Почему СМИ стали публиковать больше расследований о коррупции и как власти этому противостоят

«Чтобы российским властям жилось спокойно, нужно запретить слово»

Почему СМИ стали публиковать больше расследований о коррупции и как власти этому противостоят

За последний месяц в СМИ было опубликовано сразу несколько громких расследований, касающихся президента РФ Владимира Путина. В том числе об отравлении Алексея Навального сотрудниками ФСБ, о третьей дочке Путина и о том, как устроены бизнес и жизнь бывшего зятя президента, одного из богатейших людей в России Кирилла Шамалова. Расследования выходили в разных СМИ с небольшим промежутком времени, но их авторы говорят, это не было спланированной акцией. И хотя внятных комментариев властей ни по одному из поводов нет, запретительные инициативы, которые рассматривает Госдума, позволяют расследователям сделать вывод, что в Кремле пытаются противостоять их работе.

Аудитория расследований о Путине и его окружении на YouTube уже превышает аудиторию рейтинговых программ на телевиденииЯромир Романов / Znak.com

«Холодные войны внутри элит могут приводить к увеличению количества анонимных сливов»

Сегодня было опубликовано сразу два новых расследования. «Открытые медиа» выяснили, что в Германии и Швейцарии расследуют уголовное дело об отмывании в отношении бизнесмена Александра Удодова, зятя премьер-министра РФ Михаила Мишустина. А издание «Проект» рассказал, как директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин и его семья связаны с азербайджанским бизнесменом-рантье Годом Нисановым.

Это продолжение серии материалов о людях, близких к власти и из окружения президента РФ Владимира Путина. Ни в этом году, ни раньше такой концентрации расследований не было. Впрочем, сами расследователи называют это совпадением.

«Я это связываю прежде всего с появлением в России двух расследовательских медиа — „Проекта“ и „Важных историй“. До этого были большие СМИ, в которых были отделы расследований, но в этих отделах работало не так много людей. Помимо этого, эти большие СМИ постепенно перешли под контроль Кремля и связанных с Кремлем людей и перестали заниматься расследованиями», — говорит главный редактор «Важных историй» (выпустили, в частности, расследование про Кирилла Шамалова) Роман Анин. Теперь новые медиа выпускают минимум по одному-два расследования в неделю.

Кирилл Шамалов и Катерина Тихонова, которую называют дочерью ПутинаКирилл Шамалов и Катерина Тихонова, которую называют дочерью Путина«Важные истории» / архив Кирилла Шамалова

При этом нельзя сказать, что утечек стало больше, утверждает Анин. «Идет какая-то война внутри элит, и в этой ситуации источники менее охотно стали разговаривать, стали осторожнее. Но одновременно с этим холодные войны внутри элит могут приводить к увеличению количества анонимных сливов», — предполагает он.

Похожей точки зрения придерживается журналист «Проекта» Андрей Захаров, один из авторов расследования о третьей дочери Владимира Путина. Он обращает внимание, что каждое СМИ разрабатывает темы в своем темпе, не согласовывая план действий друг с другом. Некоторые истории из опубликованных в «Проекте» в последнее время Захаров начинал разрабатывать еще несколько лет назад.

«Думаю, главная мечта российских властей — чтобы граждане России разучились говорить»

Позиция властей по поводу расследований принципиально не меняется, считает Анин: Кремль либо отмалчивается, либо называет публикации информационной атакой. Создается впечатление, добавляет Захаров, что замалчивание превратилось в коммуникационную стратегию, так как «любое комментирование приводить к эффекту Стрейзанд». «Комментарий [пресс-секретаря президента Дмитрия] Пескова по любому поводу — это легализация информации для подконтрольных СМИ. Если Песков прокомментирует, то про [Светлану] Кривоногих напишет даже ТАСС. То есть информация распространится на более широкую аудиторию за пределами той, которая изначально настроена против Кремля», — говорит Андрей Захаров.

