у вас хорошие.

— А зачем мне с ним связываться? Он мне звонил мне утром перед этим.

— Что сказал?

— Предупредил, что фракция такое решение готовит. И все. Какой смысл ему звонить? У меня со слухом все нормально, я все расслышал, сказал [Неверову], что это [решение] ожидаемо. На этом и расстались.

Сергей НеверовСергей НеверовKomsomolskaya Pravda / Global Look Press

— Узнать, кто был инициатором, не хотели?

— Кто-то в партии был инициатором. Они вот все шифруются. Журналисты «Коммерсанта» в своем тексте сослались на кого-то в руководстве партии, но имен не назвали. Вот я называюсь, а один из руководителей [«Единой России»], давая «Коммерсанту» комментарий, не назвался. Такая анонимность мне не понятна. [Источник «Ъ» в ЕР сообщил], что шансов на избрание в Думу по спискам у меня нет. Видимо, один из безымянных руководителей «Единой России» не потрудился посмотреть, что я в эту Думу прошел не по спискам, а по одномандатному округу. Люди голосовали конкретно за меня. А пройти по спискам я не претендовал, хотя это было бы гораздо проще.

Я не член «Единой России», в прошлом созыве я тоже был членом фракции ЕР в Думе. Но люди же мало в этом разбираются, что такое фракция, партия. И когда люди слышали про «Единую Россию», то мне это шло в минус. Наверняка, многие ставили на мне крест из-за этого. 

Вся эта история [со смещением с поста первого зампреда комитета ГД] некрасивая. И вся некрасивость легла на репутацию партии и фракции, я-то поддержку получил и приток подписчиков. Люди меня поддержали, телеграм-сообщество тоже. На мне это смещение никак не отразится, я как был депутатом, так и остаюсь им. А вот закончатся мои полномочия, там могут и в тюрьму посадить. Спрашивается, зачем это делали? Создали рукотворный скандал. 

— Вы про уголовное преследование и тюрьму серьезно?

— Конечно. Если человек не угоден, что такого в России не бывает, это редкость?

— В России все бывает. Как вы планируете избираться в Госдуму в следующем году? Кажется, ни одна партия не рискнет вас поддерживать после такого скандала с «Единой Россией».

— Время покажет. Может, и рискнет, Зачем вы так категорично? Партий-то много. Я же объявил, может, кто-то проявит интерес к моей персоне. Но, наверное, мне моего [одномандатного] округа уже не видать. Если администрация [президента] с согласия Москвы или Москва с согласия Кремля все-таки решит не пускать меня никуда, то мои шансы равны нулю.

— Если из партий никто не согласится, то как самовыдвиженец вы вряд ли изберетесь.

— Если кислород будет перекрыт до такой степени, что партии [от меня] будут шарахаться, их будут вызывать в администрацию и говорить, что я токсичен, то, естественно, никто не даст мне собрать подписи. Будет бесполезная трата времени. Я рассчитываю на представительство партии, которой не надо собирать голоса.

«Избиратели сказали голосовать, как хочу, но чтобы остался депутатом»

— Редкий единоросс, по моим наблюдениям, публично критикует кого-то из высокопоставленных чиновников, коллег по партии или фракции, руководство партии, голосуют депутаты от ЕР тоже как под копирку. Вы же сейчас стали неким исключением. Почему так произошло?

— Коллег по партии у меня нет.

— Хорошо, по фракции.

— А коллег по фракции где я критиковал? Покажите!

— Я говорю о том, что единороссы публично своих не критикуют, вы же это делаете.

— А я своих коллег по фракции не критикую, я критикую исполнительную власть, особенно Москвы, а они мне не коллеги. А из коллег по фракции я критиковал депутатов из комитета по транспорту Евгения Москвичева и Виталия Ефимова, но там было за что! Потому что они взяли в работу законопроект о такси, над которым я и моя команда работали несколько лет, а потом изуродовали его до неузнаваемости.

— Вы голосовали за принятие пенсионной реформы, поддержали законопроекты о штрафах за оскорбление власти, о суверенном Рунете. Вы могли это делать по двум причинам: либо вы действительно поддерживаете эти весьма спорные законодательные инициативы, либо строго соблюдаете фракционную дисциплину. Ну, или и то, и другое вместе. Сейчас ваша риторика относительно фракции и партии сильно изменилась, у этого должна быть веская причина.

— Во-первых, я не всегда соблюдаю фракционную дисциплину, за ряд законопроектов не голосовал. А что касается принципиальных законов, например, повышения пенсионного возраста, то я в Facebook прямо написал, что буду голосовать против. Таких нас было двое — я и [Наталья] Поклонская.

