Как пережили коронавирусный 2020-й врачи, общественники, бизнесмены и чего ждут от 2021-го

«Год-пауза, год-передышка, год-обнуления»

Как пережили коронавирусный 2020-й врачи, общественники, бизнесмены и чего ждут от 2021-го

Врачи в состоянии войны, предприниматели, спасающие свой бизнес, благотворительные фонды — на грани выживания. В 2020 году было много испытаний для любой из сфер жизни. Как люди с ними справлялись и чего ждут от 2021 года? Мы собрали об этом прямую речь, которая оказалась жизнеутверждающей, несмотря ни на что.

PPI / Keystone Press Agency / Global Look Press

«Год предвыборный, чиновники нервные, силовики злые»

Андрей Мовчан,

экономист:

— У меня этот год выдался хорошим, как это ни парадоксально, и в личном, и в профессиональном плане. Несмотря на коронавирус, от которого умерли многие знакомые, ни с кем из моих близких ничего плохого не случилось, тьфу-тьфу-тьфу. Мой зять переболел коронавирусом, слава богу, легко. Что же касается бизнеса, то мы сделали много интересных разработок. 

Сейчас я на Кипре. Здесь тепло, светло, зелено, мало вируса, вкусная еда. Думаю следующий год будет хорошим и удачным, всем этого желаю.

Павел Чиков,

глава ассоциации «Агора»: 

— В личном плане год был семейным. Из-за ковида гораздо больше времени удалось провести с семьей. Соревнования у дочки, учеба у сына. Коронавирусом я переболел, кажется, довольно легко.

Павел ЧиковПавел ЧиковСтраница Павла Чикова на Facebook

Пара дней — небольшая температура, и пара недель — потеря обоняния. Правда на антитела не собрался сдать. Два десятка адвокатов у нас переболели, все в легкой форме.

В больнице только Алексей Бушмаков из Екатеринбурга немного полежал. Вот к нему пришлось внимание привлекать, чтобы положенное лечение и уход получил. Двух его постов на Facebook оказалось достаточно, чтобы отношение медперсонала кардинально изменилось. 

В работе изменения, в отличие от других, не особо меня коснулись. У меня и до пандемии вся работа онлайн была. Разве что поездок за границу меньше стало, больше по стране. А вот для практикующих адвокатов изменилось очень многое.

Суды закрылись почти полностью, все процессы затянулись. У нас появились целые пласты новой работы — преследования граждан и бизнеса за нарушения карантина, дела о фейках, принудительная госпитализация и смерть больных коронавирусом из-за некачественного лечения.

Около 5 тыс. человек получили помощь наших юристов только по теме коронавируса. 

Вообще настроение сейчас боевое. В новом году у нас явно будет много работы. Придется защищать людей от давления властей. Год предвыборный, чиновники нервные, силовики злые.

«Мы находимся в состоянии войны»

Владимир Колесников, 

фельдшер скорой помощи из Магнитогорска, профсоюзный активист:

— Этот год для моей семьи был трудным. Коронавирус коснулся всех. Я болел, жена лежала в реанимации, сталкивался с пациентами с COVID-19, тот же штраф — мало приятного. Мы находимся в состоянии войны. Все эти ограничения, опасность, непопулярные решения — все это действительно, как на войне.

Конечно, у государства и общества были промашки, но был и героизм. Я сам видел девчонок, которые привозили пациентов в больницу и падали в обморок, потому что у самих температура и дышать нечем в этих костюмах. Были перебои с оплатой, но люди все равно работали. Плакали, но выполняли работу.

Как и в любом обществе, сейчас есть желание подзакрутить гайки, так как ситуация жесткая. Но я думаю, что переломили ситуацию с ковидом, дальше будет вакцинация, есть большой процент переболевших.

Владимир Колесников (на фото справа)Владимир Колесников (на фото справа)Кадр из видео на YouTube-канале «Союз марксистов»

У нас есть пять-шесть месяцев для маневра. Уверен, что все эти события, такое количество умерших изменили общество. Нам важно оставаться людьми. Надо посмотреть на себя со стороны, не потерять отношение друг к другу, больше ценить и поддерживать близких. Я поначалу думал обжаловать штраф, но потом решил, что не буду тратить время и силы. Простил и благословил всех людей, кто это сделал. Главное, что был результат, с выплатами для коллег вопрос решился, все получили, что положено, и довольны. Поэтому я не хочу накручивать.

