Министр финансов Челябинской области рассказал, сколько стоит пандемия и на чем экономил регион

«Мы готовились к дефициту в ₽45 млрд»

Министр финансов Челябинской области рассказал, сколько стоит пандемия и на чем экономил регион

В министерстве финансов Челябинской области подведены официальные итоги 2020 года — самого непростого и непредсказуемого за последние несколько десятилетий. Как отразилась на наполнении бюджетов пандемия COVID-19, к чему готовились власти и с чем столкнулись в реальности, на чем экономили, от чего отказались, а также чего ждут от 2021 года, Znak.com рассказал министр финансов Челябинской области Андрей Пшеницын.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Прогнозы и реальность

— Андрей Вадимович, давайте начнем с итогов года. В декабре 2020-го вы говорили, что доходы областного бюджета обгоняют прогноз. Оправдались ли эти ожидания? На сколько и за счет каких налогов это произошло?

— Тут следует обозначить несколько периодов: когда мы в 2019 году только планировали год, когда он начинался, когда весной была объявлена пандемия и когда осенью мы к ней привыкли. Всегда были разные ожидания. Весной, когда пандемия бушевала, наметились определенные тенденции, стало понятно, к чему приведут кризис и дополнительные меры поддержки с точки зрения исполнения бюджета, у нас были очень пессимистичные прогнозы. Мы планировали, что недополучим из 139 млрд рублей собственных доходов порядка 27 млрд рублей. Но в дальнейшем ситуация стала выравниваться, мы поняли, что таких недополученных доходов не будет. В итоге областной бюджет недополучил порядка 12 млрд рублей. Это достаточно много, но лучше, чем мы планировали весной исходя из той тенденции, которая начинала складываться.

— За счет чего удалось избежать такого падения?

— Заработала экономика, в результате увеличилось поступление налогов на прибыль организаций и на доходы физических лиц. Меры, которые принимались по поддержке малого и среднего бизнеса, сыграли свою роль. Приведу несколько примеров. Уточняя прогноз весной 2020 года, мы планировали по упрощенной системе налогообложения получить порядка 6 млрд рублей в консолидированный бюджет области, а получили 9 млрд. По налогу на вмененный доход получили почти 900 млн рублей. Это на 20% больше, чем предполагалось.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Уже известно, с какими показателями регион закончил 2020 год?

— Да, итоги подведены. Доходы консолидированного бюджета составили 239,6 млрд рублей с ростом на 11% к 2019 году и снижением почти на 5% к плану. Расходы по сравнению с 2019 годом выросли почти на четверть, но по сравнению с планом уменьшились на те же 5% и составили 267,9 млрд рублей.

Глава челябинского минфина — о «дырах» в бюджете, цене пандемии и заемных средствах

При этом значительно увеличилась финансовая помощь со стороны федерального центра. Всего в регион поступило около 70 млрд рублей, что почти в два раза больше, чем было годом ранее. В результате работы с федеральными органами власти область дополнительно получила 30,5 млрд рублей. Нам компенсировали часть выпадающих доходов, перечислив тремя траншами 8,3 млрд рублей. Выделили 11,8 млрд рублей на борьбу с пандемией. Более 10 млрд рублей направлены на другие целевые расходы, среди которых, например, выплаты для детей с трех до семи лет, поддержка дорожного хозяйства, ликвидация несанкционированных свалок, вознаграждение за классное руководство.

В результате дефицит областного бюджета составил 29,5 млрд рублей. Это больше, чем мы планировали при формировании бюджета на 2020 год, но весной мы готовились к тому, что дефицит, по самым пессимистичным ожиданиям, может составить (страшно представить!) порядка 45 млрд рублей.

— Как удалось покрыть такой дефицит бюджета?

— Почти половину — за счет собственных остатков в размере 17,2 млрд рублей. Плюс удалось привлечь бюджетный кредит на сумму 5,3 млрд рублей. Несмотря на то, что мы подготовили три выпуска облигаций на общую сумму 23 млрд, сделали только один выпуск и привлекли 7 млрд. Кредитные линии в прошлом году не использовали, хотя они тоже были подготовлены.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— В декабре прошлого года вы обещали в начале 2021-го назвать сумму, в которую региону обошлась пандемия.

