Истории задержания свидетелей и подозреваемого по уголовному делу об акции 31 января в Челябинске

«А потом ОМОНовец с разбегу врезался в нас, чтобы утрамбовать в грузовике»

Истории задержания свидетелей и подозреваемого по уголовному делу об акции 31 января в Челябинске

В Челябинской области на несогласованной акции протеста в поддержку политика Алексея Навального 31 января силовики задержали 171 человека, из них — 22 несовершеннолетних. На часть из них составили протоколы о нарушении порядка проведения публичного мероприятия (статья 20.2 КоАП РФ), на часть — о неповиновении требованиям полиции (статьи 19.3 КоАП РФ), кого-то и вовсе отпустили, вручив предостережения. А вот кому-то повезло меньше — двух задержанных уже допросили в качестве подозреваемых по уголовному делу о блокировании движения на улице Энгельса (часть 1 статьи 267 УК РФ). Еще часть участников акции — практически без разбора по месту и времени задержания — опросили в качестве свидетелей по этому делу. В отделах полиции многих активистов держали по 6-10 часов без еды и воды, кого-то, по их словам, били, заламывали руки, изымали телефоны без явных законных на то оснований. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

Znak.сom собрал истории этих людей и комментарии юристов о том, насколько вообще логичны и законны действия силовиков и почему их можно назвать провокацией.  

Что известно об уголовном деле

31 января после акции протеста следственная часть УМВД по Челябинску возбудила уголовное дело по части 1 статьи 267 УК РФ («Воспрепятствование движению транспортных средств и пешеходов на путях сообщения, улично-дорожной сети, если эти деяния создали угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан либо угрозу уничтожения или повреждения имущества физических или юридических лиц»).  Уголовное дело возбуждено по факту выхода протестующих на проезжую часть улицы Энгельса в районе перекрестка с проспектом Ленина. Следствие считает, что эти действия повлекли блокирование хода пешеходов и автомобилей, а также необходимость для них применять экстренное торможение, чтобы не наехать на протестующих и обычных пешеходов. По мнению полиции, тем самым участники акции создали высокий риск ДТП с возможностью причинения вреда здоровью водителям, их пассажирам и пешеходам и реальную угрозу повреждения автомобилей.  

По данным Znak.com, в качестве подозреваемых по уголовному делу допрошены два человека.  

Между тем уже установлено, что автомобиль иностранного производства действительно проезжал по улице Энгельса во время шествия. Люди похлопали по капоту машины, водитель им посигналил, и на этом все закончилось. Мужчина, которого сейчас хотят признать потерпевшим, поехал дальше, когда движение освободилось.  

Наиль Фаттахов / Znak.com

Мы попытались найти «потерпевшего»: ему 45 лет, он постоянно пользуется услугами займов под ПТС. Ранее ездил на аналогичном, но более старом автомобиле. Связаться с ним пока не удалось. Зато удалось поговорить со свидетелями и правозащитниками. 

Свидетель № 1. Владимир Зыбин, 26 лет:

— Я был участником мирного шествия, никого не провоцировал, общественный порядок не нарушал. Примерно в 14:30, когда ОМОН начал разгонять шествие на улице Кирова, меня задержали и доставили в ОП «Центральный», откуда я вышел в 21:30, то есть через семь часов. Ни воды, ни еды, нам не давали ничего. Сначала нас привели на четвертый этаж, где задали всем один вопрос: видели ли мы, чтобы блокировали движение на улице Энгельса. Сказали, что мы будем опрошены как свидетели по уголовному делу о блокировании дорог и повреждении имущества. Я сказал, что ничего не видел, ничего не знаю. 

Тогда стали требовать отдать телефоны. Тех, кто согласился сделать это добровольно, примерно человек 15, провели для изъятия и затем отпустили. Я отказался, так как не вижу для этого никаких оснований. Таких как я стали уводить на пятый этаж в кабинет № 515 в «убойный отдел». Там были оперативники, они нецензурно выражались, лично мне угрожали: если не отдам телефон, посадят меня в камеру с больными туберкулезом и так далее.

Когда я снова сказал, что телефон не отдам, по распоряжению сотрудника этого отдела по фамилии Фомичев в кабинет вошли его подчиненные, один из которых приставил меня к стенке, заломил руки и надел на меня наручники, угрожая составлением протокола о неповиновении сотруднику полиции. 

