Глава штаба Навального в Кургане — о своем уголовном деле и о том, как на его глазах в спецприемнике умирал человек

«На зоне у нас будет большой почет и уважение»

Глава штаба Навального в Кургане — о своем уголовном деле и о том, как на его глазах в спецприемнике умирал человек

Сегодня в Кургане после 60 суток административного ареста вышел координатор местного штаба Навального — Алексей Шварц. В спецприемник он попал 23 января — в день первой несанкционированной акции в поддержку Алексея Навального. Тогда приговор ему выносили в отделе полиции по скайпу. В интервью Znak.com он рассказал о том, как к нему подсаживали рецидивистов, как на его глаза умирал человек, о своем уголовном деле, о новом расследовании и о том, почему на «черных» зонах он или Навальный могли бы стать смотрящими.

предоставлено курганским штабом Навального

— Как прошло ваше заключение? Какие нарушения были, как к вам относились сотрудники изолятора?

— Я сидел в двухместной камере, там вонища была жуткая, потому что туалет — это просто дыра в полу. Мы ее затыкали, как могли. Еда — очень скудный рацион, каждые четыре дня повторяется меню, мяса вообще почти нет, все несоленое.

Мне свозили такой контингент — в основном сидевшие люди, которые 10–15 лет своей жизни оставили за решеткой. Первый мой сокамерник сидел за изнасилование и убийство старушки. Всего у меня было девять сокамерников. Мы нормально общались, им нравится моя деятельность, некоторые из них про меня слышали, я им рассказывал про уран.

Самое интересное было с персоналом. Персонал меня узнал, говорят: «Алексей, мы тебя читаем, ты молодец». Их волнует уран (в последний год курганский штаб Навального активно занимается освещением темы добычи урана в Зауралье и тем, какой вред это может нанести экологии. — Znak.com), говорят, нам здесь жить, давай, удачи. Они даже к референдуму готовы присоединиться (в прошлом году штаб объявил, что будет готовить документ в облизбирком о проведении в регионе референдума по добыче урана. — Znak.com), переживали, когда уголовное дело возбудили (в отношении Алексея Шварца возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 138 УК РФ («Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений»), основанием для которого стал видеоролик о голосовании за поправки в Конституцию. — Znak.com).

Но кроме начальницы. Когда она вышла из отпуска, она начала усложнять мне жизнь и строить козни. Первые 30 дней ко мне вообще никого не пускали. Когда пустили адвокатов, даже брали с защитников расписку, что они приехали оказывать мне юридическую помощь, не разрешали сидеть на одной скамейке.

Вот, например, история с чаем. 

Я слышу и вижу, как передается из камеры в камеру чай, зэки там чифирят, я спросил у дежурных, мне тоже нужен чай, воду я на батарее согрею. А мне его не дают: начальница пришла и говорит, что я могу его использовать как оружие. 

И это не единичный случай. 

Я там стал заниматься спортом и сделал себе эспандеры из пищевой пленки — наминал шарики, а у меня их воровали утром и говорили, что я могу использовать их в качестве оружия и метать в заключенных. 

Еще я пытался себе сплести ремень. Ремень у меня отобрали, а брюки спадают, и я стал плести себе шнурок из влажных салфеток. Они стучат, говорят: «Алексей убери канат, дежурный паникует».

У меня был изъят телефон, у него вырвана кнопка включения, а я почему-то в соцсетях сижу — в «Одноклассниках» и «ВКонтакте» я был в феврале в сети, хотя у меня двухфакторка стоит, только я мог зайти с телефона, но телефон был изъят, телефон даже не включен. Сейчас я еще буду разбираться, выяснять, как такое было возможно… 

— Что было самое тяжелое за эти 60 суток?

— Самым тяжелым было, когда в одной камере со мной умирал человек. Его ко мне заселили после того человека, который отсидел за изнасилование и убийство старушки. Заводят старика, он хромает, у него обморожены ноги. Он в новогодние праздники шел пьяный, уснул в сугробе и отморозил ноги. И его задержали даже не когда он был пьяный, а за шаткую походку, а он так ходит, потому что у него ноги болят. Дали семь суток административного ареста. 