— Пандемия в целом обошлась в 21,4 млрд рублей. Из них 11,8 млрд, как я уже говорил, это целевая помощь федерального бюджета, 9,6 млрд — собственные средства, которые мы мобилизовали. Основная часть расходов прошла по линии министерства здравоохранения — почти 12,4 млрд рублей. Самые крупные траты пришлись на стимулирование медработников и дополнительные выплаты — почти 6,6 млрд рублей. На расходы медицинского характера (оказание медицинской помощи, пункты временного размещения, приобретение основных средств медицинского характера, проведение ремонтных работ) было направлено 4,2 млрд рублей. На профилактику и снижение рисков распространения коронавируса (тест-системы, предоставление гостиничных номеров медработникам, питание медработников госпитальных учреждений, обучение) ушло 1,6 млрд рублей. Также регион направил 3,7 млрд рублей на снижение напряженности на рынке труда и решение проблем, связанных с безработицей. Не стоит забывать про строительство новой инфекционной больницы в Малой Сосновке, которое обошлось в 2,4 млрд рублей.

«Искать деньги приходилось постоянно»

— В прошлом году губернатор ставил подчиненным задачу максимально сократить неприоритетные расходы. Сколько удалось сэкономить?

— Действительно, такую задачу губернатор поставил перед всеми органами власти. Мы совместно с министерствами и ведомствами проводили инвентаризацию запланированных расходов на предмет их приоритетности. Вообще это очень сложное и неблагодарное дело. Можно было, если 27 млрд рублей планируем недополучить, на эту сумму сразу срезать объем выделяемых средств. И такие разговоры ходили, кто-то говорил, что это приведет к ужасным последствиям. Мы не стали этого делать, а с колес следили за ситуацией. Первые изменения в бюджет внесли уже весной, нашли порядка 900 млн рублей, чтобы направить их на борьбу с пандемией. Работали с коллегами в еженедельном режиме, мониторили расходы на предмет первоочередности. Это касалось в том числе расходов на закупку товаров, работ и услуг. 

Постоянно нарастала потребность в средствах на пандемию, мы вынуждены были искать деньги, что-то заменять, от чего-то отказываться. Отраслевым министерствам приходилось на ходу планы менять.

Постоянно велась работа с федеральными ведомствами для получения дополнительной финансовой помощи, в том числе для замещения тех расходов, которые изначально были профинансированы за счет собственных средств. Например, по линии минсоца удалось восстановить затраты на выплаты детям до трех лет и детям с трех до семи лет. По линии минстроя — компенсировать затраты на строительство школы в Курчатовском районе Челябинска. По линии миндора — на строительство, реконструкцию и ремонт дорог. При этом все высвобождаемые средства тут же направлялись на финансирование приоритетных расходов, среди которых, конечно же, профилактика коронавируса и устранение экономических последствий пандемии. В итоге, если считать по году в целом, экономия составила 7,6 млрд рублей.

— Какие расходы пришлось отложить?

— Прежде всего речь идет о расходах капитального характера. В частности, это касалось спортивных объектов. Вообще, возможности для маневра были не насколько велики, чтобы можно было выбирать, откуда взять средства. Есть нацпроекты, есть поручения президента, есть социальные расходы. Остается не так много. Но ни один рубль с социальных расходов не был снят.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— В такой ситуации, наверное, трудно избежать конфликтных и острых ситуаций с коллегами из других ведомств?

— Конфликтами это не назовешь, а острые ситуации бывают всегда. В прошлом году был процесс постоянного мониторинга и планирования. Все это, конечно, проходило напряженно. Моменты были всякие, но все они рабочие.

— Поговорим про бюджет 2021 года. Вы говорили, что муниципалитеты получат от области средства в том же объеме, что и в 2020-м, но будет в 1,5 раза больше денег на дорожное строительство. При этом у муниципалитетов есть и другие проблемы. Жители Озерска, Трехгорного, Аргаяша, Верхнеуральска и других территорий жалуются на серьезные проблемы с общественным транспортом, где-то его просто нет. Рассматривалась ли эта тема, когда обсуждались межбюджетные трансферты?

— У муниципалитетов много животрепещущих тем, на которые требуются деньги. Все эти вопросы изучаются, расставляются приоритеты. При этом именно со стороны местных властей виден не всегда конструктивный подход.

Давайте посмотрим итоги исполнения муниципальных бюджетов: у них собственные доходы выросли к предыдущему году на 4%, а к первоначальному плану — на 8%. У областного же бюджета, напротив, собственные доходы упали на 6 и 9%, соответственно.

— С чем это связано?

