Жена арестованного курганского экс-инспектора МЧС: о прессинге силовиков и связи с Олегом Рожковым

«Пока они не добьются от него показаний на Рожкова, они его вряд ли отпустят»

Жена арестованного курганского экс-инспектора МЧС: о прессинге силовиков и связи с Олегом Рожковым

Бывший инспектор курганского Госпожнадзора, руководитель фирмы «ЗауралПожМониторинг» Павел Кузнецов уже пять месяцев находится в СИЗО. Его обвиняют в мошенничестве и оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. До этого дня о деле Кузнецова было известно мало: он якобы поставлял на муниципальные объекты небезопасное оборудование, из-за чего чуть не пострадали люди. Жена Павла Кузнецова — Елена Попова рассказала Znak.com свою версию событий. По ее словам, Кузнецову предлагали дать показания на арестованного экс-начальника ГУ МЧС РФ по Курганской области Олега Рожкова, и уголовное дело в отношении ее мужа возбудили ради этого.

Елена Попова впервые публично рассказала о деле своего мужа — Павла КузнецоваИз личного архива Елены Поповой

— Елена, чем занимается фирма вашего мужа?

— На объектах социальной сферы (больницы, садики, школы, гостиницы) по закону должны стоять приборы передачи сигналов о возникновении пожара на пульты пожарной охраны. К ним подключается пожарная сигнализация. «ЗауралПожМониторинг» поставляет такие приборы — «Стрелец-Мониторинг», у фирмы есть лицензия МЧС России.

— С чего началось уголовное преследование Павла?

— В марте 2020 года арестовали Рожкова (Олега, бывшего главу ГУ МЧС по Курганской области, его сейчас обвиняют в коррупционных преступлениях — Znak.com)

А 29 мая в 7:30 утра к нам домой пришли с обыском. Звонок в дверь — Паша пошел открывать. Слышу топот. Открываю глаза — а в дверях стоит мужчина с кувалдой и автоматом. У меня шок. У нас ребенок в соседней комнате!

В Кургане задержан экс-начальника ГУ МЧС. Его обвиняют в причинении ущерба на ₽56,5 млн

Всего было человек 15: пятеро с оружием, остальные — оперативные сотрудники, следователи и понятые. В постановлении было сказано, что обыск проходит в рамках дела Рожкова. Но по этому делу муж не фигурировал ни подозреваемым, ни обвиняемым — вообще никем. У нас забрали компьютер, телефоны, флешки.

Этот обыск стал новостью номер один для наших соседей. Такие же обыски прошли на работе и у нас на даче — и везде люди все видели, начали обсуждать. На работе забрали практически все, документы мешками выносили.

После обысков мужа допрашивали, но неофициально. Без протокола задавали ему какие-то вопросы. 

Свелось все к тому, чтобы Паша сказал, что он давал взятки Рожкову. Со слов моего супруга, ему заявили: «Не скажешь, что давал взятки, мы тебе не дадим работать на территории Курганской области». Он ответил, что не давал никакие взятки, как он может об этом заявить. 

— А за что взятки? За контракты по установке приборов «Стрелец-Мониторинга»?

— Я не знаю, за что вообще могут быть взятки. За муниципальные контракты? В нашем регионе оплата по контрактам зачастую происходит с большой задержкой, а иногда и вообще не происходит. Прибыль предприятия невелика. Много расходов — отчисления на завод по договору, диспетчерская служба и т. д. 

У меня муж просто бредит своей работой. Он раньше работал в МЧС, и ему просто интересна его работа. Это было больше для его души, а не для денег.

Никаких взяток никому он не давал.

— Павлу Кузнецову предъявлены обвинения по двум статьям. Расскажите по порядку, о чем речь.

— Первое обвинение — по пункту «б» части 2 статьи 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»). 

