Ростовская активистка Анастасия Шевченко выступила с последним словом в суде

«Когда вы напьетесь моей крови?»

Ростовская активистка Анастасия Шевченко выступила с последним словом в суде

Ростовская активистка Анастасия Шевченко, обвиняемая в сотрудничестве с «Открытой Россией», признанной нежелательной организацией, выступила в суде с последним словом. Шевченко заявила, что свое участие в движении «Открытая Россия» никогда не скрывала, всегда призывала вести открытый диалог с властью, выступала за открытые дебаты, честные выборы, права человека и честные СМИ, поэтому она не понимает, в чем ее вина.

Znak.com

«Я не помню, не помню, какое это по счету „последнее слово“ за эти два с половиной года. <…> Больше двух лет домашнего ареста плюс четыре года реального срока за вычетом отсиженного. Получается больше шести лет заключения. Это выше, чем максимальный срок по моей статье. Если вы считаете, что домашний арест с двумя детьми в течение двух лет это не наказание, то я вам расскажу, как сидеть под домашним арестом с детьми. <…> Расскажу вам, как дети мои во время обыска боялись, но ни слезы не проронили, как дочка моя, которая здесь присутствует, тайком мне конфеты в сумку изолятора подкладывала, как к старшей дочери в больницу не пускали, как бы я ни просила. Как сын мой ночью просыпался и кричал „мама“. Как девочка в 14 лет стала взрослой, никакого переходного возраста не было. <…> Вам мало, я не понимаю? Когда вы напьетесь моей крови? Я считаю, что это наказание после наказания. <…> Я всегда жила открыто и продолжаю жить открыто. <…> Все свои доходы декларировала. Политические взгляды никогда не скрывала. <…> Я считала тогда и продолжаю быть уверенной сейчас, что объединение российских граждан не может быть нежелательным, и к этому объединению закон о нежелательных организациях не относится. <…> Свое участие в российском общественном движении „Открытая Россия“ я никогда не скрывала. Наоборот, с гордостью везде об этом говорила. <…> Мы справимся», — цитирует Шевченко «МБХ медиа».

Уголовное дело в отношении Шевченко было возбуждено 21 января 2019 года. Оно стало первым в России делом о деятельности организации, признанной в РФ нежелательной. Вину активистка не признала. 23 января того же года Шевченко отправили под домашний арест, под которым она находится и сейчас. 

В конце 2019 года суд неделю рассматривал просьбу Шевченко о поездке в интернат к дочери-инвалиду, 17-летней Алине. Мать смогла увидеть дочь только перед ее смертью. 30 января 2019 года девушку госпитализировали, у Алины произошла остановка сердца. И только тогда следователь Толмачев дал разрешение на поездку в больницу. Но 31 января Алина умерла.

В феврале 2019 года в крупных городах России прошла акция «Марш материнского гнева», целью которой была поддержка Анастасии Шевченко.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Генералов Росгвардии подозревают в хищении 192 млн, выделенных на информационную систему
Санкт-Петербург
СК передало в суд дело чиновника, укравшего 750 млн ради должности в мэрии Москвы
Россия
Meta обновила дизайн мобильной версии соцсети Facebook
Санкт-Петербург
Преподавателя Факультета свободных наук СПбГУ арестовали и депортировали из России
Россия
Суд в Москве не разрешил «другу Путина» Тимченко стать поручителем в деле Магомедова
Россия
Дело Андрея Пивоварова, возможно, пропало
Россия
Против новосибирского полицейского завели дело о халатности из-за убийства в знак мести
Санкт-Петербург
Петербургских феминисток задержали после звонка Тимура Булатова
Россия
Мишустин исключил из комиссии по МСП своего помощника, экс-главу ФАС Артемьева
Россия
РФПИ смогут создать вакцину «Спутник-Омикрон» против нового штамма к февралю
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.