Как объединить общество для изменений в стране. Правила и ошибки реформ Александра II

«Ощущение отсталости, несовременности, дикости внутренних порядков»

Как объединить общество для изменений в стране. Правила и ошибки реформ Александра II

Отмена крепостного права, создание местного самоуправления, цивилизованного суда и ответная волна политического террора — как и зачем пытался изменить страну российский император Александр II, который сам в итоге стал жертвой теракта. К годовщине убийства одного из самых великих и бесстрашных реформаторов — 13 марта 1881 года народоволец Игнатий Гриневицкий бросил бомбу в императорскую карету — мы публикуем интервью о сущности реформ полуторавековой давности давности и проводим параллели с современной Россией. На вопросы Znak.com ответил Дмитрий Травин, экономист и публицист, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Александр II запомнился как один из самых бесстрашных реформаторов, о решениях которого дискутируют до сих порKomsomolskaya Pravda / Global Look Press

«Отмена крепостного права была бюрократической, а не рыночной реформой»

— Дмитрий Яковлевич, Александр II осуществил целый «пакет» реформ: местного самоуправления, судебную, финансовую, образовательную, военную. Но все они были продиктованы главной реформой — крестьянской. Считается, что отмена крепостного права была вызвана сокрушительным проигрышем в Крымской войне отца Александра — Николая I. Как одно связано с другим?

— Та война была очень важным фактором отмены крепостного права, но дело не только в ней. У отмены крепостного права долгая история. Все началось еще во времена Екатерины II. Приехав в Россию, молодая немецкая принцесса задумалась о том, что здесь все устроено не совсем так, как в Западной Европе, и крепостное право надо отменять. Став императрицей, она попыталась, так сказать, прощупать почву. И обнаружила, что никто к отмене крепостного права не готов. В своих записках Екатерина отмечала, что буквально только несколько человек понимали, о чем идет речь. И вопрос отложила.

Сын Екатерины, Павел I, к нему не возвращался, зато внук, Александр I, взялся с энтузиазмом. Он собрал вокруг себя кружок молодых друзей, которые очень серьезно подошли к вопросу отмены крепостного права. Но и в начале XIX века ничего из этого не вышло, потому что они поняли, насколько сложен и опасен этот процесс. Был лишь принят «указ о вольных хлебопашцах», который разрешал помещикам освобождать крестьян по своему усмотрению — безвозмездно или за выкуп или трудовую повинность. Некоторые помещики, например, декабрист Михаил Лунин, воспользовались указом, но их оказалось мало. Более чем за полвека 384 хозяина освободили 250 тыс. человек, причем лишь 17 помещиков сделали это безвозмездно. Практически никто из известных в либеральном и даже радикально-революционном лагере людей 1840-50 годов не отпустил своих крестьян.

Александр IIАлександр IIGlobal Look Press

Различные проекты отмены крепостного права разрабатывались при Николае I. Он очень серьезно относился к этим проектам, ответственным за них был назначен граф Павел Дмитриевич Киселев, один из ближайших сподвижников императора. Но и на этот раз до практических результатов не дошло. И только когда Россия потерпела сокрушительное поражение в Крымской войне и стало очевидным ее отставание, общественное мнение сместилось в пользу осуществления давно обсуждавшихся реформ. Авторитет «старого режима» пошатнулся, а вместе с ним пошатнулись представления о нормальности «рабства». Кроме того, Николай скончался, к власти пришел новый, молодой, более энергичный император, который взялся за их практическое воплощение. Таким образом, понадобилось целых сто лет, чтобы реформаторские намерения и задумки властителей легли на созревшее общественное мнение.

— Чем в первую очередь была продиктована отмена крепостного права? Нравственными или экономическими соображениями?

— На этот счет есть разные точки зрения, и однозначно ответить нельзя. Но в большей степени я соглашаюсь с мнением одного из самых известных российских историков, профессора Санкт-Петербургского университета Бориса Николаевича Миронова. Он считает, что главенствующим был моральный аспект. Когда возникло массовое отношение к рабству как чему-то совершенно нетерпимому, его и отменили.