Николай Ташланов,

главный врач «Центра профессиональной патологии» в ХМАО:

— На моем личном финансовом благополучии год не отразился. У меня контрактная система оплаты. Работа была стабильная. Ее было много. В общем и целом — нет, никак не отразилось.

Но так, как я работал весь 2020 год, в жизни никогда так не работал. По плотности, интенсивности, временному напряжению. Плюс моральная составляющая. Когда понимаешь, что вокруг болеют и гибнут люди.

И когда видишь, что коллеги болеют, все это на твоих глазах происходит. А ты несешь ответственность за них. Это морально очень тяжело.

PPI / Keystone Press Agency / Global Look Press

И хотя наша организация непосредственно COVID-19 не занималась, несколько другой профиль деятельности, но этот год задел и нас очень сильно — профосмотры же не проводились. А это 40% внебюджетных доходов центра. И надо было понять, трезво оценить, что делать с коллективом, 40% которого просто осталось без работы фактически. Не сокращать же было людей. Мы сгруппировались, проанализировали, какую можем оказать помощь системе здравоохранения региона. И по итогам года коллектив сохранен.

В 2021 год вхожу с хорошим настроением. Скорее так — я уже в хорошем настроении. У меня сын родился! Надеюсь, в 2021 году мы все же урегулируем проблему с COVID-19. Это новая реальность, и это нужно осознавать и принимать. Считаю, что по коронавирусу ситуация однозначно будет лучше. Экономически будет труднее. Внешнеполитически — вообще будет очень тяжело. Понятно, что эти вещи взаимосвязанные.

«Все дети, проходящие лечение, живы»

Татьяна Сачко,

руководитель челябинского регионального общественного движения помощи онкобольным детям «Искорка Фонд»:

— 2020 год внес серьезные коррективы в работу «Искорки». Пришлось переходить на новый, цифровой формат общения с детьми и их родителями. Тем не менее его итоги для нас можно назвать позитивными — все дети, проходящие лечение, живы. Несмотря на карантинные мероприятия, своевременная, оперативная помощь детям не была остановлена ни на минуту. Дети получают необходимое лечение, летают в федеральные центры, проходят пересадки костного мозга. В этом году в Челябинской области, на базе нашего онкоцентра впервые была осуществлена аутотрансплантация костного мозга. Наша подопечная Соня Барашова впервые прошла иммунотерапию. Несмотря на закрытые границы, для нее доставили радиоактивный препарат. Это стало возможно благодаря конструктивной работе с органами власти регионального и федерального уровней. Очень радует, что нас слышат, к нам прислушиваются и оперативно помогают. 

Денежные поступления от юридических лиц в 2020 году снизились практически вдвое. В то же время на 20% выросли перечисления от простых граждан.

Кроме того, в текущем году нас очень поддержали федеральные фонды, в том числе фонд Владимира Потанина. В результате удалось сохранить сумму, на которую оказывалась помощь, на уровне 2019 года. 

Из-за карантинных мероприятий часть наших реабилитационных программ оказалась под вопросом. Но радует, что летом наши дети посетили реабилитационный лагерь. Семьи были на выездных турах выходного дня — ездили в Кыштым, Сатку, Златоуст. Мы сделали постановку и показали в нашей театральной инклюзивной студии спектакль. Наши больничные клоуны общались с детьми по онлайн-связи. Все это снимает напряжение, улучшает эмоциональный фон, как и работа психологов. Некоторые родители ввиду стресса готовы были принять решение отказаться от лечения, но в итоге согласились продолжить терапию. Вчера я была в онкогематологическом отделении, общалась с родителями, видела деток. Как они суетятся, радуются наступающим праздникам. Очень приятно осознавать, что в новый год мы войдем вместе. 

От 2021 года ожидаю стабильности, прояснения экономической ситуации в стране и в мире, а также начала строительства детского хирургического корпуса, где разместится в будущем и наше отделение онкогематологии.

