Тайны старого Челябинска: восстания, бунты и митинги в царские годы

«Объявлены зачинщиками бунта и приговорены к битью кнутами, вырезанию ноздрей...»

Тайны старого Челябинска: восстания, бунты и митинги в царские годы

За 180-летний дореволюционный период истории Челябинска было всего несколько выступлений жителей города против действующей власти.

Пугачевское восстание

В 1770-е годы город не насчитывал и 3 тыс. человек населения. Большую часть жителей Челябинска составляли казаки, которые если и не были открытыми сторонниками Пугачева, то сочувствовали идеям его движения. Многие искренне верили, что Емельян Пугачев в действительности — чудом выживший царь Петр III (Петр Федорович), который несет простым людям освобождение от тягот. Одно из подтверждений «истинности» царя уральские жители видели в том, что правительство не присылает войск из Центральной России. Мол, если бы это был и вправду самозванец, то давно бы уже прислали войска и навели порядок. А поскольку войск нет, значит, власти невольно признают законность объявившегося Петра III.

В воеводском доме были арестованы 63 казака. Во главе бунтовщиков стоял казак Михаил Уржумцев, помогал ему в «организации» казаков хорунжий Наум Невзоров. Уржумцев был арестован вместе с другими казаками в воеводском доме, Невзорову удалось бежать из города. Допрашивали Уржумцева «под плетьми» 17 часов, пока он не умер под пыткой. До самого конца он «злодейски утверждал онаго вора донского казака Пугачева покойным императором Петром Третьим».

Из 63 человек 50 были признаны невиновными, а остальные объявлены зачинщиками бунта и приговорены к битью кнутами, вырезанию ноздрей и проставлению на лбу и щеках клейма «вор» с последующей отправкой в ссылку в Азов.

«Картофельный бунт»

В 1839 году государственные крестьяне поступили в ведение Министерства земледелия и государственных имуществ, казенные палаты на местах занялись переустройством, воспринятым крестьянами как подготовка к их закрепощению. В 1843 году последовал указ об обязательном разведении картофеля, который считался в среде населявших Челябинский уезд староверов «дьявольским плодом». Известно, что картофель появился в России еще при Петре Первом, однако прижился он далеко не сразу. Неурожаи в конце 1830-х годов вызвали нехватку продовольствия и резкий скачок цен на хлеб. Поэтому по указанию Николая Первого в казенных селениях стали активнее расширять картофельные посевы с обязательной общественной запашкой и поощрением за успехи в разведении «второго хлеба».

Однако вопреки прогнозам благие намерения правительства крестьяне встретили в штыки. Крестьяне отказались подчиняться органам министерства, считая, что, подписывая приговоры о посадке «кабальных яблок» (картофеля), они тем самым признают свою зависимость от нового господина. 

Под лозунгом «Лучше смерть, чем отдаться под барина и продать черту душу» крестьяне громили волостные правления, избивали представителей местной администрации, отказывались платить подати. По некоторым данным, только в Челябинском уезде взбунтовалось около 40 тыс. крестьян.

Опасавшиеся новой пугачевщины власти срочно мобилизовали казаков, оторвав их от собственных хозяйств в период весеннего сева. Хорошо вооруженные отряды имели приказ применять оружие в основном для устрашения, действовать увещеваниями и разъяснениями. В течение шести дней войска усмиряли взбунтовавшихся государственных крестьян Челябинского уезда. Зачинщики волнений были отправлены сначала в Таловское, а затем в Челябинск, где состоялся военный суд.

Тайны старого Челябинска: от острога до тюремного замка

Волнения возобновились в мае 1845 года. В уезде распространились слухи о том, что в деревне Гороховой Таловской волости появился цесаревич Константин Павлович, пообещавший прийти с войском «для убития волостных и сельских начальников, равно и тех крестьян, которые не были согласны на беспорядок, бывший в 1843 году между крестьянами».

20 августа 1845 года был задержан выходец из дворян Курской губернии Константин Петрович Калугин, бывавший в деревне Гороховой, но отрицавший предъявленные ему обвинения. Челябинский уездный суд признал его непричастным к делу, а сведения о самозванце — коллективным вымыслом челябинских крестьян.

Было возбуждено новое уголовное дело «о разглашении нелепых слухов», по которому привлечено до 100 представителей разных сословий.

Жестокими были массовые публичные экзекуции (в январе 1846 года — шпицрутенами). На этом смута прекратилась. Этот бунт задел Челябинск только косвенно — 650 замешанных в бунте крестьян были посажены в Челябинскую тюрьму.

