Представитель отельеров и рестораторов — об ультиматуме Беглову и конфликте бизнеса и власти

«Идет обсуждение не тех людей. Обсуждать надо здравоохранение»

Представитель отельеров и рестораторов — об ультиматуме Беглову и конфликте бизнеса и власти

В начале декабря губернатор Петербурга Александр Беглов подписал постановление о новых ограничениях из-за пандемии коронавируса. Во время новогодних праздников в городе будут закрыты рестораны, музеи и театры. Последние пытаются повлиять на решение властей, аргументируя это тем, что могут не пережить такие каникулы.

Координационный совет гостеприимства и услуг и Комитет по туризмуПредоставила Татьяна Буйлова

Межотраслевой координационный совет гостеприимства и услуг написал Беглову обращение с требованием пересмотреть ограничения в течение пяти дней. Срок ультиматума истекает завтра. Znak.com поговорил с секретарем совета Татьяной Буйловой о сегодняшнем состоянии петербургского бизнеса, его конфликте с властями и планах компаний на тот случай, если администрация не пойдет им навстречу.

Падение оборотов на 95%

— Какие у ресторанов и отелей потери на сегодняшний день? Насколько ситуация критическая? 

— Мои коллеги говорят, что закрылось около 20% гостиниц. Держать их невыгодно, идет процесс ликвидации. Важно, что чем больше отель, тем сложнее его заново открыть, нужны значительные средства. Рестораны закрываются еще быстрее, около 40% уже, потому что они находятся обычно в арендованных помещениях. 

Страдает и персонал, какое-то количество людей из ближайших районов и соседних городов уволилось и разъехалось. Они довольно быстро теряют свою квалификацию. Когда у нас был небольшой промежуток между первой и второй волной, в городе очень не хватало персонала. Это серьезная проблема. 

— А есть данные по финансовым убыткам?

— Рестораны говорят, что они стоят на уровне 50% прошлого года, но это в момент работы. А так как у нас первая волна была то рабочая, то нерабочая, думаю, рестораны потеряли около 75%. У отелей обороты упали до 95%.

— За счет чего такая огромная цифра? 

— На всю туристическую отрасль накладывают ограничения. Это же не только рестораны, но и музеи, театры, выставки, концерты. 

Плюс постановление писали очень быстро и ни с кем не консультировались из рынка, поэтому запретили работать ресторанам в гостиницах. 

Как им не работать? Для того чтобы отель нормально функционировал, людей надо хотя бы кормить завтраком. Есть room service, но когда рестораны закрыты, нужно покормить постояльца завтраком, обедом и ужином. После этого в номере будет стойкий запах еды и грязь, да и самому гостю постоянно есть в номере неудобно. 

Да, сами отели никто не закрыл, но поломалась вся цепочка услуг туристу. Раз ничего не работает, люди не едут в город. У нас сейчас не лето и не весна, так просто не погуляешь. Человек вышел из отеля, кружок вокруг него сделал — вот и все развлечения.

«Нас используют для красоты, чтобы показать, что есть какие-то действия»

— У вас есть какие-то предложения по мерам безопасности? 

— Ну, смотрите, у нас здравоохранение не было перестроено в течение пандемии. Возможно, дело совсем не в нас, понимаете? Нас используют для красоты, чтобы показать, что есть какие-то действия. Когда вы закрываете огульно весь сектор гостеприимства и услуг, никто уже не обращает внимание на здравоохранение. От нашей сферы и так большой шум, мы и так возмущены и недовольны. Тут еще одни жители города говорят: «Это от них вся зараза!», другие возражают, что мы ни при чем… Идет обсуждение не тех людей. Обсуждать надо здравоохранение. 

— Давайте вернемся к отелям и ресторанам.

— У нас и так огромная рассадка. Можно еще ее увеличить, можно какие-то коды с ограничениями дать. Мне кажется, что те, кто легально работает и получил QR-код, поучаствовал в Safe Travel и так далее, сделали и так очень много для безопасности. Можно было бы придумать что-то еще дополнительное, но для этого нужна творческая совместная работа администрации, бизнеса и Роспотребнадзора. Прошло огромное количество проверок, и вот результатов этих проверок у нас нет. Была бы аналитика, мы бы сказали по документам, где проваливается, например, санитарная обработка. Все было бы видно, а так это лежит мертвым грузом в кабинетах для штрафов, а не для работы. 

