В Чебаркуле, где поезд сбил девушку, сотни жителей каждый день рискуют жизнью, перебегая через пути

«Это путь к смерти. Дети лезут, бабки ползут»

В Чебаркуле, где поезд сбил девушку, сотни жителей каждый день рискуют жизнью, перебегая через пути

Утром 20 марта на станции Чебаркуль (Челябинская область) грузовой поезд насмерть сбил 16-летнюю Карину Каримову. Девушка шла на электричку до Миасса, которая остановилась на третьем пути, а товарняк шел по второму. Уральское СКР на транспорте сообщило, что погибшая шла в неустановленном месте и была в наушниках, но на видео с места ЧП видно — это переход на платформу, через которую чуть ранее к электропоезду прошли несколько человек. Легальный он или нет — на этой станции понять невозможно. Здесь на протяжении нескольких километров нет оборудованного перехода через четыре пути Транссибирской магистрали, по которым каждые 15 минут пролетают или останавливаются на стоянку поезда. Между тем на одной стороне дороги — город со всеми школами и инфраструктурой, на другой стороне — несколько поселков, единственная на весь Чебаркуль детско-юношеская лыжная спортивная школа, СНТ и воинская часть. Сотни людей, среди которых дети, старики, мамы с колясками, вынуждены перебегать широченную железную дорогу, руководствуясь лишь собственной сноровкой и зрением: не идет ли из-за крутого поворота поезд, а если идет — долго ли будет стоять и не придется ли снова и снова пролезать под вагонами. Мы съездили на место трагедии, чтобы понять, действительно ли РЖД своим бездействием много лет подвергают опасности жизни людей, как об этом говорят сами жители.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Второклассник Саша Гайсин идет вместе с бабушкой Еленой Васильевной из поселка СМУ, который граничит с действующим туберкулезным санаторием «Чебаркуль» и садом «Медик», а затем переходит в поселок Строителей, еще чуть дальше — многоквартирные дома на улице Шоссейной, лыжная ДЮСШ и поселок Елагина. Это несколько тысяч человек.

Мальчик с портфелем наперевес мужественно подает бабушке руку, чтобы она могла забраться на сугроб к тропинке, которая ведет к железной дороге. Они смотрят по сторонам и собираются переходить пути. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

Оборудованных переходов поблизости нет, только настил метрах в ста, но смысла в нем никакого. Что говорит о приближающемся поезде оператор вокзала — разобрать можно с трудом. Больше голос похож на сленг железнодорожников, который понять может разве что его коллега. Мы за два часа пребывания в окрестностях лишь пару раз за десяток проехавших и остановившихся поездов смогли четко услышать: будьте бдительны, по второму пути приближается поезд. Все остальное время — набор звуков.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Окликаем бабушку с внуком, чтобы спросить — часто ли они вот так шагают через рельсы. Оказывается, каждый день — туда и обратно, потому что живут по одну сторону путей, а школа — на другой стороне. Утром 20 марта Саша вместе с папой стоял и ждал электричку в Миасс, на которую так и не успела погибшая девушка. Он лишь случайно отвернулся в страшный момент в другую сторону.

«Папа все видел, я отвернулся. Девочка, как и мы, на электричку шла, только мы со своей стороны дорогу переходили, она — со стороны вокзала. Электричка на третьем пути, а по второму шел грузовой поезд, очень быстро… Я каждый день тут хожу, но не один, с бабушкой или родителями», — говорит мальчик.


Наиль Фаттахов / Znak.com

Елена Гайсина несколько лет бьется за то, чтобы РЖД или местные власти хоть кто-то оборудовали на станции безопасный надземный переход, хотябы ради детей — у них не всегда хватает внимательности, терпения и осторожности, чтобы уберечь свою жизнь.