Затем вошли понятые, один из которых свободно общался с полицейскими, явно хорошо был с ними знаком. Фомичев тут составил протокол изъятия моего телефона. Копию протокола мне не отдали. Там же я написал, что не согласен с изъятием и что ко мне применяли физическую силу. Затем меня отпустили, вручив предостережение от участия в публичных мероприятиях. Сегодня, 1 февраля, я подал в этот же отдел полиции заявление на сотрудников, проводивших незаконное изъятие моего имущества.

Задержания 31 январяЗадержания 31 январяНаиль Фаттахов / Znak.com

Свидетель № 2. Кирилл Мальгин, 29 лет:

— Меня задержали на Кировке. Я там работаю и, по сути, в шествии не участвовал — увидел толпу уже на Кирова, начал снимать происходившее на телефон, увидел, как начали задерживать народ. 

Били дубинками, кричали девушки, женщины. Я стал отбегать от полицейских с дубинками и оказался лицом к лицу с сотрудником полиции. Он сказал ложиться на землю, я не препятствовал — лег. 

Потом меня подняли и повели в ОП «Центральный». Там при мне было человек 20 или 30 таких же задержанных. Мы очень долго стояли в холле. Было двое несовершеннолетних — они постояли на лесенке, потом за ними приехали родители и их отпустили. Был очень взрослый мужчина, лет 50. Затем нас подняли на четвертый этаж. Там сняли отпечатки пальцев, провели фотографирование. Затем группами стали поднимать на пятый этаж к оперативникам — там составляли рапорт о задержании. Спрашивали про шрамы, татуировки, еще раз фотографировали. Попросили надеть верхнюю одежду и снова фотографировали. 

Затем мы пошли к следователям. Меня и еще одного задержанного завели к двум девушкам-следователям. Они были очень недовольны, что работают в выходной, злились на нас, даже этого не скрывая. Нас стали опрашивать в качестве свидетелей по уголовному делу. Я своей следователю объяснил, что на улице Энгельса не был, показал ей все записи и фотографии со своего телефона. Переписок у меня нет, только рабочие группы в мессенджере.

Я ей и до этого оперативнику подробно рассказал, что был не в числе митингующих, а в числе зевак. Никаких данных о том, что я был на шествии — нет. Тем не менее мне задавали вопросы о том, как я отношусь к митингам, какая у меня была цель. Смысла обсуждать это я не видел, так как ни друзей, ни знакомых у меня там не было, а моей целью было пройти к рабочему месту на улице Кирова.

Тем не менее следователь составила протокол опроса меня как свидетеля, где в шапке было указано, что кто-то поцарапал автомобиль Nissan с номерами «555». Что это за автомобиль, я не знаю.

Следователь заявила, что изымает мой телефон, как у свидетеля, даже несмотря на то, что там нет никаких нужных для дела записей. Объяснила это тем, что раз я снимал на Кирова, то там могут быть люди, которые были на Энгельса. Телефон она пообещала отдать в этот же день после осмотра, но когда второй задержанный Максим также отказался отдавать свой телефон, его следователь сказала коллеге: «Забирай, нахрен, у них телефоны на два месяца». 

Наиль Фаттахов / Znak.com

Они разговаривали так, будто нас не считали за людей. Копии протокола изъятия мне не выдали. Позже я узнал, что из 17 человек телефон забрали только у четверых. В помещение, где нас всех посадили, заявив, что мы ждем какого-то суда (никаких административных протоколов при этом не составляли), в какой-то момент зашел майор. Я спросил, почему у нас забрали наше имущество, а у других нет. Он ответил: «Ребята, вам просто не повезло со следователем».

На протяжении пяти часов нам не давали даже сходить за водой, которую принесли другие участники акции и оставили внизу. Здесь же был парень, которому было плохо при задержании — в интернете есть видео, как его, а он очень худой, крутят разом пять человек, а он говорит, что не может дышать. 