Раньше предприятие супруга закупало у завода-изготовителя «Аргус-Спектр» только «рыжие» станции (они были в оранжевых коробках). Они были дорогими для муниципалов: 50-60 тыс. рублей за установку одного прибора. В 2019 год завод прислал нам, официальному сервисному центру, предложение — вместо «рыжих» можно покупать станции в белых коробочках, они проще и дешевле. 

Слева — «белая» станция, справа — блок питания. Под текстом — руководство по эксплуатации блока питанияСлева — «белая» станция, справа — блок питания. Под текстом — руководство по эксплуатации блока питанияПредоставлено Еленой Поповой

Для их установки нужно подобрать блок питания. Мы выбрали блок этого же завода. Приборы и блоки питания пришли с завода в отдельных коробках. В руководстве по эксплуатации к блоку питания написано, что конструкция коробки позволяет дополнительно разместить внутри нее на специальных держателях функциональный модуль, например станцию, которую мы купили. Другой вариант — смонтировать их рядом друг с другом. Мы решили разместить модуль на держателях внутри коробки блока питания, а не рядом с ней. Повесили, подключили, проверили — все работает. Мы в области не единственный поставщик, и таким способом монтировали приборы не мы одни.

А летом вдруг выяснилось, что так монтировать станции было нельзя — только рядом друг с другом. В дело вошел эпизод с установкой прибора таким образом в одном из детских садов. Самое смешное, что прибор работает исправно. Но в этом садике в принципе не передавались сигналы с прибора в МЧС, потому что руководство не подало в МЧС нужные документы.

— Как так получилось, что монтировать станции таким образом нельзя, если вы говорите, что изучали руководство по эксплуатации?

— Я до сих пор не могу найти ответ. Я долго переписывалась с заводом. Писала: мы купили у вас оборудование, посмотрели руководство, видеоматериал с сайта — установили модули, как было показано. Наш инженер об этом разговаривал с техподдержкой завода, и они не сказали, что так делать не следует. А сейчас объясните, почему нельзя? Они говорят: мы выпустили отдельно две коробочки и на каждую дали сертификат, а раз вы открыли пластиковую коробку, то вмешались в конструкцию, и сертификат на этот прибор больше не распространяется. В своих руководствах пользователя и в видео они говорят, что можно делать так, а потом вдруг говорят, что так делать нельзя.

Наше оборудование, даже если оно смонтировано неправильно (а я так не считаю и заявлений завода не понимаю), работает. Когда мы достали станцию из коробки, коробка осталась пустая. Пластиковая коробочка не может влиять на работоспособность оборудования. Но на коробочке осталась наклейка с датой выпуска и названием производителя. И эксперт в деле сказал: раз на приборе нет наклейки, то его нельзя идентифицировать — значит, безопасность жизни и здоровья людей не обеспечена.

Техническое заключение о том, что приборы (даже если считать, что они установлены неправильно) передают сигналы, то есть работаютТехническое заключение о том, что приборы (даже если считать, что они установлены неправильно) передают сигналы, то есть работаютпредоставлено Еленой Поповой

Но у нас на руках имеется техническое заключение испытательной пожарной лаборатории, которая проверила станции, смонтированные таким способом, и сделала вывод о том, что сигналы о пожаре поступают на пульт в МЧС в установленный промежуток времени. 

Мы даже подумать не могли, что когда ты монтируешь оборудование в соответствии с руководством по эксплуатации, то это преступление. Даже в страшном сне не могли представить, что за это могут человека посадить.

Когда это все выяснилось, мы написали на объекты официальные письма: от завода поступили рекомендации относительно монтажа оборудования (что надо монтировать не модуль в блоке, а модуль рядом с блоком), в связи с чем мы в рамках договора осуществим перемонтаж, на работоспособность это не повлияет, финансовых затрат от вас не потребует. Мы приезжаем на объект, официальные письма отдаем заказчику. Делаем перемонтаж. А потом следствие сказало: тем самым Кузнецов скрывал следы преступления. Вам не кажется, что сокрытие следов должно быть тайно, а не через официальные письма?

— Павла обвиняют еще и в мошенничестве.