«Погибла девочка — красивая, умная, горе для родителей. Месяц назад погиб 25-летний парень из поселка Строителей. И такие трагедии происходят каждый год и не по разу. Мы костьми лечь готовы, чтобы хоть кто-то что-то сделал, переход здесь жизненно необходим, — говорит Елена Гайсина. — Я 200 подписей собрала, отнесла местным депутатам, Николай Баландин председатель собрания депутатов здесь живет, у него тоже трое детей, он пытается лет пять что-то решить. Но он хотя бы на машине, и детей своих на машине возит. Все безуспешно. Бывший глава города Сергей Ковригин в поселке Строителей живет, и тоже с детьми. Я была у него на приеме, пока его не посадили за коррупцию, умоляла начать решать проблему, ради детей. Ведь здесь живут несколько тысяч человек, живут дети, а все школы все — № 1, 2, 7 — за дорогой. И здесь лыжная школа.

Дети все лезут под вагонами, бабки лезут, если товарняк стоит. Потому что деваться некуда. По правилам нужно идти полтора километра до переезда, где хотя бы шлагбаум есть. Значит, в школу во сколько выходить — за два часа. А тут еще и дороги толком нет, грязь, лужи, зимой сугробы по колено. 

Хотя бы освещение до лыжной спортивной школы через улицу сделали. Перед выборами голосование было во вопросу: что хотели бы благоустроить жители города. Голосовали за переход. А сделали велодорожку — будто в Чебаркуле одни велосипедисты. Дороги убитые, а велодорожку сделали. Здесь дети гибнут. О детях можно же подумать».

Наиль Фаттахов / Znak.com

Прощаясь, Елена Гайсина с внуком переходят пути, как сказал бы СКР на транспорте — в неустановленном месте, упираются в протоптанный, но скользкий сугроб и идут в обход его вдоль дороги. Такой путь мальчик проделывает минимум два раза в день — от дома до школы и обратно, а его бабушка — четыре раза, чтобы проводить и встретить мальчика.

Только Елена с внуком перешли дорогу — на третий путь (со стороны частного сектора) пришел грузовой поезд. Стоим пять минут, десять. Из леса, оттуда же, откуда вышли Гайсины, идут несколько женщин с лыжами. Двоих из них мы видели, когда пришли на территорию спортшколы. Они живут за дорогой, но уверены, что строительство моста ничего не решит. О смерти девушки не слышали.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Ну сбивают народ тут, и что? Мы всю жизнь живем, уже привыкли. Дети бегают, надо просто внимательнее быть. Мост построишь — а толку не будет. Людей здесь всегда сбивали, много лет. Как-то при мне парня сбили: он выпивший был, подошел к путям и поезду помахать решил — ну и все. А зачем ему махать-то! И каждый случай такой», — сказала одна из лыжниц и пошла с подругой вдоль дороги к одному из бетонных настилов через пути: дождутся, пока стоит товарняк, а потом перейдут. Если к тому времени новый поезд не придет.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Третья лыжница, Ольга Маркина, сетует: «Да нужен тут мост, нужен, жизненно важен. Тут никак не перейти, не перелезть, под вагонами ползти только. Или ждать. А ждать может десять минут, а может час. Товарняков ходит много, как они ходят — никто не знает, под них не подстроиться. А там же люди живут — кому-то на работу в город надо, кому-то в школу. Они все заложники. Лезут и старики, и дети. Девушка погибшая вообще к электричке шла. Это как такое возможно — перехода нормального нет, электричку объявляют, и она приходит на третий путь, а по второму, когда на электричку идут люди, тут же проносится товарный поезд. Это преступление! На месте родных погибшей я бы здесь голодовку объявила и эту дорогу смерти перекрыла, пока не разберутся с расписанием, с переходом, с объявлениями корректными прихода поездов, в конце концов».

Наиль Фаттахов / Znak.com

Не дожидаясь, пока товарняк отправится, вдоль дороги идем в сторону поселка Строителей и автомобильного переезда через железную дорогу — только там есть шлагбаум. До него, напротив вокзала станции Чебаркуль, такой же переход в виде настила и лесенка на перрон между вторым и третьим путями. После этого перехода — как раз напротив поселка Строителей с одной стороны дороги и выхода на улицу Мира к районному отделу МВД с другой — вытоптанная жителями тропинка среди подтаявшего снега через все те же четыре железнодорожных пути. Причем дорога здесь как бы на возвышенности, а с двух сторон — спуски, конечно же, без каких-то лестниц или поручней. Со стороны поселка еще и узенький мостик — то ли через канаву, то ли через речку.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Жительница поселка строителей Надежда, переходя пути, говорит, что разговоры про мост — это притча во языцех. Местным властям его построить не дадут, так как это не их территория, а РЖД строить за свой счет не хочет, их все устраивает.