Вячеслав Лысаков на встрече с избирателямиВячеслав Лысаков на встрече с избирателямиAleksey Bychkov / Global Look Press

— Но проголосовали в итоге «за».

— История имела продолжение. Я сообщил своим избирателям, что есть два варианта, если я голосую против повышения пенсионного возраста, тогда по логике надо положить мандат на стол, сказать, что мне с вами, ребятам, не по пути, это было бы справедливо. Второй вариант поддерживать законопроект, тогда естественно я остаюсь до конца срока в Думе. Большинство моих избирателей, за редким исключением, когда эта тема обсуждалась в Facebook, сказали, что я им помогаю, решаю их проблемы, что мой голос [«против»] ничего не изменит, поэтому сказали голосовать, как хочу, но чтобы остался депутатом.

Фракционная дисциплина состоит в том, что если ты до голосования не убедил коллег, то должен голосовать со всеми в одном ключе. Поскольку я получил напутствие от избирателей, мне пришлось голосовать «за» и оставаться в Думе.

— Вы меня, конечно, извините, но это такая лицемерная позиция. Вы говорите, что не поддерживаете пенсионную реформу, при этом голосуете «за» фактически только для того, чтобы сохранить депутатское кресло. Поклонская, которая, как и вы, не член ЕР, а только входит во фракцию, проголосовала «против». И что ей руки за это оторвали? Да, ликвидировали ее комитет, сняли с должности, скорее всего, не будут помогать избираться. Но она выразила свою позицию, сдержала слово. А у вас, мягко говоря, странно получилось.

— А вот у меня получилось так, как я рассказал. Каждый путь оценивает по-своему. Мои избирателей это оценили нормально, вы — как лукавство. Каждый имеет право на свою оценку.

«На момент открытия телеграм-канала у меня были планы уйти на покой»

— Могу ошибаться, но в моем представлении ситуация выглядит так: вы поняли, что «Единая Россия» не собирается поддерживать вас на выборах в следующем году, из-за чего и пошли на открытое противостояние.

— С чего я должен был это понимать?

— Выборы меньше чем через год, возможно, какие-то консультации внутри партии и фракции вы вели.

— Секундочку, я ни с кем не консультировался! С кем бы я консультировался? Скажите конкретно, прямо пофамильно.

— Могу только предполагать, может, с Неверовым, Турчаком.

— Я его (Турчака) не знаю, мы с ним не разговаривали ни разу. Я к нему подойду и скажу: «Андрей, давай поговорим насчет моих выборов?» Так что ли? Как себе такое можно представить?

— В 2016 году же у вас это как-то получилось с «Единой Россией» договориться.

— Я не договаривался, мне партия предложила и спросила, соглашусь ли я пойти на выборы по Кунцевскому округу.

— Я веду к тому, что критика правящей партии всегда приносит популярности, узнаваемости. Не факт, конечно, что этот эффект вы сохраните до самих выборов, но все же. Вы таким образом к 2021 году готовитесь?

— Да ну, нет. На момент открытия телеграм-канала у меня были планы уйти на заслуженный отдых, на покой. Я пришел в Telegram не для того, чтобы к выборам готовиться. Что за глупости?

Я стал вести канал, мне понравилось, росла цитируемость, перепосты. Причем тут критика партии? Я что, каждый свой день начинал с критики партии? Я, может, два-три раза партии коснулся, а постов больше двух тысяч.

 Я просто давал оценку событиям, которые мне интересны. Можно подумать, что я только и делал, что критиковал «Единую Россию», меня партия вообще не волнует. Поэтому говорить, что я поливал партию, чтобы поднять свой рейтинг, это какое-то примитивное представление. 

«Я понимаю фракционную дисциплину, но не могу сказать, что мне это по душе»

— Давайте вернемся к спорным законопроектам. Вы поддержали закон о штрафах за оскорблении власти. Вы его поддерживаете? Или это как с пенсионной реформой получилось?

— Эффект от этого законопроекта переоценен. Вот прошло время, и оказалось, что власть-то можно критиковать. Вот Верховный суд дал разъяснения, пожалуйста, критикуйте.

— Верховный суд исключил из списка субъектов закона об оскорблении власти только губернаторов. Президента по-прежнему нельзя критиковать.

— Я что-то не видел, чтобы кого-то привлекли за критику власти.

Вячеслав ЛысаковВячеслав ЛысаковAleksey Bychkov / Global Look Press

— Как это? Таких дел сотни!

— Зачастую эти дела высосаны из пальца. Закон — это одно, правоприменение — другое.