И вот в камере у него все выше и выше черная паутина по ногам пошла, уже выше бедер поднялась. Он уже от боли начал бредить, одни и те же истории рассказывал шесть раз подряд, он ночью не спал — орал от боли. Пришла медсестра и говорит: «Не вижу ничего экстраординарного, и это не мой профиль, я могу только перебинтовать, и все». А у него просто висит пятка, как колпачок, как дверца, ногти вылазят, отваливаются уже, синие пальцы. Он не мог ходить в туалет, писал в ведро, выливал, а потом просто уже стал под себя ходить…

Я полицейским говорю: «Он умирает, он бредит! Вы что, не видите?» Они его увезли на ампутацию, но обратно привезли, потому что в больнице сказали, что, извините, все больницы в городе заняты, вот приедет к себе в район — он из Варгашей, — там в районной больнице и ампутируют. И его привезли обратно досиживать свой срок, еще оставшиеся два дня.

Потом его выпустили. Дали справку, и вперед. Я уже не знаю, что с ним стало и жив ли он еще. 

— За что все-таки была вторая административка, после которой вам дали еще 30 суток ареста? По какому факту был составлен протокол? Раньше была известна только статья, которая совпадала со статьей по первой адмиинистративке.

— Это была административка по вовлечению на митинги несовершеннолетних, а именно девочки Пережегиной Дарьи. Она мне совершенно не знакома. И главное, ее задержали даже не на митинге, а просто на улице. Вменялось то, что она находилась в общественном месте без сопровождения родителей (в Курганской области до недавнего времени в рамках антикоронавирусных мер действовало решение регионального оперштаба, согласно которому несовершеннолетние не могут находиться на улице без сопровождения взрослых. — Znak.com).

Протокол был составлен на нее, хотя по идее должен быть составлен на ее родителей. Это их зона ответственности, а нарушение вменяют мне. 

— Какого числа ее задержали?

— А я не знаю, дата не указана. Ее задержали даже не площади (площадь Ленина, где проходили январские митинги в защиту Навального. — Znak.com), а у какого-то торгового центра. 

— На ваш взгляд, если бы вы были во время январских митингов на свободе, протестные акции в Кургане прошли бы по-другому? Может быть, более масштабно?

— Мне кажется, что о моей посадке знали только по публикациям, на людей это не влияет. Люди, наоборот, только разозлятся, они все равно выходят. Маршрут акций был заранее известен.

Ну а второй раз было меньше — конечно, сыграли свою роль сообщения о задержаниях, о штрафах. Конечно, это влияет. 

Хотя тут ничего страшного нет, мы помогаем обжаловать, все дела будут доведены до ЕСПЧ.  

— После первой акции практически все активисты и сторонники штаба оказались под административным арестом, был ли у вас отток активистов после январских митингов?

— Нет, я бы даже сказал, наоборот. Вот загляните в наш телеграм-канал. Когда я садился, у нас было 400 подписчиков, сейчас 1,5 тыс. Наоборот, у нас появились новые люди. Вот мне, например, люди пишут, телеграммы мне приходили. У нас очень много сторонников появилось. Очень много.

Никита Телиженко / Znak.com

— Какие плюсы и минусы вы видите после январских митингов? Что дали прошедшие акции, в частности, для Курганской области?

—Большой прирост сторонников. Произошло то же, что и в 2017 году. Новая свежая кровь пришла — молодые и активные политики.

Даже среди полицейских у нас есть сторонники. Вот я там сидел и были такие, кто подходил и говорил: «Алексей, ты молодец». А раньше такого не было.

Сейчас мы активно растем. И я бы не сказал, что в Кургане была плохая акция, в Кургане была хорошая акция, с учетом мороза. Соседние города — все миллионники, поэтому там людей больше. Но Курган очень протестный город.

