В Петербурге мужчину с инвалидностью держали в отделе полиции 13 часов. Монолог от первого лица

В Петербурге мужчину с инвалидностью держали в отделе полиции 13 часов. Монолог от первого лица

Активиста Дмитрия Глюза задержали 31 января на несанкционированном митинге в поддержку Алексея Навального в Петербурге. У Дмитрия первая группа инвалидности по зрению. По закону его могли задержать только на три часа, но он провел в отделе полиции 13. 

Страница Дмитрия Глюза в Instagram

Дмитрий рассказал Znak.com о том, как полицейские ударили его дубинкой, а потом обвинили в покупке справки. Мы публикуем его рассказ от первого лица.

«Давай, хватай вот этого!..»

«Когда меня задержали, я был на Сенной площади. Мы с друзьями собирались там „погулять“, назовем это так. Вышел из метро и увидел обычную Сенную, какой она всегда и бывает. А потом появились омоновцы и протестующие, кричащие им „Позор!“ Я снимал, что происходит, слушал, как девушка давала интервью. Минут через 15 я отошел на другую сторону площади, стал читать сообщения и немного в скучающем режиме ждал друзей. Вдруг слышу: „Давай, хватай вот этого!..“ меня внезапно ударили в живот и взяли под руки. Конечно, я понимал, что происходит, и спокойно шел в автобус. Телефон только убрал в карман, сразу же стали орать: „Руки!“ Я им говорю: „Все нормально, я просто телефон убрал, чтобы не упал. Видите: иду с вами, не сопротивляюсь“. Мне на это знаете что отвечают? „Ты че … еще получить хочешь?!“ Не понимаю, откуда такая реакция. Ощущение было, что они какую-то военную операцию исполняют, а не берут случайного человека с телефоном.

Вместо автозака всех погрузили в обычный автобус. Непонятно было, отвезут нас в другую часть города или отправят в отдел. Я у полицейского спросил, куда едем. Он мне говорит: „В девятнадцатый отдел“. Так и узнал. В автобусе были орущий алкаш и Оксимирон. Пьяный мужик, кажется, вообще не понимал, что происходит. Этот же человек потом спал в камере с голой задницей, а менты говорили, что он так им свою гражданскую позицию показывал. Еще были несколько мигрантов с нами, они говорили: „Мне на смену выходить, ты че?“ Явно они не были протестующими, случайных людей похватали. С Оксимироном успел сфотографироваться. Оказалось, в итоге его отвезли в другой отдел и выпустили без протокола. Решили не создавать шум вокруг медийной персоны». 

Дмитрий с Оксимироном в автобусеДмитрий с Оксимироном в автобусеПредоставил Дмитрий Глюз

«Инвалид, да? А думал, когда на незаконный митинг шел?»

«В отделе всех вызывали по одному. Я сразу сказал: „У меня первая группа инвалидности, вот справка“. У меня стоит диагноз нейропатия Лебера. Это похоже на эффект ослепления, когда ты смотришь на лампу, а потом резко отводишь взгляд в сторону. Я не вижу бумажный текст и лица людей, но могу нормально перемещаться по улице.

И справку, и паспорт сразу забрали. Ко мне приехал адвокат от „Апологии протеста“, но его не пустили. Он немножко подождал, а потом уехал. Могу понять, там же еще целая куча задержанных.

Привезли нас в три дня, а в кабинет меня вызвали в шесть вечера. Начали задавать вопросы, я им говорю: „Давайте дождемся моего адвоката и тогда поговорим“. Они отвечают: „А он сюда, думаете, войдет?“.

 Я объяснил, что нельзя меня держать больше трех часов. Как мне пытались доказать, держать можно, а вот арестовывать нельзя. Но я видел статью КоАП, там говорится: людей с инвалидностью не задерживают дольше чем на три часа! Пободались они со мной, пытались хамить, а потом говорят: „Ай, ладно, оставляй его на ночь“. 

В отделеВ отделеПредоставил Дмитрий Глюз

Все происходящее я постил в Twitter. В какой-то момент оказалось, что у меня куча ретвитов и каких-то странных людей в реплаях. Оказалось, меня перепостила Любовь Соболь. Это поспособствовало огласке, но, с другой стороны, было медвежьей услугой. Набежали кремлеботы, спрашивали, что я вообще делал на акции. Наиболее безобидный вариант: „Инвалид, да? А думал, когда на незаконный митинг шел?“ Были еще намеки на анальный секс в камере. Формулировок не помню, но творилось какое-то безумие. Оно и до сих пор творится, просто уже обновления не смотрю.