«Вот в том доме живут четверо детей, каждый день их мать крестится, чтобы в школу дошли без травм. А вот в том белом доме, обшитом, жил парень, которого месяц назад сбил поезд насмерть, тут как раз парень дорогу переходил. А в том доме с зеленой крышей — тоже двое детей… Страшно это. Живу тут 30 лет. Столько людей гибнет. Я вот с сумками тяжеленными лезу через рельсы. А деваться-то куда, — говорит Надежда. — Чего в этой стране можно ждать? Да ничего. Все угробили и развалили, воровство одно. Детей вот жалко только, они не виноваты. В этом месте на спуске раньше поручни были, сейчас их нет».

Наиль Фаттахов / Znak.com

По мнению еще двух жителей Чебаркуля, Ивана и Владимира, надземный переход делать нужно, но делать грамотно — чтобы старики, мамы с колясками смогли подниматься. Еще нужно нормально оборудовать перрон и выстроить расписание, чтобы товарняки не перегораживали пути, когда подходит электричка.

«Еще в советское время об этом говорили. А в этом месте, вот где мы стоим, был деревянный настил, но его смыло. Вот все под вагонами и лезут: дети, которые тут живут, а учатся в городе, их родители. Вояки — но эти более шустрые, они и на поезд запрыгнут, если понадобится. Здесь на этой стороне ведь и дивизия танковая, это тысячи четыре человек, а контрактники в городе живут — и тоже ходят, — говорит Владимир. — РЖД денег давать не хочет, хотя деньги у этих ребят есть, а местные власти говорят, что не могут. Перекладывают друг на друга, а дети гибнут. Движение поездов тут очень активное, четыре пути — попробуй их с ребенком в коляске, например, перебеги. Дорога еще и с поворотами, не сразу поезд увидеть можно. Снесет — не заметишь».

Наиль Фаттахов / Znak.com

Мужчины уходят в город через этот самый нелегальный переход, хотя пока мы их не окрикнули, собирались идти как раз там, где шлагбаум и переезд для автомобилей. Мы переходим на другую сторону там же — в неустановленном месте. Установленных мест тут, по большому счету, просто нет.

Мнение инициативной группы депутатов, выступающих за строительство надземного перехода 

Говорит депутат Евгений Шимансков:

— Железнодорожные пути разделяют город на две части. Школы, детские сады, больница, полиция и другие социально значимые объекты отделены от жилого сектора железной дорогой. С северной стороны железной дороги проживает более 2 тыс. жителей, из которых более 100 — дети дошкольного и школьного возраста.

На фото Евгения Шиманскова видно, как люди, которым надо перейти пути, лезут под товарным поездомНа фото Евгения Шиманскова видно, как люди, которым надо перейти пути, лезут под товарным поездом

За полосой отвода (с северной стороны) железной дороги расположены:

— Детско-юношеская спортивная школа Чебаркуля, в которой на сегодняшний день занимается 465 детей и подростков, 99% которых проживают с южной стороны железной дороги. Для ежедневных тренировок детям приходится переходить железнодорожное полотно минимум два раза в день;

— социально значимый объект ГБУЗ ЧОКПТД;

— СНТ «Медик», в котором 192 семьи имеют земельные участки, позволяющие им обеспечивать себя экологически чистыми продуктами садоводства и овощеводства;

— поселок Строителей, СМУ-5, санаторий Чебаркуль, Елагино и многоквартирные дова по улице Шоссейной, поселок лесхоза;

— воинские части, большое количество военнослужащих проживает в городе с южной стороны.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Также лыжная база ДЮСШ «Луч» и расположенная на ее территории гора Малиновка являются излюбленными местами отдыха жителей города как зимой время (катание на лыжах, тюбингах и санях), так и летом (занятия спортом, скандинавская ходьба). Практически еженедельно на территории ДЮСШ проводятся соревнования для детей и взрослых (лыжные гонки, марафоны, спортивное ориентирование и т. д.). На лыжной базе раньше проходили уроки физкультуры в зимнее время, учителя водили классы с южной стороны. В настоящее время школы, опасаясь за детей, отказались от этого.