Эта точка зрения подкрепляется тем, о чем я говорил выше. Во времена Екатерины II вообще никто не понимал, что у крепостного права могут быть какие-то моральные ограничители: возможность отмены рассматривалась порой (к примеру, поэтом Сумароковым) как нелепость, которую не стоит и обсуждать. Первый яркий пример, говоривший о том, что крепостное право перестало быть нормой для значительного числа дворян, — это восстание декабристов. За свои убеждения эти люди были готовы рисковать и поплатились — кто жизнями, кто свободой. Ну, а в том поколении, которое вместе с Александром II приступило к реализации реформы, убежденность в неприемлемости крепостного права стала превалирующей.

— Какие исторические события, примеры повлияли на Александра Освободителя и его окружение?

— Во времена Екатерины в Европе — в Пруссии, Австро-Венгрии, Польше — рабство было еще широко распространено, эти большие европейские державы не сильно отличались в данном смысле от России. За океаном рабство существовало в колониях европейских стран и в только что возникших Соединенных Штатах. Не только в России — везде на крепостное право и рабовладельчество смотрели как на абсолютно нормальное положение вещей. И лишь отдельные прогрессивно мыслящие люди с этим боролись.

Процесс освобождения крестьян начался во времена Екатерины — в империи Габсбургов, продолжился во времена Александра I — в Пруссии. Поначалу у нас лишь немногие говорили о необходимости отмены крепостного права. Но поколение декабристов, освобождая Европу от Наполеона и путешествуя по ней после войны, увидело, что крепостное право сохраняется лишь в некоторых странах. К тому моменту, когда декабристы выходили на Сенатскую площадь, этот процесс находился уже в завершающей стадии. Поэтому декабристы стремились быть людьми, которые действуют в европейском духе.

Для отмены крепостного права понадобилось целых сто летДля отмены крепостного права понадобилось целых сто летGVP0 / Russian Look / Global Look Press

Еще спустя одно поколение крепостное право было запрещено в Европе повсюду, английский военно-морской флот преследовал купцов-работорговцев. И после 30-летнего царствования Николая I Россия выглядела уже явно отстающей. Это ощущение отсталости, несовременности, дикости внутренних порядков очень сильно повлияло на поколение Александра II. И в целом император двигался в сторону европеизации России и старался идти путем тех же перемен, какие происходили в западноевропейских странах.

Кстати говоря, то же самое происходит в нашей стране и в последнее столетие. Для нынешнего молодого поколения, которое выходит на протесты, авторитарный путинский режим — это откровенная архаика.

Моему поколению, которое условно можно назвать поколением Путина и Медведева, невозможно представить возвращение к административно-командной системе с Госпланом, государственными ценами, тотальным товарным дефицитом, но дефицит демократии мое поколение воспринимает достаточно спокойно. Те, кто пережил Великую Отечественную войну, — поколение моих родителей и особенно дедушек и бабушек — считали, что главное — «лишь бы не было войны». Какая уж тут свобода, нет войны — уже хорошо.

С экономической точки зрения, крепостное право еще могло существовать какое-то время. Нельзя уверенно утверждать, что во второй половине XIX века свободный труд в сельском хозяйстве был продуктивнее холопского. Но здесь было важно другое: нарождавшаяся российская промышленность нуждалась во множестве квалифицированных рабочих. Рук тех крестьян, которые уходили в город на отходные промыслы, время от времени, было недостаточно. Отмена крепостного права вела к дифференциации в сельском хозяйстве: более успешные крестьяне оставались на земле, менее успешные разорялись и уходили в город, пополняли ряды пролетариата и увеличивали численность городского населения.

— Да, по идее, освобождение крестьян должно было послужить развитию как аграрного, так и промышленного производства. Но фактически-то массового освобождения не произошло: не выкупив землю, крестьянин оставался под двойным гнетом помещика и общины. Лишь немногие обрели свободу, основная масса крестьян рассчитывалась с помещиками десятилетиями. И на протяжении всего царствования Александра II наблюдался не рост, а затяжной экономический кризис, спровоцированный проигранной Крымской войной…

— Зато при Александре III начался рост, а к началу Первой мировой войны Россия стала очень динамичной страной. В экономике часто бывает, что позитивные эффекты реформ проявляются спустя 10-15-20 лет. На нашей памяти такая же ситуация сложилась в связи с рыночными реформами Егора Гайдара. У нас многие ругают их за плохую и неправильную реализацию, при этом вспоминая «лихие 90-е». На самом деле эти реформы дали эффект уже в нулевые, в первый период, «золотой век» правления Путина. В 90-е годы бизнес не мог быстро приспособиться к быстро меняющейся ситуации, наступил так называемый трансформационный спад. А к нулевым годам бизнес адаптировался, и начался экономический рост, который к тому же поддерживался высокими ценами на нефть и девальвацией рубля после дефолта 1998 года.