— Разная налоговая база. Они получают в казну подоходный налог, налоги малого бизнеса. У нас главный налог — налог на прибыль, который упал. Местные бюджеты на профилактику и устранение последствий пандемии получили от области почти 3,9 млрд рублей, из которых 605 млн — это дотации на сбалансированность, то есть компенсация выпадающих доходов территорий.

Вдобавок к этому муниципалитеты, как и мы, планируют бюджеты очень консервативно. Согласитесь, лучше меньше запланировать и больше получить, чем наоборот. Поэтому у них рост по сравнению с планами на 8%. Как бы то ни было, мы видим, что пандемия на доходах муниципалитетов отразилась меньше, чем на областном бюджете.

При этом некоторые муниципалитеты хитрят, направляя имеющиеся у них средства не на первоочередные нужды, а потом, когда встает вопрос о том же транспорте, обращаются за помощью к области. Даже такие ситуации, как ежегодные подтопления в одних и тех же местах, они не планируют. Средства в бюджеты не закладывают, хотя это случается из года в год. Но проще же у области попросить!

У нас есть управление межбюджетных отношений, которое постоянно мониторит состояние бюджетов муниципальных образований. Допустим, кто-то обращается за финансовой помощью, но при этом у них есть остатки, не включенные в бюджет на 1 января. На это они отвечают: «А мы эти деньги на другое направим». Но если у муниципалитета есть первоочередная проблема, почему не направить средства туда, а потом уже обращаться за помощью? «Ну, вы же потом не дадите», — говорят…

Или, например, мы смотрим тенденцию поступления доходов муниципального образования и видим, что они — доходы — идут опережающими темпами. Значит, территория получит дополнительные деньги. В подобных случаях, когда речь идет об областном бюджете, мы вносим изменения, увеличиваем доходную часть. Но муниципалитеты так не делают, предпочитают просить у области, а допдоходы приберечь. И вот результат: например, по итогам 2020 года остатки на счетах муниципалитетов составили 5 млрд рублей. И все территории, которые вы упомянули, тоже имеют такие остатки.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Возможно, есть какие-то ограничения, как их распределять?

— Ограничений нет. Муниципалитеты вполне могут включить эти средства в бюджеты и направить на расходы. Такими приемами пользуются не все, но есть те, кто постоянно пытается вырвать средства у области. Но сейчас вообще не то время, чтобы пытаться что-то вырвать.

Поэтому то, о чем мы сейчас говорим, это больше вопрос приоритетов и умения местных властей отстоять собственную позицию, убедить профильные министерства и ведомства, в чьей компетенции находятся конкретные болевые точки, что проблему нужно решать здесь и сейчас, не откладывая. Вместе они могут разобраться, где правда плохо и без поддержки области не обойтись, а где и собственных сил хватит.

— Какие у вас ожидания по поводу 2021 года?

— Пока на уровне формирования бюджета. Прошло еще мало времени. Думаю, по итогам квартала можно будет делать какие-то прогнозы. Появится понимание, идем мы в плане, который наметили, либо выбиваемся в ту или иную сторону.

«Зарплаты отправляли по субботам и воскресеньям»

— Вы много лет работаете на госслужбе, пережили много экономических кризисов. Можете припомнить похожие ситуации? Или прошлый год был уникальным?

— Кризисы я застал на госслужбе в 1998, 2008 и 2014 годах. Все они были похожи. В эти периоды бюджетная система начинает строжайше планировать свои расходы. Еженедельно анализируется, сколько обязательств может принять на себя бюджет, сколько денег мы сможем выплатить. Всегда готовимся выстраивать очередность трат, если потребность в деньгах будет больше. В кризис приходится ужиматься в расходах, контролировать поступление доходов. В прошлом году уникальность ситуации была в том, что расходы при падающих доходах постоянно росли, причем ощутимыми темпами. Приходилось много перераспределять.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Как ваше ведомство пережило этот период?

— У нас сотрудники дисциплинированные, и я жестко отнесся к этому вопросу. В нашем министерстве не было вспышек заболеваемости. Только единичные случаи, не связанные с работой. Если появлялся больной, сразу обрабатывали все. Маски и прочее — обязательно. На удаленный режим народ отправляли. Перестроили механизм работы.

Все документы, касающиеся пандемии, рассматривались немедленно. Их было очень много, это ломало весь привычный процесс, ведь приходилось оставлять другие задачи и заниматься этими документами. Но благодаря этому в Челябинской области не было скандалов по поводу задержек с выплатами врачам. 