— Вы ушли от ответа на мой прямой вопрос. Вы проголосовали «за» принятие закона о штрафах за оскорблении власти…

— А я не помню, как голосовал! Надо смотреть. Я не могу помнить голосования по тысячам законов. Архив открывайте и смотрите.

— Разумеется, я посмотрела и говорю вам: вы голосовали «за».

— Не вижу тут ничего сенсационного. Ну, может, не самый полезный законопроект. Скажу так: без этого законопроекта вполне можно было жить. Но с другой стороны, вот когда мне присылали туалетную бумагу разрисованную или с портретами Путина, человек бесновался, вот это оскорбление власти? Оскорбление. Я собрал все это, направил в СКР с просьбой привлечь к ответственности. Это еще до этого закона было. Человек должен за свой язык отвечать.

— С трудом, но разобрались, что вы такой закон поддерживаете. А как вы оцениваете практику, когда депутаты голосуют исходя из фракционной дисциплины, а не личных убеждений? Вот как у вас с пенсионной реформой получилось.

— Вот когда был законопроект про возможность РЖД вырубать леса на Байкале, я голосовал против в первом чтении, во втором чтении законопроект ушел на проверку, и мне не пришлось голосовать. Иногда вот так бывает, когда депутат отошел в туалет, встреча у него или чай пошел попить, не голосовал, во фракции есть человек, кто за этим следит. И мне спросили, результат моего голосования — ошибка или позиция? Я сказал, что позиция. 

Когда фракция [ЕР] голосует единым фронтом, это формально оправдано. Это оправдано для «Единой России», остальные могут поддерживать или нет, все равно большинство [у единороссов] есть. Если бы не было большинства, то ни один закон не был бы принят. Я, с одной стороны, понимаю фракционную дисциплину, с другой стороны, не могу сказать, что мне это по душе. Все-таки депутаты должны придерживаться линии фракции, с другой стороны — должны иметь возможность свободного голосования. Например, коммунисты и справороссы тоже зачастую голосуют фракционно, но в некоторых вопросах голосуют, кто как. Наверное, это ближе к идеалу.

«Я уходил по делам, а человек голосовал за себя и за меня»

— Вот, кстати, ситуация, когда «ответственный человек во фракции» голосует за депутата, которого нет на планерке, — больная тема для Госдумы. Депутатов частенько ловят на таком.

— Уже много месяцев никого не ловят.

— Логично, потому что много месяцев коронавирус и в Думе были каникулы. Как вы сами относитесь к такой практике голосования друг за друга?

— Я отношусь к этому абсолютно нормально.

Сайт Госдумы

— За вас тоже кто-то голосует?

— В зале, конечно, можно сидеть, не вылезая, но ведь у нас есть параллельная работа: звонки, посетители, работа с документами. И когда депутат, например, выходит из зала, а мы сидим по четыре человека, то за него голосуют. Мы же знаем, как фракция голосует. Я вот уходил по делам, а человек нажимал за себя и за меня. С другой стороны, когда зал полупустой — это некрасиво, это имиджевые потери. И Вячеслав Викторович начал наводить порядок. Все стараются сидеть, сейчас уходят максимум человек 10, а раньше ползала уходило. Доходило до того, что кворума не было.

Я не вижу большой беды в том, что человек вышел, а я за него [кнопку] нажал. Здесь больше СМИ раздувают, представляют как непотребство.

— Вам регламент это запрещает. 

— Вы зря так считаете. Если в комитете человека нет, а нужен кворум, то есть практика, когда человек оставляет доверенность на имя председателя комитета, а потом председатель голосует. Другое дело, что злоупотреблять нельзя, я согласен.

— А вам было когда-нибудь неловко или стыдно за законы, которые вы поддерживали?

— Ну, вот с пенсионной реформой, конечно, неловко. 

Голосование по поправкам в Конституцию — фантасмагория

— Вы достаточно фривольно отзываетесь о Сергее Собянине, Сергее Кириенко, Дмитрии Медведеве. Раньше с вами связывался кто-то из мэрии, может, Кремля, просил быть аккуратнее в высказываниях?

— Мне никто такого не может сказать. С какого перепугу кто-то будет депутату что-то советовать? Женам и мужьям своим пусть советуют.

— Вы, кстати, достаточно выборочно критикуете чиновников. Владимира Путина не критикуете, даже слово президент с большой буквы пишете.

— Ну, да, президент — это же символ нашей власти. Я и правительство пишу с большой буквы, хотя это не говорит о моей горячей любви к правительству. А президента, кстати, я критиковал где-то, было у меня что-то такое.


— А о горячей любви к президенту большая буква в слове «президент» говорит?