Первая русская революция 1905–1907 года

Революция не смогла обойти город Челябинск стороной. Первыми о событиях кровавого воскресенья 9 января 1905 года в Петербурге узнали телеграфисты станции Челябинск. Митинг протеста в этот же день провели рабочие-железнодорожники. В конце апреля 1905 года состоялась забастовка рабочих портновских мастерских. Уже 1 мая 1905 года прекратили работу большинство предприятий Челябинска. В революционном движении приняли участие рабочие железнодорожного узла, завода «Столь и К°» (в советское время завод имени Колющенко), типографий и чаеразвесочных фабрик. На окраине города (где сейчас находится тракторный завод), состоялась маевка. Собрались около ста рабочих с красными флагами.

Главными лозунгами были — «Долой войну», «Долой самодержавие», «Да здравствует революция».

Осенью 1905 в Челябинске, узнав от телеграфистов о том, что по России началась всеобщая стачка на улицы вышли практически все рабочие предприятий города.

19 октября по почину железнодорожников состоялась грандиозная манифестация по городу и на Соборной площади с красными флагами, пением марсельезы и с резкими выпадами по адресу ненавистного самодержавия. Но это возбудило в свою очередь черную сотню, которая начала еврейские погромы. Всего пострадало 18 еврейских магазинов и лавок и 38 домов. К счастью, обошлось без человеческих жертв.

Из дневников Константина Теплоухова:

— Начались погромы публичных домов. Действовали солдаты, к ним присоединялись местные любители. Выбивали окна, двери, рамы… Обитательницы — со слезами и руганью собирали более ценное и убегали к соседям или куда придется. Из окон выбрасывали изломанную мебель, изорванные матрасы, перины, всякий житейский хлам… Потом постепенно расходились. На другой день заколочены досками окна, двери, — через 2–3 дня начинали ремонт.

…В воскресенье прекрасный — осенний — солнечный день на улице шум, беготня. Вышел; говорят — разбивают дом неподалеку от нас; надо посмотреть. Шагах в 40–60 от дома — толпами и цепью — зрители, за ними экипажи — тоже зрители — нарядные дамы, мужчины. Перед зрителями на свободном пространстве — Иван Павлович Лепихин, полицейский надзиратель — в форме, белых перчатках, просит публику разойтись: «Идите своей дорогой! не толпитесь! Что тут интересного? Скоро все кончится… не толпитесь… прошу!..» У самого домика два городовых горячо убеждают три-четыре десятка громил — почти исключительно солдат — прекратить «это занятие! Не делать беспорядка!..» Окна уже выбиты… сломанная мебель и разорванные перины на улице, жильцов уже не видно… Несколько человек отдирают обшивку дома, другие ломают ворота. Человек семь-восемь, притащив откуда-то бревно, бьют им, как тараном, простенки.

19 и 20 октября были жидовские погромы… Производились ночью, больше всего на Уфимской — главной — улице; разносили жидовские магазины; в других местах — дома. Обыватели домов, конечно, убегали, при приближении толпы — кто куда сумеет. Толпа сто-двести человек выбивали окна и уничтожали все в доме, остатки выбрасывали на улицу, убегающих не преследовали. Покончив с одним домом — шли к следующему.

То же, конечно, и в магазинах: мелочь, вероятно, растаскивали.

Священник Разумов рассказывал, что он случайно проходил по улице во время погрома. Из дома, еще не тронутого, выскочил старый жид, узнал его и потребовал, чтобы Разумов достал ризу и крест и встал на защиту его дома. Раненых, а тем более убитых жидов — не было ни одного…

Через несколько дней после погромов — другие «выступления»… Вечером, — мы уже почаевничали, но еще светло, — на улице какие-то необычайные звуки, точно пение… волнение. Выглянули — со стороны вокзала идет толпа человек 100–150, сплошной массой и что-то, видимо, нескладно поют… Направляются к винному складу, — оказывается, объявлена забастовка и идут «снимать рабочих»… В складе работа уже кончена, огни погашены и кроме двух-трех сторожей — никого… Сторож растерялся, пропустил несколько человек во двор. «Снимать» — некого. Помялись, вышли на улицу, — толпа в нерешительности. Постояли — направились в город. Слышу, меня кто-то зовет. Оглядываюсь. Иван Корнильевич Покровский — один из владельцев завода — в числе зрителей, но на лошади, в коляске, — он либерал довольно высокой марки. Зовет к себе; сел. «Это безобразие, что они делают! И к чему это? Они напрасно волнуются. Достаточно им сказать, что закон о Государственной думе уже выработан и утвержден… — они сейчас уже успокоятся. Как никто не догадается сказать?» — «Ступайте — скажите». — «Но… зачем же я? Пусть кто-нибудь другой…» Простился с Иваном Корнильевичем Покровским, пошел с толпой… Подошли к почте, дремлют один-два дежурных чиновника. «Телеграф — не трогать!» — командует кто-то впереди. Недалеко электрическая станция, освещающая город, — принадлежит В. М. Колбину. Он растерялся, не знает, что делать, сам кричит, чтобы прекратили работу. В толпе кто-то резонно говорит, что оставить город без света нельзя… Колбин кричит, чтобы работали.