Позже подошел другой полицейский и спросил, хочет ли кто-то ему помочь. Я ответил, что если нужно принести воды снизу или печенье, я готов. Он говорит: окей, кто кушать хочет — пошли. Мы пошли. Но меня лишь отвели в другой кабинет, где выписали предостережение и сказали, что я свободен, а за телефоном могу прийти завтра. Сегодня я пришел в отдел полиции, но отдавать мне, конечно, никто ничего не стал. Вышел из полиции я вчера в 22:00.

Свидетель № 3. 30 лет (пока боится называть свое имя):

— Я участвовал в шествии, отрицать не буду, но не с самого начала, а от Оперного театра. В 15:00 мы с другом отошли от народа и пошли от улицы Коммуны по улице Свободы в сторону остановки «Детский мир», куда я через приложение вызвал такси. Машина уже ждала. 

Перед проспектом Ленина стояло оцепление на Свободы, причем для чего — непонятно. Массового скопления участников акции там не было. Мы в этот день вдвоем уже проходили такое оцепление. Мы подумали, что получится и сейчас пройти, тем более нас ждет такси. То есть фактически мы были уже просто прохожими. Мы подошли с другом к силовикам, попросили пройти, так как через 10 метров нас ждало такси. Нам сказали — обходите. Как только я начал просить второй раз и поднял руку, чтобы показывать им приложение «Яндекса»: вот, смотрите, машина ждет, из-за спин первого ряда оцепления выбежал агрессивно настроенный человек и закричал: «Хватайте их».

Меня пытались схватить и заломать руки. Я не сопротивлялся. Меня повалили на снег и пытались ухватить за руки и ноги, но у них не получалось. Тогда меня начали просто дубасить человек пять.
Наиль Фаттахов / Znak.com

У меня выпал телефон, я осторожно попросил поднять его, говорил: что вы делаете, зачем. Они остыли, отдали мне телефон. Я надел слетевший кроссовок, и они меня скрутили так, будто я убил десять человек, а затем отвели к автозаку — грузовику, в котором перевозят ОМОН. Там проверили все вещи, удивились, что мне больше 30 лет. Друг и еще человек 15-20 задержанных уже в этом грузовике сидели. 

А потом в этот же грузовик стал набиваться ОМОН — видимо, им надо было куда-то ехать. Места мало. Тогда один ОМОНовец начал разбегаться и в прыжке толкать нас к задней части, утрамбовывая, чтобы освободить место. Он разгонялся, влетал нас, а мы друг на друге сидели. 

Для чего это было непонятно, так как после этого нас рассадили по полицейским «бобикам» и увезли в отделы полиции. Меня — в одну машину, друга — в другую. Меня отвезли на северо-запад. Когда привезли, никто не отбирал вещи, телефоны, никто не трогал, мы могли все снимать, силовики, которые там были, — они все хотели домой. Это был их выходной. Они прямым текстом говорили нам: давайте побыстрее разберемся, мы хотим домой. Относились они к нам, как к плохим нарушителям, и разбираться в том, кто и что нарушил, а кто не нарушил ничего, они не хотели. В отделе полиции «Северо-Западный» было человек 14. Стали составлять протоколы. Мне присвоили часть 5 статью 20.2 КоАП («Участие в незаконном публичном мероприятии»). Я говорю — меня забрали, избили, никаких доказательств, что я участвую в митинге, — нет. На это они мне ответили: если били, иди заявляй об этом отдельно и не у нас в отделе, к митингу это не имеет отношения. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

Помимо протокола каждого из нас отвели на другой этаж, где следователи опросили нас как свидетелей по уголовному делу. Их интересовала ситуация, которая разворачивалась на Энгельса, потому что задержали движение машин участники митинга. И сейчас на этом строится уголовное дело. Я говорю — меня там не было. Она говорит — ок, я иду домой. После этого меня отпустили. Уже часов в восемь вечера.

Я поехал искать своего друга в отдел полиции на ЧТЗ — его увезли туда. Там было значительно хуже, чем у нас. У кого-то отбирали телефоны, следователи там очень долго осматривали различные видеозаписи, чтобы из тех, кто был задержан и доставлен в этот отдел полиции, найти тех, кто был на Энгельса. Двух человек из задержанных по видео опознали и сразу же увезли в УМВД города на Васенко, чтобы допросить уже как подозреваемых. Внизу стояли их жены и не понимали, что происходит.