— Горячая любовь у меня только к жене. У меня уважение и понимание той нагрузки, которая у президента. Я же видел его глаза в глаза. Просто прикидываю, какая у него нагрузка.

Владимир Путин
Владимир ПутинState Duma Russia / Global Look Press

— Голосование по поправкам в Конституцию вы называли фантасмагорией. Почему?

— Нет, надо найти формулировку. В пересказе это всегда передернуто.

— Я процитирую.

— Кого?

— Вас.

— И что там?

— 3 июля вы опубликовали пост, который начинается со слов «Итак, прошло голосование…», в шестом абзаце вы пишете «ну, и наконец фантасмагория с главным голосованием» и так далее.

— Пришел вот такой термин в голову, вот и назвал. Фантасмагория, потому что планов было много озвучено, а люди так и не дождались поддержки. Людям надо было дать больше помощи, их оставили на самовыживание. Это не так что ли?

— А вы принимали участие во всенародном голосовании по поправкам к Конституции?

— А это вопрос абсолютно личный, я не обязан в этом отчитываться.

— Ваше право.

— Для этого тайна голосования и существует.

— А обнуление президентских сроков Владимира Путина одобряете?

— Ну, я не выступал против, ради бога. Считаю, что это не обязывает президента избираться до 2034 года, но дает ему такую возможность. Не вижу никакой трагедии.

— То есть голосовали за обнуление?

— Конечно, да, я голосовал за это! Почему мне не поддерживать это?!

— Я же не нападаю на вас, просто вопрос задаю.

— Вы хитро расставляете сети, нападать-то бесполезно.

«Несменяемость основной власти является тормозом в развитии государства»

— А кого вы считаете оппозицией в нашей стране? Она вообще, на ваш взгляд, есть? ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия» — это оппозиция в вашем понимании?

— Относительная оппозиция. С одной стороны парламентские партии где-то идут на компромиссы, где-то принципиально голосуют. Дело в том, что несменяемость основной власти является определенным тормозом в развитии государства. Когда есть критик, который эту власть может забрать, когда одна партия может сменить другую, формировать правительство, это, наверно, больший стимул к развитию государства, чем когда одна партия, как КПСС, может уйти в застой. Этот застой в свою очередь отражается на качестве жизни граждан.

— Погодите, а где логика? Вы поддерживаете обнуление сроков президента, который у власти 20 лет, но при этом агитируете за сменяемость.

— А президент не член партии.

— Он был ее председателем, федеральный список возглавлял.

— Ну, не член партии сейчас.

— То, что Путин не член «Единой России» — это же формальность вообще. «Единая Россия» — это партия президента. Если не меняется президент, то о какой смене партии вообще идет речь?

— Мы говорим о партийной сменяемости или сменяемости президента?

— Это же все едино. Вы говорите, что у нас застой, потому что партия одна, но это происходит в том числе потому, что у нас президент 20 лет один человек, чье обнуление вы поддержали.

— Партийная несменяемость является тормозом.

Вячеслав ЛысаковВячеслав ЛысаковAleksey Bychkov / Global Look Press

— Как правящая партия сменится, если президент не меняется?

— Это вопрос к партии. Я не отвечаю за партию, почему я за нее отдуваться должен?

— Как к Алексею Навальному относитесь?

— Очень плохо отношусь к нему.

— Почему?

— Ну, потому что он мне не нравится по-человечески.

— Так почему?

— Потому что он учился в Америке.

— Только из-за этого?

— Потому что он не предлагает ничего, конструктива нет, людей гонит на бойню, одни расследования. И что дальше? Многие расследования и так известны. А уж сейчас после его слов в адрес врачей [омских] могу сказать, что он подонок. От чего бы отравление ни произошло, алкогольное ли, резкое снижение глюкозы, токсины, хоть грибков не тех поел, его спасли наши врачи. А он в их адрес так высказался, подлец.

— Навального «Новичком» отравили.

— Откуда вы знаете?

— Хорошо, по версии немецких врачей его отравили «Новичком».

— Ну, тогда его немецкие врачи отравили или спецслужбы немецкие. Как некая мадам (Мария Певчих. — Znak.com) могла провезти [в самолете] бутылку с водой, когда не пускают с бутылками [в самолет], и что было добавлено в эту бутылку, пока она путешествовала из России до Германии. C чего я должен верить, что Навального отравили «Новичком» по приказу Путина? Смешно же. Его легче было отравить в провокационных целях, чтобы отрикошетило от власти, это больше похоже на правду.

— Если переизбраться у вас не получится, чем будете заниматься?

— Жить буду.  

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Internal Server Error
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.