— Там еще смешнее. 

КГСХА (Курганской государственной сельскохозяйственной академии, — Znak.com) нужно было получить аккредитацию. Для этого здания вуза должны соответствовать требованиям пожарной безопасности. Но у них не стояли приборы для передачи сигналов о пожаре и денег у них не было. Собрали совещание: Кузнецов, ректор КГСХА, начальник отдела по БЖД в КГСХА, представитель МЧС. Это было в сентябре–октябре 2019 года. Паша говорит им, что есть два варианта оборудования: «рыжая» станция дороже (установка составляет 50-60 тыс. рублей), но с дополнительными функциями, а «белая» дешевле (установка составляет 35 тыс. рублей), но функцию передачи сигнала она выполняет. Они сказали, что берут более бюджетный вариант, но пока у них нет денег. Попросили поставить приборы в долг. Павел Александрович у меня — доброта душевная, согласился. В октябре 2019 года мы поставили это оборудование, договора не было.

В конце декабря звонят из КГСХА: деньги появились, давайте заключать договор. Утвердили смету, подписали акт выполненных работ. А потом выяснилось, что от КГСХА к нашему договору было еще и техническое задание. К нашим договорам, которые мы десятками заключали, никогда их не было. А тут было. И не на те станции, которые установлены, а на «рыжие». То есть в КГСХА стоят «белые» станции, и они это знают, и в смете это прописано, то есть указана цена «белой» станции. А техзадание — на «рыжие». Пашей оно даже не подписано, оно шло как приложение, и он его, скорее всего, в глаза не видел.

Когда начались проверки, все это выяснилось. 

Мы их спросили, как так получилось, ведь они прекрасно знали, что у них стоят «белые» станции. Об этом была договоренность, все документы на оборудование с указанием его характеристик переданы КГСХА. Человек, ответственный за пожарную безопасность, говорит: «Да я залез в интернет, забил «Стрелец-Мониторинг», какое первое техзадание вышло, то и распечатал». 

И как это ни смешно звучит, но мы сейчас провели свой «следственный эксперимент»: забили в интернете «техническое задание «Стрелец-Мониторинг». Самым первым нам вышло техническое задание, смотря на которое невооруженным взглядом видно, что это техзадание, которое было взято КГСХА. 

Потом он предложил нам переделать это техзадание дополнительными соглашениями — в соответствии с установленным оборудованием. Паша согласился. Все сделали, подписали. А дальше интересно: когда этого человека опрашивали летом, он сказал, что да, было совещание, мы выбрали более бюджетный вариант. А когда его опрашивали после задержания Паши, то заявил уже примерно такое: Кузнецов меня обманул и поставил не то оборудование, которое нам надо было.

И Паше предъявили обвинение по части 3 статьи 159 УК РФ («Мошенничество»). Якобы он установил в КГСХА оборудование, не соответствующее требованиям, подделав акт приемки выполненных работ и присвоив по нему деньги — 560 тыс. рублей. Но я вам больше скажу — они с нами не рассчитались! Я в суде взыскивала с них эти 560 тыс. рублей за установку 16 станций. Мы купили оборудование, поставили, взяли деньги за реально выполненные работы — вот такое «мошенничество». 

И если бы мы установили «рыжие» станции, о которых речь идет в техзадании, то цена договора была бы выше примерно в два раза, и КГСХА должны бы были заплатить около миллиона, а то и больше. 

Еще в деле есть заключение человека, который ставит такое же оборудование в другом регионе. Он сказал, что в КГСХА стоит не «Стрелец-Мониторинг», а какой- то другой прибор. Не знаю, с чего он это решил. Возможно, он устанавливал только «рыжие» станции и не видел «белых» и поэтому так сказал.

— Вы рассказали, как вашего мужа убеждали дать ложные показания. Оказывали ли на него еще давление?

— Был допрос после ареста. Причем у меня муж указывал в протоколе допроса, что данные дела возбуждены в отношении него как давление, чтобы он дал ложные показания в отношении Рожкова. Это в протоколе все есть. 