Нынешнее помещение не позволяет реализовывать то, что могут делать наши специалисты здесь. Мне очень хочется, чтобы дети, у которых нет возможности вылететь в федеральный центр, могли получить необходимое лечение в Челябинской области. Чтобы все дети были здоровы.

Елена Болюбах,

руководительница института недискриминационных гендерных отношений «Кризисный центр для женщин» (Санкт-Петербург):

— Для нас 2020 год стал периодом сверхмобилизации. Значительно увеличилось количество обращений: в центр в этом году обратились за помощью около 9 тыс. женщин. Мы вовремя поняли, что нам необходимы профильные коллаборации с новыми партнерами. Например, в апреле — мае мы инициировали партнерство с отелями, которые размещали у себя женщин в ситуации угрозы жизни, а с одной из сетей мы работаем вместе до сих пор. Совместно с сервисом «Яндекс» и ресторанами «Новой Голландии» мы организовывали доставку горячей еды клиенткам, а с фондом «Я свободен» договорились о передержке их животных на кризисное время. Еще к концу года нам удалось начать сотрудничать с частной женской консультацией — теперь мы сможем направлять пострадавших от насилия женщин на бесплатные консультации врачей. 

Раньше количество пожертвований у нас постоянно увеличивалось, в среднем на 20–30% в год. В кризисном 2020-м такого роста не было, при этом мы сознательно не сокращали штат и зарплаты.

Наоборот, постарались немного повысить выплаты психологам, потому что нагрузка на них была колоссальной в течение всего года. Я горжусь, что мы пережили 2020 год, вышли из него с новыми перспективными партнерствами и смогли профилактировать выгорание наших сотрудников. Для меня это очень вдохновляющая история.

«Большая благодарность нашим зрителям, которые нас поддерживали, донатили»

Антон Бутаков,

директор и главный режиссер Центра современной драматургии (Екатеринбург):

— Наверное, этим можно гордиться, но мы оказались готовы к карантину. Когда он начался, у нас был финансовый запас где-то на полгода. 

В течение пяти месяцев все сотрудники театра получали по 10 тыс. рублей в месяц, сумма небольшая, но они получали ее регулярно. Нас 20 человек, и поэтому каждый месяц нужно где-то взять 200 тыс. только на зарплаты. Но они все-таки набирались. Кроме того, мы продолжали платить аренду. За это большая благодарность нашим зрителям, которые нас поддерживали, донатили. Пару раз присылали большие суммы, один раз вообще — из Америки. Так мы поняли, что мы нужны городу, нужны людям. Все это говорит об интересе людей к настоящему, живому театру. 

Никакой поддержки от государства нам так и не поступило.

Пока мы официально не работали, были закрыты, все актеры подрабатывали, где только могли, но при этом продолжали ходить на репетиции, на онлайн-мероприятия, а театр в ответ их так или иначе финансово поддерживал.

Антон БутаковАнтон БутаковПредоставлено Антоном Бутаковым

Сейчас пока мы работаем, сотрудники и актеры получают такую же зарплату, как и до коронавируса, здесь ничего не сократилось. Конечно, хотелось бы повысить ее, но пока нет возможности. 

Как ни странно, мы вышли из карантина довольно-таки хорошо: стресс, полученный во время него, преобразовался, мобилизовал театр.

Еще до пандемии мы поставили себе цель — выпускать каждый месяц по одному спектаклю. И вот мы выпустили уже четыре спектакля. 

По сути во время карантина существовало только два театра — это «Коляда-театр» и ЦСД. Я, можно сказать, разочаровался в разных больших государственных театрах, где люди ноют, хотя получают деньги от государства. В гостеатрах оказались более психологически неподготовленными в отличие от частных. Но тем не менее по всей стране закрылись десятки частных театров.

Да, конечно, у нас по финансам все дико сократилось. От той суммы, которую мы в среднем зарабатывали за год (ЦСД самостоятельно живет уже два сезона), мы заработали в лучшем случае одну шестую.

Сейчас у нас тяжелая ситуация из-за проблемы с арендой, потому что наш театр может комфортно существовать, оплачивать все счета, аренду, зарплаты, только если у нас заполняемость зала 70%. До карантина у нас это было. Сейчас же это невозможно. Сейчас у нас заполняемость зала 85% от установленных указом губернатора 50%. Чаще всего как случается: человек увидел, что осталось мало мест, и решает не идти, и зале остаются свободные разрешенные места.