Адвокат предупредил: „Если будут держать дольше трех часов, говори, надо трубить по СМИ“. Ну я и говорил, опубликовал ФИО и попросил звонить в отдел. Те, кого вызывали фотографироваться, передавали, что действительно начали звонить. Про меня написали „Такие дела“, „ОВД-Инфо“, „Медиазона“. Вскоре дошла информация, что за меня впрягается депутат [Заксобрания] Вишневский. Если честно, я эту фамилию впервые услышал, потому что не местный. Как рассказывают, это единственный в Петербурге добросовестный депутат. Полицейские потом мне же мой Twitter цитировали. Вызвали и стали зачитывать посты с просьбами звонить в отдел. Я не удивился, понятно было, что до них дойдет».

«Ты … и справку свою купил!»

«Полицейские не поверили в мою инвалидность. Спрашивали: „Для чего получил справку?“ Этот вопрос меня сбил с толку. Наверное, чтобы пенсию получать и социальные услуги! „А какие услуги получаешь? Почему ты билет на ‚Ласточку‘ за полную стоимость покупаешь?“ У меня он в паспорте лежал, возможно, там увидел. Я ему объясняю: есть „Ласточки“ дальнего следования, а есть пригородные, и льгота у меня только на последние. Мент на меня орет: „Не надо мне врать, я знаю, как это работает! Ты … и справку свою купил!“ Спрашивал еще, как я по улице передвигаюсь. Отвечаю: „Ножками!“. Он продолжает: „Где твоя палка, где собака-поводырь?“ А мне они не нужны.

Разговор переходил в странное русло: „Мама знает про твою инвалидность?“

В какой-то момент я ему сказал: „Скорее вы тут нарушаете. Сидите и материтесь в общественном месте“. Полицейский отвечает: „Это не общественное место, это мой кабинет. Разговариваю с тобой, как хочу“. 

До четырех утра все сидели в зале и никаких спальных мест не было. Нам в самом начале принесли передачку, но ее не пропускали. Тем, кто ее принес, говорили, что у нас тут чай, кофе и горячая еда и мы ни в чем не нуждаемся. Это было неправдой. Ничего нам не давали, только бойлер стоял с водой. Потом полицейские, видно, друг с другом ссорились. Один из них сказал: „Надо иметь хоть какое-то сочувствие к этим людям“ и принес пакет.

После выхода из отдела полиции. 4:00 по мскПосле выхода из отдела полиции. 4:00 по мскПредоставил Дмитрий Глюз

Адвокат решил, что подлинность справки могут подтвердить сотрудники скорой. Они приехали и говорят: „Ну, мы ж не офтальмологи!“ Померили мне температуру, давление и уехали. После этого полицейские начали спрашивать про симптомы болезни. Я все подробно описал, ссылку дал на „Википедию“. Вряд ли я бы мог так долго импровизировать. В девять часов они сказали, что сейчас меня будут выпускать, мол, подтвердилось все. И дальше я просто ждал. Для составления протокола меня позвали уже в 3:30 утра, еще через полчаса отпустили. Вместе с протоколом дали документ о времени суда, но адвокат сказал, нет смысла ехать. Там ни номер зала не написан, ни фамилия судьи. Получается, придешь и из-за карантинных мер тебя даже в здание не пустят».

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
NYT поставил Россию на первое место по избыточной смертности во время пандемии
Санкт-Петербург
В Санкт-Петербурге ученик устроил стрельбу в школьной раздевалке
Россия
Фильмы-расследования Алексея Навального получили премию «Белый слон»
Россия
Глава Гидрометцентра рассказал о температурных аномалиях в апреле
Россия
Хакеры выложили в сеть данные 1,3 млн пользователей Clubhouse
Россия
На Урале задержан репетитор, который похитил ученика
Россия
В РПЦ подготовили регламент по экзорцизму
Россия
В Нижегородской области 40 почтальонов увольняют за отказ продавать пенсионерам продукты
Россия
Мошенники похитили ₽23 млн у дочери летчика-испытателя Чкалова
Россия
Немецкие депутаты написали Навальному письмо в колонию
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.