Пошли к центру города… чувствуется нерешительность; руководители начинают догадываться, что «снимать рабочих», когда они не работают, довольно неудачная мысль. Дошли до Уфимской улицы, толпа начала расходиться, пошел и я домой…

Манифестация учащихся реального училища по поводу объявления царского Манифеста 17 октября 1905 года в ЧелябинскеМанифестация учащихся реального училища по поводу объявления царского Манифеста 17 октября 1905 года в Челябинскеиз фонда Государственного исторического музея Южного Урала

Через несколько дней опять толпа, — склад работал. Я успел дойти до склада раньше нее и велел закрыть ворота и контрольный проход. Вся администрация склада куда-то бесследно исчезла, — остался только контролер Лисовский. Из толпы потребовали, чтобы их пустили в склад. Я ответил, что посторонних не пускают. Сняли с петель железные ворота, хлынула вся толпа. Я протестовал, говорил, что могли бы выслать делегатов; — отвечают: «Побоялись, — вон бочек сколько! может быть, в каждой по два солдата сидят!» В кочегарке потребовали, чтобы залили котлы, — масленщики отвечали, что зальют, если прикажет их начальство. Я сказал, что работы не кончены и мы заливать не будем… «Зальем сами!..» но… не залили. Толпа повалила в мойку, в разливное. В складе работало человек 80, — из них чел. 60 — женщины… — перепугались страшно, некоторые — в слезы, с другими истерика; трех унесли в приемный покой. Рабочие склада растворились в толпе; работа на этот день прекратилась, но на следующий работали нормально. Девицы со склада стали смелее. Зовут меня в склад. В кабинете заведующего — штук пять девиц, наиболее «сознательных». «Вон они заявляют, что хотят бастовать. Как быть?» — сообщает заведующий. «Как бастовать? — т. е. не работать?» — спрашиваю девиц. «Понятно, не работать». — «Дело ваше. Рассчитайте их!» — говорю заведующему. Девицы ответили: «Нет!.. Нам так, чтобы жалование шло!» — «А вы бы стали держать работника и платить ему жалование, а он не работал бы?» Смеются: «Конечно, нет!» — «Ну так чего же?» Постояли, посмеялись, ушли на работу.

Как-то днем — часов в 11—12 — слышим в складе: железнодорожники хотят громить все казенные места… уже собрались с оружием около Народного дома. Пошел туда… — день хороший, — любопытными заполнены все тротуары. Около Народного дома в два ряда стоят человек сто… — на краю — Иван Николаевич Штин, знакомый по Кредитке, — он кондуктор, имеет два дома на вокзале; в руках палка с массивной гайкой на конце. «Что собираетесь делать, Иван Николаевич? » — «А черт их знает! Я почем знаю? Велели выходить, а то со службы выгонят!» Зрители ждут, что дальше. Слышим — будут освобождать заключенных… На месте Госбанка стоял довольно ветхий дом предварительного заключения… Вдруг откуда-то на улице показалось десятка два солдат с винтовками, — сняли где-то караул. Улица моментально опустела; зрители прилипли к заборам, железнодорожники сбились в беспорядочную кучу… — полная тишина… Солдаты молча прошли… Стали освобождать заключенных. Выломали окна, подставили лестницы. Заключенные — их было всего десятка три — не выходят. Руководители залезли в окно — убеждают… Заключенные уперлись, — не выйдем ни за что, — здесь спокойнее… Руководители обратно, — заключенные начали поправлять окна…