Кто-то меня с жалостью спрашивает про ЦСД: «Ну как вы?» А мы ведь хорошо! Да, финансово тяжело, я и не говорю, что у нас было все офигенно и идеально. Но мы постоянно что-то делали, потому что хотели выжить и потому что любили свое дело. Мы выжили в экстремальных условиях, это очень круто и показательно, поэтому для меня этот год не был плохим.

Артем Зверев, 

промоутер, директор группы RSAC, сооснователь бара «Самоцвет» (Екатеринбург):

— Моя основная работа — это музыкальный менеджмент и концертная деятельность — свернулась на 99% в первую волну. Предпосылки я уже почуял, когда организатор из Германии в начале марта написал мне письмо, что город Эссен закрывают и я не могу к ним прилететь. Мне показалось это странным, но через месяц все началось у нас. Затем пошли месяцы полного непонимания, что делать вообще. 

В конце мая я заболел короной, понял, что про это никто нормально не говорил, записал подкаст об этом. Попал в топ 50 Apple Podcasts. Затем стал искать какую-нибудь работу, чтобы не бездельничать. Устроился курьером в самую жару. Поработал две недели и вернулся к выводу, что мозгами я могу зарабатывать легче и больше. 

Все мои доходы упали на 100%, и только короткая передышка между первой и второй волнами позволила мне поправить свое финансовое положение. В июле я работал курьером, а в конце августа с партнерами открыл бар. 

Если резюмировать, то 2020 год дал возможность попробовать себя в разных сферах — от курьера до онлайн-концертов и даже написания сценариев к сериалам. Год-пауза, год-передышка, год-обнуления.

«Теперь люди не хотят идти работать в туризм — боятся»

Дмитрий Коваленко,

директор аэропорта Кургана:

— Год был неплохой, я бы даже сказал хороший. Да, в апреле мы перевезли всего 304 человека, май не работали вообще, в июне — обслужили несколько рейсов, в июле — несколько, с сентября начали работать на полную мощность. И в результате по итогам рабочих месяцев количество обслуженных пассажиров превысило показали 2019 года. 

Начинать развиваться надо всегда в кризис. Это аксиома бизнеса. Что мы и сделали.

Международные перевозки закрыты для российских компаний, остался только внутренний сегмент, и авиакомпании активнее шли на открытие новых рейсов. Мы в свою очередь снизили стоимость аэропортовых услуг. И вот, например, так «Победа» открывала у нас свои рейсы. И мы увеличили количество обслуженных пассажиров на московском направлении.

Leonid Faerberg / Keystone Press Agency / Global Look Press

Сейчас аэропорт за счет собственных средств продолжает капитальный ремонт здания аэровокзала. Готовим к запуску новую зону досмотра и стерильную зону на втором этаже. Купили дополнительное досмотровое оборудование, снегоуборочную машину, что также повышает эффективность работы аэропорта. Активно обновляем и устанавливаем системы видеонаблюдения. Готовим к открытию новое КПП. Реконструировали грузовой склад, что повысило качество обслуживания грузополучателей и грузоотправителей.

Екатерина Захарова,

генеральный менеджер крупного южноуральского семейного курорта «Утес»:

— Для меня 2020 год начался со вступления в должность генерального менеджера семейного курорта «Утес» и со сферы, в которой раньше я никогда не работала. И практически сразу пришла пандемия и локдаун, от которого гостиничный бизнес пострадал наиболее значительно.

Я помню, как провожала последнего гостя перед закрытием на карантин, помню как улыбалась, когда приехали первые «посткарантинные».

Психоз пандемии сказывается на людях: больше нервозности, тревожности, какого-то фатализма в людях стало больше. У меня 169 человек трудится в штате, когда нам пришлось закрыться, часть людей отправили в вынужденные отпуска, очень переживали — ведь у всех семьи, дети, кредиты…

Екатерина ЗахароваЕкатерина ЗахароваСтраница Екатерины Захаровой на Facebook

Теперь каждый день приносит новые «открытия»… сложно было собрать весь коллектив, да и сейчас еще есть вакансии. Теперь люди не хотят идти работать в туризм — боятся. При этом, несмотря ни на что, во время карантина мы занимались развитием курорта и к старту сезона открыли первый глэмпинг на Урале, продолжаем строить два новых здания с новыми номерами, открываем огромный клуб с детскими зонами и зонами мастер-классов и очень надеемся, что все будет хорошо.