Потом был допрос в таком ключе: «Надумал давать показания?» — «Нет, не надумал». —«Ну, поедешь в Омск». В итоге в Омск его возили два раза, несмотря на выписку из кардиоцентра, что у него гипертония 2-й степени, с риском 3-й, ему нужно каждый день пить таблетки и перевод для него опасен.

В первый раз мы с адвокатом поехали в Омск вслед за Пашей. Адвокату удалось попасть к нему, а мне — передать передачу. Выяснилось, что Паше не дают таблетки, он жил без них несколько дней, пока я не встретилась с медиком СИЗО.

Павел Кузнецов работал инспектором Госпожнадзора семь летПавел Кузнецов работал инспектором Госпожнадзора семь летПредоставлено Еленой Поповой

Пока Паша находился в Омске, мы переписывались через ФСИН-письмо. В один из дней мне пришло сообщение, что письмо не может быть вручено, потому что адресат убыл. Я еду в СИЗО Кургана — но туда его не привозили. Я звоню в Омск, но по телефону мне не говорят, куда его увезли, — только лично, с паспортом. Я чуть не сошла с ума. Думала, что он на том свете, а мне не говорят. Просто человек пропал.

Уже когда его привезли в Курган, выяснилось, что из СИЗО Омска Пашу перевели в ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора,  — Znak.com) при колонии.

В ПФРСИ посадили в одиночную камеру, где были открыты форточки. Ему какое-то время не разрешали лежать, а чувствовал он себя очень плохо. На всю громкость кричало радио — он просил выключить, но ему отказывали. Спал со светом. Было настолько холодно, что спал во всей одежде, какая у него была.

Потом его вернули в Курган, продлили ему стражу. Мы подали жалобу, а за три дня до апелляции оказалось, что Пашу снова увезли в Омск. 

Когда Паша уже находился в СИЗО, его папа погиб в ДТП. Это был просто ад. Как ему все это сообщать? У них были очень близкие отношения. Я боялась, что эту новость он не перенесет. 

Именно из-за ситуации с отцом, после того как Пашу второй раз перевели в Омск, он первым делом запретил мне ехать к нему в Омск по зимней дороге. А у него заканчивались лекарства. Я с трудом нашла людей, которые согласились ему их передать.

Через какое-то время я попросила других людей передать ему передачу. Они пришли, простояли весь день возле СИЗО, а потом звонят: «Лена, а Паши здесь нет, сказали, что он в больнице».

Второй круг ада. В СИЗО ничего не говорят тем людям, которые передавали передачу, сказали только, что он в 11-й больнице. Там тоже ничего не говорят, даже какой у больницы профиль и в каком состоянии люди туда попадают. Ребята поехали туда — передачу для него приняли, это меня успокоило: значит он в сознании. Всю субботу проревела. Писала жалобы, запросы — никто ничего не говорил, я не могла узнать, что с моим мужем.

17 декабря снова суд по продлению стражи. И только когда был суд, мы узнали, что он был в больнице две недели и просто так. Его поместили в одиночную «палату», забрали всю одежду, дали робу. Таблетки закончились, а так как никакой связи со мной не было, он несколько дней жил без них. 

Я написала миллион жалоб везде. Пока самое существенное, чего мне удалось добиться,  — прокуратура Курганской области признала эти переводы из Кургана в Омск необоснованными. Пашу должны оставить в Кургане, но я уже ничему не удивлюсь.

Я обратилась в Москву в Следственный комитет для того, чтобы записаться на прием к председателю Бастрыкину Александру Ивановичу и добиться правды. Сейчас я очень жду ответа от них и не теряю надежды, что тем самым смогу добиться справедливости в нашей ситуации.

И еще интересный момент: аудиозаписи судебных заседаний по мере пресечения, на которых Паша заявлял о давлении на него по поводу дачи показаний о взятках, по техническим причинам не сохранились.