Похожая картина наблюдалась и во второй половине XIX века. Сама по себе отмена крепостного права не могла привести к быстрому промышленному и экономическому росту. Должен был прийти капитал, готовый к тому, чтобы строить заводы и фабрики, люди, чтобы работать на этих заводах и фабриках, должны были прийти из деревни в город. Чтобы отважиться на инвестиции, капиталисты, особенно иностранные, должны были убедиться в том, что в России появились комфортные и безопасные условия для инвестиций. И только когда в конце XIX века состоялась денежная реформа Сергея Юльевича Витте и появился твердый золотой рубль, а в начале XX века Петр Аркадьевич Столыпин провел аграрную реформу, которая наконец освободила крестьянина от жесткой «опеки» со стороны общины, появился комплекс необходимых условий для экономического развития.

Кроме того, должна была закончится длительная депрессия в экономике западных стран. Когда сложился весь комплекс условий, иностранный капитал хлынул в Россию. Рост, начавшийся при Александре III, с небольшими перерывами продолжался вплоть до Первой мировой войны.

— Этот эффект мог бы наступить и раньше, но принципы крестьянской реформы больше соответствовали интересам помещиков, поэтому она потребовала от государства немало денег на компенсации помещикам, но фактически не дала крестьянам ни земли, ни воли. В ответ на обман ожиданий и несправедливость поднялась волна политического террора, которая в конце концов погубила самого реформатора — Александра II — и привела к заморозке преобразований. Почему он, самодержец, не мог позволить себе проигнорировать помещиков и действовать по-петровски решительно? Они тоже были способны на теракты или мятеж, переворот?

— Конечно, помещики были наиболее влиятельной группой интересов. Армейское офицерство — это в большинстве своем помещики, и в ходе вооруженного восстания декабристов они показали, что могут выйти на площадь. Другое дело, что декабристы выступали за отмену крепостного права. Но в принципе, другая часть помещиков могла бы выступить на противоположной стороне.

Петр I опирался на помещиков, на армию, на офицерство, и именно это позволило ему ударить по амбициям церкви и консервативных групп.

В дальнейшем, на протяжении практически всего XVIII века, гвардия, состоящая из элитного дворянства, регулярно давала знать, что может не только воздействовать на императоров, но и свергать, менять их.

Пример тому — трагическая судьба Петра III и его сына Павла I. Ни один из российских монархов XVIII века не создал какой-то институциональной защиты от государственного переворота. И Александр II должен был все это учитывать, это — первая причина.

Вторая представляется мне не менее важной. Дворянство составляло бОльшую часть не только офицерства, но и бюрократии, которая управляла страной и которой предстояло претворять в жизнь реформаторские проекты Александра II. Отмена крепостного права была бюрократической, а не рыночной реформой, когда можно отпустить цены, а дальше «само пойдет». Тысячи дворян должны были воспринять эту реформу как свою и не противодействовать ей. В этих условиях игнорировать позицию дворянства было невозможно. Кстати, как и в Австро-Венгрии, и в Пруссии, где отмена крепостного права также проходила с большим упором на интересы помещиков.

Так что я не думаю, что, будь на месте Александра II кто-то другой, он провел бы реформу в интересах крестьянства, а не дворянства. Александр был очень сильным реформатором и в тот момент сделал все для него возможное. Крестьяне получили землю, за которую должны были расплачиваться, и поэтому оказались в долгах. Но в конечном счете им пришлось выполнять не все свои финансовые обязательства. Государство взяло бремя выплат на себя. Таким образом, крестьяне получили и землю, и волю, хоть и с переходным периодом.