— Почему вы думаете, что работа сферы услуг не увеличит количество заболевших? На юге было много завозных случаев. Люди приезжали из крупных городов и привозили с собой вирус. 

— Да, но они-то не закрылись, вот какая проблема. В Сочи, говорят, в зимний период до 76% загрузки. Эти завозные случаи, видимо, были не такие серьезные и не такие страшные. С другой стороны, жители города Санкт-Петербург поедут отдыхать в область и по России, кто-то поедет за границу. Они все равно потом вернутся и завезут [вирус]. Я не хочу говорить, что если завезут, пускай и туристы завозят. 

Я говорю о том, что хромает система здравоохранения и ее никто не приводит в порядок.

Тут больше вопросов, чем ответов, причем вопросов на вопрос. Что с нашей стороны, что со стороны администрации. У нас нет диалога.

Письмо Путину и вакцина от коронавируса

— В открытом письме вы говорите, что обратитесь к Путину, если ограничения не пересмотрят. Почему вы выбрали этот вариант, а не присоединились, например, к заведениям  из «Карты сопротивления», которые собираются работать, несмотря на запрет? Вы верите, что вас услышат?

— Мы вообще не верим ни в какие письма, к сожалению. Идти до дороге «Карты сопротивления» не можем, так как говорим, что мы добропорядочные предприниматели. В Межотраслевом координационном совете собрались те, кто получали QR-код, поддерживали Safe Travel… Наша концепция такая: мы законодательство исполняем, но требования администрации должны быть разумные. «Карту сопротивления» я даже осуждать не буду. Каждый сам ищет способ выжить. 

— Члены вашего совета не чувствуют себя обманутыми после того, как вложили кучу средств в организацию безопасной работы, но потом их бизнес все равно закрыли? 

— Знаете, это не чувство обманутости, это ощущение того, что власти города не знают, что делать. Это гораздо хуже. Обман рано или поздно выходит наружу, а тут администрация не понимает, что она должна делать. Любой шаг у нее — от плохого к худшему. 

С одной стороны, исполнение правил безопасности раздражает и требует много денег. С другой, дает уверенность в том, что предприятие безопасно. Это не было обменом: мы получим QR-код, но сами делать ничего не будем, а вы нам давайте возможность работать. Мы согласились с этими кодами, потому что мы прочитали от начала до конца все пункты и их проработали. Если QR-код не пригодился, зачем они просили его делать?

— Вы говорите, что не готовы идти по пути «Карты сопротивления». Какой у вас план на случай, если губернатор, а потом и президент не пойдут на уступки?

— Что значит пойдут или не пойдут на уступки… Во-первых, то, что нам испортили Новый год, — уже ясно. Работать по «Карте сопротивления» или писать письма — не важно, праздники испортили всем. Во-вторых, любые обращения общественности приводят к тому, что власть немножко приходит в себя. Самую малость. 

Сидеть молчать или работать несанкционированно и тихо — неправильно. 

Письма губернатору или даже Владимиру Владимировичу [Путину] должны быть публичными. Люди должны видеть, что у власти есть проблемы. Решает она их? Не решает. Для нас это показатель того, что с бизнесом просто перестали считаться. 

— На что вы все-таки возлагаете надежду, если не верите в письма?

— На вакцину. На то, что она появится и все устаканится. С другой стороны, нужен постоянный диалог с властями. Кроме нынешней ситуации нам еще непонятно, как бизнес будет выходить из кризиса. До чиновников очень трудно достучаться. Пока они начнут нас считать людьми, которым нужно хоть формально что-то отвечать, проходит очень много времени. Чтобы третий по рангу после главы комитета госслужащий обратил внимание, надо написать губернатору, а потом еще несколько раз президенту. Если чиновники не понимают, что от вас может быть много шума и неприятностей, они просто вас не слышат. Сидеть и молчать нельзя. 

— Получается, что конечная цель — стать видимыми для власти? 

— Если нас не услышат, будет коллапс власти и экономики. Говорим мы от большого количества отраслей, и предложения наши не бессмысленные. Я состою при группе экспертов при правительстве Российской Федерации, и нам удается решать проблемы на этом уровне. С федеральной властью работа у нас более-менее идет. С региональной пока не получается ничего. 