Тем не менее, по словам Анина, реакцией властей можно считать запретительные инициативы Госдумы, которые появились в этом году и могут привести к дополнительным ограничениям для работы медиа, проводящих расследования. Речь идет об ужесточении законодательства об иноагентах (некоторые независимые СМИ не зарегистрированы в России), о запрете на распространение персональных данных о чиновниках и силовиках, о неприкосновенности для бывших президентов РФ, о цензуре на YouTube.

«С приходом к власти Владимира Путина 20 лет назад в нашей стране появилась каста неприкасаемых. Много лет они были неприкасаемыми де-факто, но де-юре они не отличались от других жителей страны. На Ротенбергов также действовали законы, как на Анина. Но с принятием новых законов эта каста неприкасаемых превращается из де-факто в де-юре», — говорит Роман Анин.

Таким образом, по его словам, во-первых, законопроекты направлены на то, чтобы запретить говорить о неприкасаемых, во-вторых, запретить тех, кто о них говорит. «А если первое и второе не поможет — нужно запретить YouTube. Для властей это, конечно, проблема — понимание, что расследование Навального на YouTube посмотрят десятки миллионов человек, а это больше, чем аудитория федеральных каналов», — считает Анин, добавляя, что YouTube «все больше вытесняет телевизор в качестве медиума и метода потребления информации не только у молодых россиян, но и вообще у многих граждан России».

Например, опубликованное только позавчера в блоге Алексея Навального видео о связи агентов ФСБ с его отравлением уже набрало 10 млн просмотров — это в три раза больше, чем у самой рейтинговой передачи Первого канала «Пусть говорят» на прошлой неделе (выпуск от 9 декабря), аудитория которой по данным TV Index Mediascope составила 3,2 млн человек в городах России с населением свыше 100 тыс. человек. Самая популярная передача российского телевидения — «Местное время» на России 1, собирает у телеэкранов 3,8 млн человек за выпуск.

История с отравлением Навального — скорее исключительный случай, но и другие расследования собирают неплохую аудиторию. Видео «Проекта» о таинственном мультимиллионере, акционере банка «Россия» Светлане Кривоногих, которую журналисты считают матерью третьей дочери Владимира Путина, набрало 1,3 млн просмотров за три недели; ролик о владельце банка «Россия» Юрии Ковальчуке — 783 тыс. просмотров за неделю. Видео «Важных историй» о бывшем зяте Путина Кирилле Шамалове набрало 932 тыс. просмотров за неделю.

Несмотря на давление, расследовательские медиа не собираются прекращать работу. «Чтобы российским властям жилось спокойно, им нужно запретить интернет и вообще слово. В принципе мы видели и в художественных произведениях такие примеры, и в замечательной „Кин-дза-дзе“ — когда люди на планете могли говорить только „ку“ или „кю“. Думаю, главная мечта российских властей — чтобы граждане России разучились говорить и говорили только „ку“ и „кю“. И таким образом никто не смог бы оскорбить наших депутатов и обитателей Кремля», — заключил Роман Анин.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Тиктокеру Косте Киевскому предъявили обвинения по двум статьям уголовного кодекса
Россия
Участницу Pussy Riot Марию Алехину задержали на 48 часов
Россия
Любовь Соболь задержали и доставили в ИВС на Петровку
Россия
Адвокат: действия Сергея Шнурова можно расценивать как ложный донос
Россия
Олега Навального задержали на 48 часов. Он стал подозреваемым по уголовному делу
Санкт-Петербург
Профессор, заявивший, что «Холокоста не было», сплагиатил научную статью у неонациста
Санкт-Петербург
В Петербурге на митинге задержали студента из Алжира. Он стоял и ждал жену
Россия
Силовики намерены ограничить въезд транспорта в центр Москвы в день митинга оппозиции
Россия
Силовики провели обыск в квартире главреда «Медиазоны»
Россия
Дочь сенатора Маккейна пришла на популярное американское телешоу в футболке «Навальный»
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.