Мы отправляли зарплаты по субботам, воскресеньям. Созванивались с банками, расчетно-кассовые центры которых расположены по всей стране, — они ведь должны были заработать, чтобы деньги ушли. Была большая оформительская работа. Мы регистрировали заявки на размещение по закупкам. В выходные работали. Иногда, уже уйдя домой, вновь возвращались в министерство. Обидно, если работать в таком ритме приходится не из-за чрезвычайной ситуации. А когда такое положение, все чувствовали свою ответственность.

— От ваших корпоративных, командообразующих мероприятий пришлось отказаться?

— Да. Но мы придумали, как быть с этими мероприятиями. У нас в министерстве есть система оповещения на случай ЧС. Мы ее использовали как радио, организовывали через нее все поздравления с праздниками. Целые радиопрограммы готовили! Собираться ведь нельзя. Но в такое время хочется поднять моральный дух людей. Поэтому были концерты по заявкам, викторины, поздравления. Все это звучало в течение дня, особенно громко — в обед. Радио наше называется «На одной волне с минфином». У нас много талантливых людей, которые традиционно проявляют себя при подготовке к 23 февраля и 8 марта. В этом году тоже будет поздравление — по радио, а также по видеосвязи, через нашу единую сеть.

Челябинский министр создал чат, где собираются руководители финансовых органов России

— Недавно вспоминали, что вы создавали общероссийский чат руководителей финансовых органов страны. Он продолжает функционировать? Помогает в работе?

— Конечно, он всегда помогал и помогает. Мы мгновенно делимся опытом с коллегами по всей России. Те, кто посетил федеральный Минфин, сразу выкладывают оттуда новости, необходимые всем документы. Раньше мы часто встречались на различных мероприятиях, а сейчас уже начинаем забывать, кто как выглядит. Чат помогает оставаться на связи. Мы поздравляем друг друга с праздниками. Сообщество финансистов вообще очень активно. Это специалисты, которые, наверное, реже всего меняются в субъектах РФ. Некоторые по 30 лет работают руководителями.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— А почему так, кстати? Вам лично не хотелось сменить обстановку, в Москве поработать, например?

— Всякие мысли были. В комитет экономики областной администрации я пришел в 1995 году, а в 1996-м уже размышлял. Были предложения от банков, коммерческих структур. Когда уже стал работать здесь, в минфине, звали в Москву. Но я достаточно консервативный человек, прирастаю к коллективу, не хочу расставаться, хоть и понимаю, что когда-то, наверное, придется. К тому же, пока я размышлял и взвешивал, все рассасывалось. Я думаю, это тоже знак. У нас люди по 40, 50 лет работают в министерстве. И это не один уникальный человек, который отработал столько лет, и мы об этом потом еще 15 лет говорим. Таких много. Молодежь — и та уже по 10 лет работает. Я считаю, что это много. Но когда я сам отработал 10 лет, опытные коллеги говорили: «Да ты же только пришел». Время другое было…

— Наверное, у финансистов особый склад ума.

— Не только. У нас ведь очень интересно работать. Я с 1999 года в минфине, и никогда здесь не было застоя. Все время что-то новое: нормативные акты, инструкции, подходы… Мы иногда шутим, что хочется в застое чуть-чуть пожить. В этом разница между нашим поколением и теми, кто работал в начале нулевых. Они часто на вопрос «Почему вы так делаете?» отвечали: «Потому что всегда так делали». Сейчас никто так не отвечает, потому что многое меняется каждый год.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Первый сборник стихов Маяковского продали за ₽1,3 миллиона
Россия
Елизавета II решила полностью отказаться от алкоголя
Россия
Скончалась создательница клуба «Китайский летчик Джао Да» — Ирина Паперная
Россия
К колонии во Владикавказе стянули дополнительные силы для подавления бунта
Россия
Собчак объяснила обращение в Росгвардию
Россия
Стали известны подробности бунта в исправительной колонии №1 во Владикавказе
Россия
Сунгоркин рассказал, как журналиста «КП в Беларуси» доставили из Москвы в Белоруссию
Россия
Mash: заключенные устроили бунт во Владикавказе из-за ужесточения режима в колонии
Россия
Археологи в два раза удревнили возраст Орла
Россия
Baza: около 600 заключенных устроили бунт в ИК-1 во Владикавказе
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.