«Каждая подворотня использовалась для туалета»

— В обращении написано, что новые ограничения могут привести к  всплеску заболевания. Что вы имеете в виду?

— Летом был момент, когда всем разрешили выходить из дома, но еще не работали рестораны. Я живу в центре и знаю, что, простите, каждая подворотня использовалась для туалета. Общественные туалеты отсутствуют там как класс, можно их по пальцам пересчитать. Проблема была серьезнейшая, из-за этого открыли веранды у ресторанов. 

Сейчас холодно, веранды закрыты. Вопрос антисанитарии встанет ребром. Предполагаю, что будут пользоваться общественными туалетами в центре города, где социальной дистанции нет. Пойдут в торговые центры, которые меня проклянут за то, что я вспомнила их в этом интервью. Чиновники же видят, что написано, и бегут все срочно закрывать. Ну и в подворотни побегут в туалет, пока себе кое-что не отморозят. 

Гулять люди все равно поедут. Когда все закрыто, они сбиваются в кучки, которые заразнее, чем экскурсионный автобус с шахматной рассадкой. Еще один момент: я в среду была в Эрмитаже, там пусто. Не вру, там было десять человек на весь Генеральный штаб. Количество человек ограничено. Сложно представить, что вы там заразитесь коронавирусом.

— Есть ли какие-то позитивные изменения даже в такой ситуации? Взаимовыручка?

— В бизнесе укрепились горизонтальные связи. Сектор гостиниц давно объединен, но в ресторанах раньше даже диалога друг с другом не было. К нам присоединяются главы театров, кинотеатров и так далее. Формируется общество, и этот шаг нам пришлось сделать за восемь месяцев пандемии, а так ушло бы лет десять, если бы это произошло вообще. Обратите внимание на то, как пошло возражение властям. 

Мы написали письмо, [предприниматель Александр] Коновалов, обладая собственным темпераментом, составил карту, еще одна организация вынесла шарики «Я скоро сдуюсь». Идет коллективная внутренняя работа. Я бы сказала, что эта пауза имеет положительный эффект, если бы хоть 80% находящихся на рынке уцелели как предприниматели. 

— Владельцы помещений идут навстречу арендаторам?

—  Спасибо, что напомнили. С ними у нас очень большая проблема. Начнем с того, что даже не все ОКВЭДы (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, в соответствии с кодами которого распределяется господдержка. — Znak.com) арендодателей включили в пострадавшие отрасли. Некоторые из них не получили от государства ничего. Выпустили закон, по которому арендодатель должен давать уступки, кто-то на это пошел, есть те, которые уперлись. Каждый раз, когда арендодатель дает скидку арендатору, человек дает скидку из своего кармана. Это его гражданская позиция. 

— Работа навынос спасает рестораны? 

— Конечно, она позволяет сохранить персонал хотя бы в ограниченном количестве и не сокращать точку. Работа навынос — плюс 20% к общему нынешнему обороту. Когда стали закрывать фудкорты в торговых центрах, им заодно запретили работу навынос и доставку, получилось, что работники оказались совершенно не у дел. Позже организации добились изменения постановления и фудкортам разрешили готовить навынос и с доставкой.

— Вы сами поддерживаете любимые заведения?

— Стараюсь иногда заказывать доставку из любимых ресторанчиков, чтобы не прийти после пандемии к закрытым дверям. Это позиция нашей семьи как потребителей. Конечно, у нас сократились доходы, но из пары-тройки мест заказываем. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
В Перми людей задержали во время записи видеообращения к Путину
Россия
Следственный комитет проверяет санаторий управделами президента РФ
Россия
МВД запустило систему распознавания силуэтов людей и машин
Россия
Стали известны все участники плей-офф чемпионата Европы по футболу-2020
Россия
«Меня убили»: найденный мертвым основатель McAfee оставил послания на случай своей смерти
Россия
Глава Гидрометцентра РФ рассказал, когда в Москве закончится «пустынная» жара
Санкт-Петербург
В Петербурге суд отказал прокурору, захотевшему усилить приговор участнику акции оппозиции
Россия
В Подмосковье дроны будут летать над стройками и напоминать об обязательном ношении масок
Россия
Протодиакон Кураев высказался о перевозе Вечного огня в храм Минобороны
Россия
В Удмуртии два брата-школьника утонули в пруду
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.