«Сначала экономические преобразования, потом — попытки политических реформ, которых побаивались»

— Годы царствования Александра II вошли в историю как период политической «оттепели». Это напоминает сценарий перестройки Михаила Горбачева: по минимуму затронуть экономические основы строя, но выпустить пар через политический «гудок». Опыт и александровских, и горбачевских реформ показал, что это ошибочный путь, который ведет либо к уходу реформатора и откату от реформ, либо к разрушению системы. Почему же эта ошибка с неизбежностью повторяется из века в век?

— Я не соглашусь с тем, что земская, судебная, университетская реформы усилили вероятность террористических актов против императора. Этих, европейских по духу и сути, реформ желали и ожидали многие. Охота террористов за императором была вызвана тем, что представители народнического движения считали реформы не слишком радикальными, а половинчатыми, и на царя смотрели как на «врага народа».

Думаю, что проблема Александра была не в том, что политика шла впереди экономики, а в том, что она отставала от экономики. Отмена крепостного права и земельная реформа — это экономика. Но конституции, парламента, правительства, ответственного перед депутатами, — того, о чем мечтали многие интеллектуалы, император так и не дал. Если бы Александр успел осуществить хотя бы часть из этих политических преобразований, это, возможно, смягчило бы агрессивность террористов.

Roman Denisov / Global Look Press

И у Горбачева была похожая ситуация. Просто уже почти все забыли, что Горбачев начинал Перестройку с экономической сферы. Я многократно замечал, что даже те, кто помнят Перестройку и последующие реформы Гайдара, забывают о горбачевско-рыжковской экономической реформе 1987–1988 годов. А ведь Горбачев попытался улучшить положение в экономике еще до всеобщих выборов 1989 года, наделив самостоятельностью государственные предприятия, узаконив кооперативы, пообещав ввести договорные цены вместо административных (правда, до последнего так и не дошло: испугались роста цен). И только когда выяснилось, что эта первоначальная экономическая реформа половинчата, недостаточна, неэффективна и вместо роста вызывает дестабилизацию, Горбачев инициировал политическую реформу, чтобы ослабить партийную бюрократию и укрепить свои личные позиции. Я полагаю, что Горбачев предполагал и дальше двигаться в области экономики, опираясь уже на демократически избранных народных депутатов. Но к этому времени экономическое положение в стране резко ухудшилось, начались конфликты в республиках и между ними, авторитет Горбачева падал, а политическую инициативу начал перехватывать Ельцин.

Одним словом, общая логика движения и у Александра II, и у Горбачева совпадала: сначала экономические преобразования, потом — попытки политических реформ, которых побаивались и поначалу нужными не считали.

Разница в том, что Горбачев успел провести свою политическую реформу и покинул власть уже в новой политической реальности, а Александр был убит в момент, когда так называемая «конституция Лорис-Меликова» была почти готова к реализации.

— В 1881 году Александр, вопреки легенде, не помышлял об отказе от самодержавия и принятии конституции. В так называемой «конституции Лорис-Меликова» речь шла лишь о некоторых самоограничениях совещательными органами из представителей земств. С вашей точки зрения, если бы Александр правил еще более-менее продолжительное время и ушел из жизни естественным образом, могли бы Романовы отказаться от самодержавия раньше 1905 года и не доводя до революции? Как бы это сказалось на дальнейшей истории России?

— Что ж, давайте пофантазируем. Александр II был на 12 лет старше австрийского императора Франца Иосифа. По большому счету, они принадлежали одному поколению. Так вот, Франц Иосиф умер 86-летним, не дожив до крушения своей империи в 1918 году всего пару лет. Так что я совершенно не исключаю того, что Александр II мог прожить и 80 лет, и 85.

Франц Иосиф осуществил земельную реформу под воздействием буржуазной революции 1848-49 годов (в тот же период революциями, кроме Австро-Венгерской империи, включая Чехию и отдельные регионы Италии, были охвачены Франция и Германия — прим. ред.). Некоторые политические реформы, создание так называемой дуалистической монархии, выравнивавшей положение Венгрии, он провел после поражения в войне с Пруссией 1866 года (очевидная параллель с поражением России в Крымской войне). Но к преклонному возрасту Франц Иосиф сделался консерватором и не стремился к серьезным реформам. И хотя в Австро-Венгрии преобразования зашли дальше, чем в России, по итогам Первой мировой войны распалась и эта империя. Можно сказать, что мы были братьями по несчастью.