«Я не верю в бодрые заявления, что все пройдет через полгода»

Виктор Сысун,

депутат думы ХМАО от ЛДПР:

— С учетом того, что у меня работа была стабильной, на себе не почувствовал ухудшения благосостояния. А вот супруга у меня — индивидуальный предприниматель, и на ее доходах это отразилось достаточно существенно в плане снижения. Если говорить об общем семейном бюджете, то да — доходы упали.

К 2021 году подхожу с ожиданием чуда, но смотрю реалистично.

Наше окружное правительство любит говорить: «Главное, чтобы все было стабильно». Так вот у нас будет все то же самое — стабильная стагнация. Почему стагнация? Потому что мы можем делать гораздо больше, но делаем ровно то, что делаем. Более 10 лет строим Нижневартовскую центральную окружную больницу, седьмой год — Перинатальный центр в Сургуте. Мы будем заканчивать старые проекты, открывая новые масштабные горизонты? Если это прорывные шаги, то я так не считаю. Принципиально может стать лучше, если отступит коронавирус. Но есть другое мнение. В свое время мир справился с гриппом. Были придуманы вакцины. И вот нам новый вирус в этом году. Тоже разработаем вакцину, справимся. 

Самое важное лично для меня в 2021 году, что там будут масштабные выборы. И есть очень большая надежда, что наши граждане наконец-то отдадут свои голоса не одной партии, которая продолжит рулить в нашей стране, стабильно стагнируя всю ситуацию.

Владимир Пискайкин,

вице-спикер Тюменской облдумы, бизнесмен:

— В думе зарплата не менялась. Каких-то сделок по доходам стало меньше, несомненно.

Владимир Пискайкин (на фото слева)Владимир Пискайкин (на фото слева)Znak.com

Год, конечно, был трудный. По всем параметрам. Не надо было проводить оптимизацию медицины. Политики не слушали специалистов, и это большая ошибка. Я не верю в бодрые заявления, что все пройдет через полгода, думаю, года на три все затянется.

К 2021 году подходим с тревожными ожиданиями. Беспрецедентно дефицитный бюджет. Где будем брать деньги? Источников все меньше. 

Сокращается потребление нефти и падает цена, деловая активность на низком уровне, падение по наиболее значимым областям экономики. Цены на продукты растут, на жилье — растут. Бедность растет.

Ваше издание постоянно пишет о притеснении прав, о несправедливости, о произволе. Разве это улучшает настроение?

Конечно, надеюсь на лучшее. Счастья и удачи вашим читателям и коллективу, вы делаете большое дело, помогая людям понимать суть происходящего, своевременно снабжая читателей качественной информацией! Здоровья в Новом году и больших достижений!

«Мы вынуждены дробить бизнес — налоговая нагрузка будет больше. Но это общий тренд последних лет»

Владимир Панов,

тюменский региональный координатор Ассоциации малоформатной торговли:

— Моя сфера обеднела, может, меньше, чем сфера услуг, где ограничения были куда серьезнее. Мы работали. Но раз падал уровень жизни населения, люди не получали зарплату — падение есть и у нас.

Наверное, я бы оценил падение прибыли в отрасли на 15–20%. У кого запас прочности побольше был — еще нормально. 

Мой магазин прошел по грани рентабельности. Пришлось закрыть второй свой магазин и сдавать помещение в аренду.

Недели две назад мне звонила женщина из села Покровского Ярковского района. У нее свой маленький продуктовый магазин. Роспотребнадзор ей выставил завышенные требования, в итоге оштрафовали на 50 тыс. рублей. В магазине должно находиться 100 масок, 170 перчаток. Откуда они это все взяли? Причем у нее все это было: и маски, и перчатки, и дистанция расчерчена, и журнал замера температуры велся. Но докопались, что не было в нем сведений о замерах в последние два дня.