— На какой стадии расследование сейчас?

— Идет предварительное следствие. Содержание под стражей ему продлили до 18 февраля.

Пока они не добьются от него показаний на Рожкова, они его вряд ли отпустят. А он не будет оговаривать человека. Он парень такой. Не каждый бы смог такое выдержать.

— Как вы считаете, почему таких показаний ждут именно от вашего мужа? Они с Олегом Рожковым долго работали вместе? Может быть, дружили?

— Паша работал в МЧС с 2004 по 2011 год. Я не знаю, руководил ли в те годы Рожков, но Паша работал даже не в областном управлении — был инспектором в городском отделе. Он очень грамотный специалист, ему очень нравится его работа: он много читает, изучает, постоянно развивается. 

Они не друзья. Но раз у нас стоит оборудование в МЧС, Паша по работе с Рожковым общался. Плюс мы соседи по даче. У них нормальные отношения, но не дружеские. Например, Рожков мог попросить набрать воды из нашего колодца на даче. А так — никогда не были в общей компании, не отмечали праздники. Общались по работе и как соседи.

— Что сейчас с фирмой? Вы взяли руководство на себя?

— Да, мне пришлось. Некоторые объекты от нас ушли. До меня доходили слухи, что людей призывают не работать с нами. Но очень многие остаются, поддерживают нас, говорят, что верят, что все закончится хорошо. Я пытаюсь удержать бизнес на плаву, очень это все тяжело, всем нужен Паша. Физически я многое не успеваю.

— Как вы сами и вся семья переживаете происходящее?

— Я похудела с 60 до 53 кг, уже даже на ногах не стою. Когда люди меня видят, им становится за меня страшно. Я не живу — просто существую в каком-то страшном фильме. Каждый божий день с 29 мая. 

В отношении экс-главы курганского ГУ МЧС Олега Рожкова возбуждено еще два уголовных дела

Сильным ударом стала смерть отца Паши. Он очень уважаемый человек, очень добрый, его все любили. У него были проблемы с сердцем, и эта ситуация, конечно, на нем сказалась. Он был на операции в Челябинске. Когда ехал после нее в Курган, то попал в дорожную аварию и погиб. Когда люди узнали эту новость, мне просто звонили и ревели в трубку: «Лена, что с вами происходит, такого даже в страшных фильмах не придумаешь!». Это ад. Это вообще ужас. 

Жесткий удар по здоровью. У меня мозг не отдыхает вообще: постоянно крутятся мысли в голове. За праздники я стала хотя бы спать, стало немного получше.

Паша начал курить. Он похудел на 18 кг. Но верит, что все у нас будет хорошо и этот беспредел закончится. Я молю Бога, чтобы Паша вышел оттуда живым.

Это очень страшно, когда подобные действия исходят от людей, к которым мы должны идти за защитой. И я считаю, что весь этот ужас, творящийся с нами, это следствие отказа дать показания на Рожкова. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Лукашенко объявил о создании первой пробирки с белорусской вакциной от COVID-19
Россия
На празднование Дня Победы в Москве потратят 855,4 млн рублей
Россия
Лидер «Стоп-Шиес» Олег Мандрыкин собрался в Госдуму от партии «Яблоко»
Россия
Улицы Владивостока ко Дню Победы украсили флагами, напоминающими знамена ВМФ Японии
Россия
Проект положения о просветительской деятельности в РФ набрал 19 тыс. дизлайков и 64 лайка
Россия
Активистка Юлия Цветкова из Комсомольска-на-Амуре прекратила голодовку
Россия
В Иркутской области школьники из «Юнармии» вышли на шествие с портретами Путина
Россия
В Москве задержали участницу Pussy Riot Веронику Никульшину
Екатеринбург
Муж Instagram-блогера Кристины Журавлевой из Екатеринбурга признался в ее убийстве
Россия
В Ульяновске от главы региона потребовали признать памятником дом академика Сахарова
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.