Так что, возможно, что Александр II, останься он в живых и на троне, все-таки пришел бы к принятию «конституции Лорис-Меликова» и сохранил бы все свои начинания, но я не уверен, что при этом в стране случились бы новые серьезные преобразования.

— А если бы Александр обошелся без либерализма и земской демократии и ограничился бы только экономическими реформами в условиях деспотии, появились бы на свет такие революционно-террористические организации и группы, как «Земля и воля», народовольцы, нечаевцы? Оборвались бы тогда реформы убийством царя?

— Думаю, что появились бы. База для формирования революционного движения возникла еще до отмены крепостного права. Это было целое поколение разночинцев, интеллектуалов, поучившихся или недоучившихся в университетах, неудовлетворенные недостаточным, с их точки зрения, демократизмом александровских реформ и желавшие еще больших, радикальных перемен. Они не входили в состав бюрократии, воплощавшей реформы, но, будучи политически активными, видели свою роль в том, чтобы давить на бюрократию — посредством террористических действий или публицистики и салонных бесед, настраивая умы своих читателей и слушателей.

Наверное, если бы Александр II не попытался ввести гласность, не смягчил цензуру, этим людям было бы сложнее. Но они все равно пробились бы. Террористическое движение держалось не на цензурных смягчениях, а на очень небольшом числе агрессивных группировок, причем не только из-за российских земельных проблем, а еще и из-за национальных. Второе покушение, после подавления польского восстания в 1864 году (восстание имело целью освобождение от России и восстановление независимости — прим. ред.), было совершено поляком Антоном Березовским.

— И во сне не представить, чтобы Александр пошел навстречу требованиям народовольцев, упразднил самодержавие, ввел всеобщее избирательное право, осуществил социалистическое обобществление собственности. Для своего времени это были фантазеры и фанатики.

— У замечательного советского писателя Юрия Трифонова есть роман о народовольцах — «Нетерпение», он был издан в книжной серии «Пламенные революционеры». Хотя в советское время написать и издать такой роман было сложно. Трифонов написал свой роман гораздо лучше и честнее, чем другие авторы этой серии. Он показал нетерпение, неистовство, с которым народовольцы стремились к осуществлению радикальных перемен.

«Деятельность революционеров он воспринимал как угрозу империи»

— После смерти отца Александр III на удивление быстро, буквально в день убийства, заявил об отказе от реформ и впоследствии ликвидировал многое из реформаторского наследия Александра II — в местном самоуправлении, в судебной и образовательной сферах. Низшим сословиям закрыли доступ в гимназии, ограничили их участие в земствах, университеты утратили автономию, обострилась цензура. Как вы думаете, Александр Александрович действовал под влиянием воспоминаний об обстоятельствах смерти отца или уже к этому моменту сформировался убежденным консерватором?

— Прежде всего я хотел бы отметить очень важный момент: даже Александр III и его имперская бюрократия и речи не вели об отказе от отмены крепостного права. Так что главные преобразования своего отца Александр III оставил в силе. Поэтому я бы говорил не о консервативном повороте, а только о консервативном торможении. Затем, при Николае II, реформы, движение вперед продолжились: в 1905 году царь издал манифест, которым был учрежден парламент — Государственная Дума, хотя добиться правительства, ответственного перед парламентом, а не перед царем, общественность так и не смогла.

— Но манифест был выпущен совсем не по доброй воле Николая, а исключительно под давлением Первой русской революции.

— По доброй воле действуют великие реформаторы, к которым, несомненно, относится Александр II. Таких в истории немного. Как правило, преобразования происходили и происходят под давлением. Похожим образом они осуществлялись во Франции: в течение почти столетия, с Великой французской революции 1789 года до революции 1870-го (окончательно низложившей монархию — прим. ред.), общество то продвигалось вперед, то «нажимало на тормоза» и отступало. В течение этого периода во Франции свершилось четыре революции. Это движение снизу сильно стимулировало и короля Луи Филиппа, и императора Наполеона III осуществлять перемены. То есть события в России очень напоминали то, что происходило в некоторых западноевропейских странах.