Действие следующее… Толпа двинулась на Александровскую площадь, чтобы устроить большой митинг. Зрители — за ними… Но… на площади парами ездят казаки… сгрудились на окраины. Смотрю — А. Ф. Бейвель, — подошел к нему, — в это же время подъехал казачий офицер. «На площадь никого не пущу… Прикажете и этих разогнать?» — указывает на толпу. Александр Францевич попросил подождать, — подошел к железнодорожникам, — я за ним. Навстречу нам двое, — один поляк — Мошинский, помощник машиниста, другого не знаю. Бейвель говорит: «Хотелось бы поговорить с руководителями». — «Они перед вами!» — с гонором отвечает Мошинский. «Здесь митинга не будет! Видите?» — указал на казаков. «Тогда мы соберемся на путях. Товарищи! За мной!» Толпа потянулась на вокзал. Зрители — за ними. На путях толпа, сильно поредевшая в пути, собралась в кучу, начали из каких-то бочек устраивать платформу. Зрители быстро прибывали. Вдруг крики: «Солдаты! Солдаты!» — вдали за вагонами прошли три-четыре человека в шинелях—без винтовок… Зрители рассыпались… начали разбредаться и железнодорожники — представление кончено…

В ночь с 14 на 15 декабря на Александровской площади произошли вооруженные столкновения с казаками и полицией. Шансы на успех у бунтующих были нулевые. Казаки и полиция одержали победу, и в дальнейшем 5 января 1906 года начались массовые аресты и увольнения рабочих.

Сенная площадь в Челябинске, 1914 годСенная площадь в Челябинске, 1914 годИз книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях», 2008 год

«Бабий бунт»

Первая мировая война. Женщины-солдатки, возмущенные ростом цен, разбили стекла в крупнейших магазинах В 1915 году Челябинск натурально захватили женщины, требуя регулярных поставок сахара. Центр города захлебнулся в массовых беспорядках. Барышни били стекла, пикетировали городскую управу и все скандировали: «Сахар! Сахар!» Положение спасли только казаки и полиция.

Однако уже в следующем, 1916 году челябинские женщины во главе с работницей кондитерской фабрики Катериной Кармазиновой устроили новый продовольственный митинг, требуя хлебных пайков и увеличения зарплаты. Дамы так разгулялись, так увлеклись, что их усмиряла целая сотня казаков и две роты солдат. Дошло до того, что в городе ввели военное положение.

1917 год

6 (19) марта возле кинотеатра «Луч», в котором заседали офицеры запасных полков, прошло собрание жителей города и солдат. С призывами поддержать революцию выступили Дорохов, Цвиллинг, Васенко. 

Митинг на Александровской площади (ныне Алое поле), март 1917 годаМитинг на Александровской площади (ныне Алое поле), март 1917 годаиз фонда ОГАЧО

Участники митинга под красными флагами отправились к зданию Челябинской тюрьмы, где содержались 129 солдат, осужденных за нарушения воинского устава, и 14 участников Ташкентского восстания. По требованию собравшихся, политические заключенные были освобождены.

10 (23) марта 1917 года Челябинск отмечал Всенародный праздник Великой Русской революции.

Габриэлян. Выступление Цвиллинга у кинотеатра „Луч“ в Челябинске. 1957 годГабриэлян. Выступление Цвиллинга у кинотеатра „Луч“ в Челябинске. 1957 годКартина из экспозиции Государственного исторического музея Южного Урала

«Музыка и несмолкаемые крики ура оглашали воздух, — сообщил о праздничном шествии „Челябинский листок“. — И все это море людское двинулось в образцовом порядке (к вокзалу и обратно). Публика долго еще толпилась на улицах. Настроение толпы было радостное, как в Светлое Христово Воскресенье».

По материалам публикаций Г. Самигулова, К. Теплоухова, Н. Чернавского

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Россия с начала года продала вакцин от коронавируса на $713 млн
Россия
Жителей Нижегородской области напугал памятник молодоженам у ЗАГСа
Россия
Володин предложил ввести процедуру отзыва Нобелевской премии мира
Россия
Актриса Юлия Пересильд вернулась из космоса со съемок фильма «Вызов»
Россия
QR-коды в ресторанах Москвы, Санкт-Петербурга и Перми будут проверять роботы
Россия
Под Астраханью четверо детей получили ожоги, играя с противогазом
Россия
В Якутии постоялец наркодиспансера порезал пять пациентов. Один погиб
Россия
Полиция сорвала концерт Васи Обломова в Санкт-Петербурге
Екатеринбург
СК и МВД: в Екатеринбурге 18 человек погибли от отравления спиртом, задержаны двое
Россия
В Белоруссии подписчикам запрещенных телеграм-каналов может грозить уголовка
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.