При переходе через железнодорожные пути повышается травмоопасность детского и взрослого населения. Из-за отсутствия безопасного пешеходного моста через пути при их загруженности жители лишь рискуя жизнью могут посещать учебные и медицинские учреждения, а также пользоваться иными социальными объектами, расположенными в южной части города.

Станция оборудована наземным переходом, но в случае отстоя грузовые поезда преграждают путь по пассажирскому переходу, что вынуждает жителей города переходить через железнодорожные пути в неустановленных местах, а зачастую с риском для жизни пролезать под вагонами или между ними.
Наиль Фаттахов / Znak.com

Вопрос надземного пешеходного моста остро стоит на протяжении последних пяти лет, данным вопросом в прошлом созыве депутатов занимался Баландин. В новом созыве мы инициативной группой депутатов городского собрания (Баландин, Шимансков, Козлов, Уржумцева) вновь остро подняли этот вопрос. Была создана петиция в двух вариантах, электронном и письменном, на имя прокурора транспортной прокуратуры, были подняты материалы и подготовлены обращения. В феврале после трагедии, в результате которой погиб мужчина, после личной встречи с прокурором транспортной прокуратуры, состоялось собрание непосредственно на станции Чебаркуль, на котором присутствовала инициативная группа депутатов, представители РЖД, помощник прокурора транспортной прокуратуры и представитель уполномоченного по правам человека Челябинской области. 

По результатам встречи было определено, что прокуратуре необходим месяц для оценки материалов. Официальный ответ пока не получен.

Ежегодно в Чебаркуле, в результате наезда поездов гибнут люди. Только за два месяца 2021 года погибли два человека, один из них подросток. Для безопасного и своевременного доступа к жилым домам и социально значимым объектам жизненно необходимо строительство пешеходного моста через железнодорожные пути на станции Чебаркуль. Строительство моста необходимо именно в районе санатория Чебаркуль из-за наибольшего трафика детей и пенсионеров.

Комментарий Южно-Уральской железной дороги

«Согласно существующим нормативным документам Минтранса пешеходные переходы в разных уровнях, в том числе надземные пешеходные переходы, обустраиваются на новых и реконструируемых железнодорожных путях с интенсивностью движения более 200 поездов в сутки. В связи с тем, что станция Чебаркуль не соответствует данным нормативам, строительство пешеходного моста не планируется.

Станция оборудована двумя пешеходными переходами. Информирование пассажиров о приближении грузовых и пассажирских поездов осуществляется в штатном режиме.

Железная дорога — объект повышенной опасности, поэтому необходимо строго соблюдать правило: переходить пути только в установленных и оборудованных для этого местах — по пешеходным переходам, тоннелям, мостам, железнодорожным переездам, путепроводам, обозначенным соответствующими знаками, убедившись в отсутствии приближающегося поезда».

В правительстве Челябинской области пообещали прокомментировать ситуацию позже. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Появилось видео обрушения дома в Майами, под завалами которого могут быть 99 человек
Россия
Военные следователи СК возбудили уголовное дело по факту крушения вертолета Росгвардии
Россия
СК начал проверку по факту столкновения на Волге катера с пьянными единороссами с лодкой
Россия
ФСБ выложила видео с предупредительной стрельбой по эсминцу Defender
Россия
В Ленобласти разбился вертолет Росгвардии
Россия
Мантуров анонсировал скорое открытие чартерных рейсов на курорты Египта
Россия
Катер с пьяными депутатами от «ЕР» врезался в лодку под Тольятти. Пассажир лодки пропал
Россия
ВЦИОМ: около 40% россиян назвали онлайн-голосование более удобным, чем традиционное
Россия
КПРФ не решилась выдвинуть Бондаренко против Володина на выборах в Госдуму
Санкт-Петербург
Экс-силовик из Петербурга не признает свою вину в передаче данных о попутчиках Навального
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.