Великая французская революцияВеликая французская революцияGlobal Look Press

Если говорить непосредственно об Александре III, то на него, я думаю, подействовали разные факторы. Его не готовили к престолу. К престолу готовили его старшего брата Николая — одаренного от природы, прекрасно образованного и, вполне возможно, способного на продолжение реформаторской политики великого отца. Но Николай умер в молодом возрасте. Александр Александрович, по имеющимся мемуарным оценкам (недавно у нас в Петербурге Пушкинский фонд выпустил большой сборник воспоминаний об Александре III), был не семи пядей во лбу. Он старался учиться, но учение давалось ему нелегко: он был неусидчивым, явно не склонным к интеллектуальной деятельности. При этом добрым и доброжелательным, очень любившим свою семью. Человек был в общем достойный, только это не были достоинства великого правителя.

Добавьте огромное влияние [обер-прокурора, лидера российских консерваторов-охранителей] Константина Победоносцева — человека, бесспорно, талантливого, обладавшего умением подавлять своими убеждениями хоть и физически крепкого, двухметрового, страшного в гневе, но слабохарактерного Александра. К тому же на престол Александр III взошел неожиданно. Если бы отца не убили и он правил бы еще лет 15-20, что, повторяю, было вполне возможно, Александр Александрович встал бы во главе империи более подготовленным. А может быть, трон перешел бы сразу внуку, Николаю II, поскольку Александр III умер сравнительно молодым, не дожив до 50 лет. В истории бывало и не такое: французский король Людовик XIV, знаменитый «король-солнце», который правил больше 70 лет, передал трон правнуку.

Наконец, на характер Александра Александровича наложились впечатления от зверского убийства отца. Деятельность революционеров он, конечно же, воспринимал как угрозу империи. Все это вместе и склонило его к торможению реформ.

«Когда страна модернизируется, всплывает столько противоречий, что вероятность открытых конфликтов резко повышается»

— Однако через 20 лет, уже при Николае II, политическая пружина все равно разжалась в виде Первой русской революции. И повторился цикл «революция-реформы-реакция-революция», но на сей раз уже смертельная для царизма. Потом этот цикл повторился при Горбачеве и Ельцине (правда, в виде не столько «народной», сколько номенклатурной революции). Дмитрий Яковлевич, есть ли в истории примеры стран и правителей, которым удавалось избежать соблазна «заморозки» после «оттепели», повторения этого проклятого цикла, аккуратно и успешно довести реформы до конца и без революций?

— Могла бы Россия обойтись без революций? Теоретически могла. В отличие от марксистов, я не усматриваю какого-то исторического закона, по которому революции должны происходить обязательно и в любой стране. С другой стороны, а многим ли странам Европы удалось избежать революции? Англия, Франция, Германия, Италия и центральноевропейские страны, некогда входившие в Австро-Венгерскую империю, Испания — все они пережили хотя бы одну-две, а то и множество революций. Без крупных, разрушительных революции и гражданских войн обошлись разве что Дания, Швеция, Норвегия и еще считанные страны. Хватит пальцев одной руки. Скандинавские страны скорее исключение из европейской практики, чем отражение общей картины.

Global Look Press

Революции почти повсеместно возникают в ходе кардинальных демократических перемен. В мозгах моего поколения застрял стереотип, что революция — это плохо, а модернизация — хорошо. А в представлениях наших дедушек и бабушек революция — это, наоборот, хорошо и правильно, а модернизация — что-то несущественное. Борис Николаевич Миронов в книге «Российская модернизация и революция», которую он недавно закончил, показал, что это связанные друг с другом явления: когда страна модернизируется, всплывает столько противоречий, что вероятность открытых конфликтов резко повышается. Сам Борис Николаевич считает, что российская революция 1917 года не была неизбежной. Я же выказываюсь радикальнее, полагая, что в таком случае она бы, скорее всего, разразилась позже. Возможно, на рубеже 1920-30-х годов, когда Великая депрессия серьезно ударила по экономике многих стран и наверняка затронула бы и Россию.

— А еще о каких законах модернизации можно сказать, опираясь на пример реформ Александра II?