И вот что меня очень удивило: вот эти зэки очень сильно оппозиционно настроены, они Путина ненавидят, ненавидят полицейскую всю эту систему. И вот этот насильник-убийца говорит мне, а мы почему вот на зону, от хорошей жизни, что ли, пошли. То есть они вот сейчас все отсидевшие, у них надзор по 8 лет, им нельзя ни на митинги ходить, ни в бары, ни в рестораны, ни в кино, только дом —участковый — работа. А на работу их никто не берет. И полицейские их пытали, они много страшного рассказывали, как их пытали на зоне, ломали…

Был еще один зэк, Михаил Шуплецов, он сидел 17 лет, еще с малолетки, он воровал у бабушек алюминиевые тросточки и сдавал их в приемники. Он говорил, что если и я, в частности, на зону пойду, ко мне уважительно будут относиться, даже смотрящим могут сделать, потому что, говорит он мне, вы вежливый, сдержанный и все доходчиво объясняете. 

Он говорит, что поэтому Алексея Навального и посадили в «красную» зону, где, как он выразился, «рулят одни мусора», где нет вот этой АУЕ-системы (запрещена на территории РФ). И вот я или Навальный, по его словам, если попадем на зону, где не правят «дубаки», у нас будет большой почет и уважение.

— Будут ли готовиться новые акции, независимо от того, будут ли установки из федерального штаба?

— Я пока только включаюсь в рабочий режим, но однозначно могу сказать, что будут. Во-первых, надо по моему уголовному делу разобраться, во-вторых, у меня обязательные работы, завтра мне на них уже идти (Алексей получил по решению суда 20 часов обязательных работ на осенний пикет, который он провел после отравления Алексея Навального. — Znak.com). 

А по работе впереди много всего. Референдум по урану. Я все документы сделал, но не успел их подать в избирательную комиссию. У нас готовится новое расследование. Мы идем вперед и повышаем градус нашей активности. На истерию администрации мы ответили вот таким хорошим расследованием по голосованию по поправкам в Конституцию, где уличили зама Шумкова (губернатор Курганской области Вадим Шумков. — Znak.com). 

предоставлено курганским штабом Навального
Они меня посадили на 60 суток и дали уголовку, но есть еще чем ответить. И новое расследование скоро выйдет. Ждите. 

— Тему нового расследования не анонсируете?

— Нет, не анонсируем. 

— Каковы перспективы по вашему уголовному делу? 

— Завтра мы едем с адвокатом знакомиться с материалами уголовного дела, поэтому все подробности расскажу завтра. Но, забегая вперед, скажу: оно абсурдное. Во-первых, допросы там знаете какие были. У меня спрашивали: на что вы живете, на что снимаете квартиру, где вы работаете, как зарабатываете, на какие деньги существует штаб, кто вам оказывает материальную поддержку. И это вот все вопросы, совершенно не относящиеся к сути уголовного дела, к этой статье.

Там написано: в неустановленном виде, неизвестно где, неизвестно что — Алексей Шварц опубликовал видео на «Ютубе» и в «ВКонтакте». И все. Вот и все мое уголовное дело.

Была очная ставка, свидетели, экспертиза. Завтра будем со всем этим знакомиться. 

— Оказывалось и оказывается на вас давление со стороны правоохранительных органов из-за этого уголовного дела?

— Меня постоянно возили на допросы эшники, а последние два раза меня конвоировал спецназ ФСБ! Они во всем камуфляжном, здоровые дядьки. И вот они меня доставляли на допрос в следственный комитет. Я даже могу сказать, какого числа это было: 3 марта, когда мне избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, то есть, если я соберусь на митинг, мне надо спросить разрешение у следователя.

Моим делом занимаются три следователя по особо важным дела следственного комитета, создана следственная группа. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Редакторов студенческого журнала DOXA отправили под домашний арест
Россия
Facebook заблокировал пост матери Навального с рассказом о посещении сына в ИК-2
Россия
В Белом доме назвали разговор Байдена и Путина конструктивным
Санкт-Петербург
Гендиректора «Невской мануфактуры» арестовали на два месяца
Россия
В Смоленске бюст героя войны 1812 года «отремонтировали» с помощью скотча
Санкт-Петербург
Главу штаба Навального в Петербурге арестовали на 10 суток
Россия
Суд запретил редактору журнала DOXA пользоваться интернетом и выходить из дома
Россия
Источник: губернаторы перед посланием Путина должны трижды сдать тест на COVID-19
Россия
Навальный подаст в суд на ИК-2 из-за номера «Новой газеты», из которого вырезали статью
Россия
«Радио Свобода» и «Настоящее время» предлагают части сотрудников уехать из России
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.