Она сама объясняла тем, что у нее работница не вышла и предприниматель сама стояла за прилавком.

Звонили после этого нашему бизнес-омбудсмену Ларисе Невидайло. Но когда обращались — суд уже прошел. Штраф в 50 тыс. рублей — сумасшедшие деньги для села. Но через кассацию и апелляцию удалось снизить штраф до 25 тысяч. Сумма тоже огромна, но уже легче. 

Проверки у нас были, конечно. Кому-то повезло, кому-то — нет. Меня проверки обошли, хотя у меня все, что требовал Роспотребнадзор, было. В последнее время они ужесточили свои требования. И активизировали свою деятельность.

Мне звонили наши же предприниматели, тюменские. Женщина закрыла магазин, спрашивала, кому в аренду помещение отдать. Закрылись еще два предпринимателя. 

Но нас итак немного осталось. Из участников ассоциации более 15% закрылись.

Сейчас везде все плохо. ЕНВД отменили. Народ загнали в ступор. Причем из-за этого приходится дробить бизнес: ООО не могут работать на патентной системе налогообложения, а они работали на ЕНВД. Но ИП, которые могут перейти на патент, не может алкоголем торговать. Мы вынуждены дробить бизнес — налоговая нагрузка будет больше. Но это общий тренд последних лет.

К 2021 году подхожу с настроением страха, даже с уверенностью, что будет еще хуже. Наши, с кем общаюсь, все говорят: будет только хуже. Общая тенденция падения доходов населения, общая тенденция ужесточения требований. Дума у нас только и успевает делать новые предложения. Экономика не развивается, а мы — часть ее. И малый бизнес зарегулировали.

У нас все к нефтянке привязано, но наша нефть в последнее время не особо нужна. А это наполнение бюджета. Причем областной бюджет приняли с дефицитом в 32 млрд рублей, из которых 8 млрд планируется занимать в коммерческих банках, хотя в прошлые годы мы всегда жировали. Как его будут наполнять?

Николай Руссу,

гендиректор «Мостостроя-11»:

— Наверное, мы как компания не обеднели. Есть у нас некоторая стабильность по проектам, которые сдавались и которые предстоит сдать. Год сложный, конечно, хотя на моей памяти это не первый кризис.

Все мои друзья живы, здоровы, я сам жив и здоров — это главное!

В компании, в коллективе многие переболели коронавирусом, но мы всем старались помогать, помогали с тестами. Стройки останавливали, да, но пережили. Мы знали, что фонда оплаты труда, если сидеть и ничего не делать, хватит на месяц-два. А дальше как? Поэтому делали, крутились.

Николай Руссу (на фото слева)Николай Руссу (на фото слева)Правительство Тюменской области

Случай в Новом Уренгое показательный. Когда отправили на объект группу вахтовиков на работу, выяснилось, что среди них один заболевший. Всех надо на карантин сажать и работу приостанавливать на две недели. А простой чреват срывом контракта. Но мы смогли договориться с рабочими, чтобы поработали на эти две недели подольше. И они пошли навстречу.

Следующий год, думаю, будет лучше. Не потому, что хуже не будет, а потому, что после рецессии все равно идет рост. Циклом на пять последующих лет. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Мэр Новосибирска Анатолий Локоть госпитализирован с коронавирусом
Россия
В Орске дети нашли чемодан с расчлененным трупом женщины
Россия
В США скончался российский миллиардер-физик Валентин Гапонцев
Россия
«Единая Россия» отрицает, что депутат Кушнарев попал в ДТП с пенсионеркой
Россия
RT: Савельев не передал, а продал видеоархив пыток заключенных за $2 тыс.
Россия
Шипы, липучка, всесезонка. Какую резину выбрать на зиму? Рекомендации чемпиона ралли Dakar
Россия
Mash: состояние Гаркалина близко к критическому. Легкие поражены почти полностью
Санкт-Петербург
В Санкт-Петербурге медиков задержали за фиктивную вакцинацию
Россия
Бывший сити-менеджер Ростова-на-Дону Виталий Кушнарев сбил пенсионерку и уехал
Россия
На модель, оголившую грудь у храма Василия Блаженного, завели дело
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.