Подозреваемый № 1. Сергей О.:

— Я пока не могу говорить о сути, нужно проконсультироваться с адвокатом. Нас, подозреваемых, всего двое пока. Меня задержали на Энгельса и увезли в Тракторозаводский отдел полиции. Составили протокол по статье 19.3 КоАП («Неповиновение сотруднику полиции»). Аргумент — я находился там, где нельзя было, поэтому я нарушитель. Затем увезли на Васенко в УМВД по городу Челябинску. Допросили в качестве подозреваемого по уголовному делу. Никакой конкретики не спрашивали. Ни о каких поцарапанных машинах речи не шло. Отпустили ближе к полуночи.

Андрей Лепехин, адвокат от «Апологии протеста»:

— Изъятие телефонов, которое проводилось у задержанных лиц, незаконно. Согласно нормам УПК и сложившейся практике, телефон могут изъять лишь по решению суда — в ходе обыска или досмотра. Здесь просто следователи по всем райотделам полиции начали выемку делать без разбора. У кого-то тут же осмотрели и вернули, у кого-то забрали совсем.

Почему в Челябинске акция протеста превратилась в «кошки-мышки» и заблокировала центр города

По уголовному делу что-то сказать пока сложно, так как к защите я пока не приступил. Единственное, надо понимать, что все эти задержания на мирном митинге — сотрудники фактически провоцировали, создавая условия, чтобы людей можно было за что-то привлечь, так как само по себе участие в мирном мероприятии, согласовано оно или нет, — это не нарушение. Для организатора — да, так как он должен согласовать митинг. Для участников — нет, это не важно. И ВС и КС России в своих неоднократных решениях говорит — нельзя наказывать людей просто за участие митинге. Да, если люди перекрыли дорогу — это нарушение.

Но опять же, если говорить о ситуации на Энгельса — это была провокация, вторая крупная. 

Первая была 5 мая 2018 года, по которой как раз вынесли оправдательный приговор. За перекрытие проезжей части есть административная ответственность. Была ситуация схожая, когда граждане не пустили скорую помощь в Ужевке, где создавали обсервацию. Там была статья административная. И суд прекратил дело в связи с малозначительностью. Почему здесь уголовная статья — мне пока не совсем понятно.

Алексей Табалов, правозащитник:

— Одним из ярких эпизодов, подтверждающих мою версию, является зафиксированный факт рукотворной провокации одного из сотрудников челябинского центра «Э» Крысина, который лично толкал со спины молодого парня на полицейских, тем самым создавая почву для применения силы и угрозы уголовных дел. Считаю, что данный факт должен быть незамедлительно расследован как руководством МВД региона, так и прокуратурой, а действиям Крысина дана надлежащая правовая оценка.

Источник: в Челябинской области на акции протеста задержали 177 человек

Что происходило с задержанными в отделах полиции, вообще не поддается описанию нормами права. О праве и законе наша полиция забыла напрочь. Задержанных держали без составления протоколов по шесть-семь часов вместо максимальных трех по закону, в отношении них проводились незаконные процедуры дактилоскопирования и фотографирования, незаконно изымались телефоны, примерялась физическая сила и угрозы, не допускались защитники, к несовершеннолетним не допускались родители, все их требования не проводить без их присутствия с их детьми никаких действий игнорировались, не составлялись протоколы задержания и доставления, не всем выдавались копии протоколов об изъятии телефонов.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Выжившие в Беслане присоединились к голодовке в знак солидарности с Навальным
Россия
США предупредили об опасности авиаперелетов на российско-украинской границе
Россия
Исследование: доступа к журналистике нет в 2/3 всех стран мира
Россия
Распылившего перцовый баллончик на силовиков в Хабаровске отправили в колонию на год
Россия
В Коми паводком смыло дорогу
Россия
Тело ребенка обнаружили под завалами дома в Нижегородской области
Россия
Журналистов «Ведомостей» и «Коммерсанта» лишили аккредитации в Госдуме по решению ФСО
Россия
Зарегистрировавшимся на сайте «Свободу Навальному!» прислали новые угрозы
Россия
Четверо жителей Бурятии разбили голову ребенку, заступившемуся за пенсионера
Россия
«Медиазона»: Судья по делу ФБК, в 2013 вернул Навальному его иск против Собянина
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.