— Модернизация — это долгий процесс адаптации к новым «правилам» и условиям, который растягивается на несколько поколений. Жизни одного поколения на адаптацию к тем колоссальным переменам, которые происходят в ходе модернизации, не хватает. Наиболее образованная, мобильная часть общества адаптируется успешно, менее образованная, менее подготовленная — проваливается, потому что или не понимает ни причин, ни сути перемен, или понимает, но оказывается проигравшей стороной. Проигравшие переходят в лагерь противников преобразований, сопротивляются им и тормозят их. Поэтому модернизация занимает целые десятилетия, если не столетия. При этом каждое следующее поколение предлагает свои реформы, может быть, частичные и локальные, но все равно продолжающие и развивающие реформы предыдущих поколений. Такая растянутость — объективно необходимое условие исторических трансформаций.

Поэтому я советую не думать о России как о самой несчастной стране, не впадать во фрустрацию и посыпать голову пеплом. Путь России в общих чертах повторяет путь других стран (хотя, конечно, у каждой из них — свои особенности и своя история). И тем, кто хочет, чтобы это путь был пройден быстрее и безболезненнее, мне не остается ничего, кроме как сказать: ну извините, как есть, так и есть.

— В таком случае, каких ошибок, которые были допущены предыдущими реформаторами, вы посоветуете не повторять?

— По моему мнению, нужно избегать двух крайностей, которые присутствуют в реформаторской демагогии. Во-первых, говорят, что в ходе гайдаровских реформ их авторы наивно полагали, что стихия рынка сама все расставит по своим местам, и совершенно не заботились о государственном регулировании экономики. Это не так. В ходе гайдаровских реформ было допущено не так уж много ошибок, и Егор Гайдар сам перечислял их (после отставки Гайдар подвергал критике недостаточное внимание своего правительства к вопросам партийного строительства и разъяснительной работе с населением, недостаточно либеральную программу приватизации и такие же цены на топливно-энергетические ресурсы, сложную систему валютного регулирования, ошибки в налоговой системе и внешнеэкономическом регулировании — прим. ред.). 

Но так или иначе, в тех условиях нельзя было действовать менее радикально, откладывать и ждать, пока государство подстелит соломку абсолютно под всех. Болезненность реформ — это их неизбежное свойство. Но откладывание реформ только усугубляет их болезненность.

В то же время я не согласен с теми, кто говорит, что можно и нужно проводить радикальные экономические реформы, не обращая внимания на разные группы интересов, которые могут выступить против этих реформ. Реформатор обязательно должен уметь договариваться со всеми и, пользуясь этим умением, формировать коалицию ориентированного на реформы большинства, на которую можно опираться. Когда большинство находится в оппозиции, реформаторскому меньшинству гораздо сложнее.

Александру II это, бесспорно, удалось. Он хотя бы на короткое время сумел консолидировать силы общества для масштабных реформ. И это в сложнейшей ситуации. Однако устранить все недовольные меньшинства было невозможно, и он погиб от рук террористов. Хотя, если бы он укрывал себя, как советские и нынешние правители, высоким забором, то, возможно, выжил бы. Но он был феноменально смелым человеком. Перенося покушение за покушением, каждый раз понимая, что будет следующее, он продолжал жить как привык — бесстрашно и деятельно.

Поддержи независимую журналистику

руб.
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Санкт-Петербург
В Ленобласти заметили волков рядом с жилыми домами. Хищников разрешили отстреливать
Россия
Депутат Мария Бутина просит РКН и Генпрокуратуру проверить организацию «Сорок сороков»
Санкт-Петербург
Письма Хованского из СИЗО подвергнут более тщательным проверкам
Россия
Фильм Навального про дворец Путина стал самым популярным в русском YouTube в 2021 году
Россия
Священник потребовал возбудить дело об оскорблении чувств верующих на Сергея Шойгу
Россия
Соловьев, Киселев, Шейнин: путеводитель по опасным местам российского ТВ
Россия
В России выявлены первые случаи заражения омикрон-штаммом коронавируса
Россия
В России назвали лучшие юридические фирмы в рамках рейтинга «Право.ru-300»
Россия
В Кремле озвучили детали предстоящих переговоров Путина и Байдена
Россия
«Агентство» подвело итоги репрессий к 10-летию Болотной. Статистика неутешительная
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.