Сотрудник полицейского полка Кадырова рассказал «Новой газете» о пытках и казнях в Чечне

«Били шлангами, пытали током. Кроме криков, ничего не слышишь»

Сотрудник полицейского полка Кадырова рассказал «Новой газете» о пытках и казнях в Чечне

«Новая газета» опубликовала материал, в котором бывший старший сержант полка ППС имени Ахмата Кадырова Сулейман Гезмахмаев рассказал о казнях и пытках в Чеченской республике. Ему самому пришлось бежать из Чечни. 

Znak.com

Сулейман Гезмахмаев принимал участие в специальных мероприятиях по задержанию сотен жителей Чечни в декабре 2016 и январе 2017 годов. Он охранял в подвале спортзала полка имени Кадырова минимум 56 задержанных. При этом бывший сотрудник чеченской полиции сообщил об обстоятельствах убийства по меньшей мере 13 человек из «списка казненных», произошедшего на территории полка.

В подвальном помещении полка ППС имени Кадырова в потолки комнат были вмонтированы крюки, на которых задержанных подвешивали вниз головой, а потом «макали» в бочку с водой, пока они не начинали биться в конвульсиях.

«Я видел много задержанных в полку. По наркоте, по НВФ (участие в незаконных вооруженных формированиях). Все они, разумеется, были задержаны незаконно. <…> В 2016 году было очень много задержанных из сел Беной и Ойсхара. Все задержанные обвинялись в подготовке покушения на Кадырова: тогда в его резиденции в Беное заложили взрывчатку. <…> Я точно знаю, что минимум двое из этих задержанных мертвы. Одному отбили почки, он умер в Джалке. Второго звали Умар. <…> Умара забили до смерти и похоронили тайно недалеко от полка. Я знаю место», — рассказал Гезмахмаев.

Также он вспомнил о массовых задержаниях в начале 2017 года, которые начались с неудачной попытки чеченских силовиков задержать членов группы Узум-Хажи Мадаева (был осужден в 2004 году на 12,5 года как боевик и после освобождения вернулся в Чечню) по их месту жительства в Шали и Курчалое. 

Чеченский блогер, критикующий Кадырова, рассказал о покушении на своего брата в Германии

«Как я понял, ФСБ следила за Узум-Хажи Мадаевым и его контактами. Полного списка людей, подлежащих задержанию, изначально не было. Фээсбэшники и опера представляли данные первых задержанных, они под пытками сдавали кого-то, те — еще и еще, — сообщил бывший полицейский. — У нас в полку заведено так: когда даже одного человека поймали, мы уже готовимся к выездам. Потому что даже если человек невиновен, он должен сдать кого-то, и мы поедем на задержания тех, кого он назвал. За неделю мы доставили в полк 56 задержанных, многие из них впервые друг друга увидели только в нашем подвале. Потом к нам в полк привезли еще четырех человек».

У всех задержанных забирали телефоны, а также забирали телефоны их родственников в ходе обысков во время задержаний. «Кроме оперов полка, задержанных опрашивали фээсбэшники. <…> Они проводили допросы задержанных после их „обработки“. Сами не били. „Обработкой“ занимались сотрудники полка и опера. Опера были наши, СОБРа „Терек“ и районных отделов полиции. <…> Задержанных избивали сразу, как спускали в подвал,  — вспоминает Сулейман Гезмахмаев. — 

Били в основном полипропиленовыми шлангами, по ногам и по другим частям тела, кроме лица, так как их фотографировали для ориентировки. <…> Всех задержанных при поступлении пытали током.

Использовали полевой телефон, но если задержанный молчал, то брали провод: на одном конце клеммы, на другом — вилка. Ее вставляли прямо в розетку. После этого задержанных передавали фээсбэшникам».

По словам бывшего силовика, задержанных почти не кормили, в результате многие не могли ходить, падали. Спали они на голом полу, подложив под себя свою одежду и обувь.

«Дежурили мы по двое: четыре часа смена, четыре — отдых, потом опять возвращаешься в подвал и, кроме криков, ничего не слышишь. Там постоянно задержанных допрашивали и пытали. В одной из камер в нашу смену задержанный Абдулвахид Джабихаджиев пытался вскрыть себе вены. Он сломал краник на батарее и об острые металлические края порезал запястья», — рассказал Сулейман Гезмахмаев.

По его данным, среди задержанных были 13 «амиров» — якобы командиров боевиков. «Я хорошо помню Имрана Дасаева, Махму Мускиева, Аюба Цикмаева, Сайд-Рамзана Абдулкеримова, Ахмеда Тучаева, Муслима Шепиева… Их всех убили. Только Имрана Дасаева оставили живым», — уточняет экс-силовик, причем Имрана Дасаева привезли в отдел полиции с простреленной ногой — вскоре после того, как его показали Рамзану Кадырову в резиденции.  

Сулейман Гезмахмаев заявил, что всех «амиров» спустили на казнь в подвал спортивного зала одной из казарм полка. Они стояли вдоль стен на коленях, их руки были за спиной в наручниках. На казни, утверждает бывший силовик, присутствовал глава администрации Шалинского района Турпал-Али Ибрагимов. Задержанных заводили в вентиляционную комнату и убивали — кого-то задушили, кого-то застрелили. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Насколько и почему подорожает сотовая связь и когда в РФ начнется массовое развитие 5G
Россия
ЕС выразил беспокойство из-за задержания главреда «Важных историй» Романа Анина
Россия
РПЦ выступила против интервью Собчак со «скопинским маньяком»: «Его не следует показывать»
Россия
Песков считает, что Путин в послании озвучит меры поддержки экономики и соцсферы
Россия
Полиция на Ямале передала депортированного из Франции Гадаева чеченским силовикам
Россия
NYT поставил Россию на первое место по избыточной смертности во время пандемии
Санкт-Петербург
В Санкт-Петербурге ученик устроил стрельбу в школьной раздевалке
Россия
Фильмы-расследования Алексея Навального получили премию «Белый слон»
Россия
Глава Гидрометцентра рассказал о температурных аномалиях в апреле
Россия
Хакеры выложили в сеть данные 1,3 млн пользователей Clubhouse
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.