Два жителя умершей деревни на Урале судятся с государством за оставленные дома

«Думали, мы дурачки деревенские, и так сойдет»

Два жителя умершей деревни на Урале судятся с государством за оставленные дома

На Южном Урале два жителя умершего поселка продолжают бороться с чиновниками за свои права. Речь идет небольшом железнодорожном разъезде Чеславка, который административно относится к городу Куса, хотя расположен в глухом лесу в 15 километрах от центра. Единственной связью с населенным пунктом долгое время была железная дорога. После того как отменили электричку, властям пришлось снаряжать экспедиции, чтобы завезти по лесным дорогам продукты первой необходимости. Со временем эти дороги разбили лесовозы, и единственная связь с поселком прервалась. Добраться до него можно либо пешком по шпалам, либо зимой на снегоходе. Тогда поселок и решили расселить. Но жители уверены, что их обманули.

Поселок Чеславка жил, пока работала железная дорогаскриншот из видео Bio Citizen / YouTube.com

«Юревич (бывший губернатор — прим. ред.) перестал давать субсидию на электричку, и ее отменили, — говорит жительница Чеславки Зоя Гумарова. — Уже спустя несколько лет Текслер дал денег на расселение. Но тут начались странности. В целом у нас в районе с расселением все плохо. Мы категорически отказались переезжать в Кусу, там все дома 50-х годов постройки, а в Чеславке — хороший добротный дом. Я просила дать жилье в Сатке, потому что жила там 40 лет, знала этот город. До последнего мне не давали участвовать в подборе квартиры. А когда показали — я ахнула, дом — старый, окна на дорогу, на скорую руку сделан ремонт, с самыми дешевыми обоями. Я была бы согласна и на меньшую площадь, но в нормальном состоянии. Гражданскому мужу вообще предложили жилье с грибком. Мы категорически отказались туда въезжать».

Такие же условия — поменять дома на старые квартиры — предложили всем жителям поселка. Те, кто согласился, потом перепродали полученное жилье с большим дисконтом, что тоже вызвало сомнения и обиду у людей. 

Зоя Гумарова и ее супруг Николай Буторин оказались единственными, кто из принципа отказался вселяться. Тогда администрация Кусы подала на них в суд с требованием сдать дома в Чеславке и принять то, что им купили.

«Меня это возмутило до глубины души, — говорит Зоя Гумарова. — Мой дом оценили в 930 тыс. рублей, а квартиру купили за 730 тыс. Получается, что 200 тысяч просто украли? Плюс какие-то деньги заплатили риэлторам. Зачем? Я бы сама нашла себе жилье в пределах положенной суммы. Я нашла квартиру, она несколько лет стояла на Авито и никто ее не покупал. Нормальные квартиры в Сатке стоят больше миллиона, а нас хотели обмануть. Думали, мы дурачки деревенские, нам и так сойдет. Когда я сказала это, мне заявили, что я не специалист, откуда я знаю, сколько что стоит. Люди покупают жилье и все понимают. И такое неуважение во всем».

Зоя Гумарова и ее супруг Николай БуторинЗоя Гумарова и ее супруг Николай Буторинскриншот из видео Bio Citizen / YouTube.com

По словам депутата Кусинского городского собрания, когда власти обсуждали, как переселять жителей Чеславки, были споры, по какой программе это делать.

«Изначально город предлагал программу расселения труднодоступных населенных пунктов. Такая работает в регионах севера, — рассказывает депутат. — По ней все было бы безболезненно. Людям бы выдали сертификаты, они бы сами нашли жилье, оформили договоры и пришли бы уже за оплатой. Но в итоге минстрой это все забраковал и людей стали расселять по программе расселения ветхо-аварийного жилья. Видимо, так было проще. Экс-губернатор Борис Дубровский на совещаниях все равно говорил, что надо отталкиваться от пожеланий людей, кто куда хочет и так далее. Но уже в 2019 году просто дали денег и купили квартиры по ФЗ-44, по сути, чем дешевле предлагали, то и покупали».

Как погибают брошенные на Урале железнодорожные деревни и почему их не расселяют

По мнению Гумаровой, тот аспект, что их расселяли как жителей ветхих домов, тоже создал ловушку для чиновников.

«Мой дом не был ветхим, я вообще узнала, что была какая-то комиссия по моему дому, уже в последний момент, как они это все считали — неясно, — говорит женщина. — Но факт в том, что мне насчитали 930 тыс., супругу 1,4 млн. В пределах этих сумм нам должны были купить новое жилье. Мы об этом не просили, была бы дорога, мы бы и жили дальше в Чеславке. Не от нас зависело, что деревня умерла. Но раз сами насчитали, пусть не обманывают. Мы просим суд отдать нам эти средства деньгами, и мы сами купим, что надо».

Но и для чиновников это тоже принципиальный момент, так как деньги уже выделены, потрачены, а квартиры стоят пустые. Возникает закономерный вопрос о нецелевом расходовании.

Кусинский районный суд в итоге принял половинчатое решение: приобретение квартир для Гумаровой и Буторина признаны не соответствующим целям и задачам подпрограммы «Мероприятия по переселению граждан из жилищного фонда, признанного непригодным для проживания на территории Кусинского городского поселения (ж/д разъезд Чеславка)». Но в выплате людям компенсации суд отказал. Сейчас дело рассматривает апелляционная инстанция Челябинского областного суда. 

Суд назначил экспертизу имущества супругов, при этом оплатить ее должны сами пенсионеры, это 40 тыс. рублей. Более того, они каким-то образом обязаны обеспечить доступ эксперта к домам. Еще в марте туда можно было пробраться на снегоходе, сейчас — это слишком опасно.

«Как раз на 2 апреля был назначен выезд эксперта, — рассказала Гумарова. — Он мне звонил, спрашивал, что делать. Я говорю, я законопослушный человек, я вам открою дом. Как добираться — решайте сами, пойдем по шпалам 15 километров или просите транспорт у администрации, они же все это затеяли. В итоге выезд отменили, что будет дальше — не говорят. Я в принципе против оценки, ведь один раз уже насчитали — по средней стоимости квадратного метра в районе. Зачем что-то переоценивать».

В поселке ничего нет — ни дорог, ни электричества. Многие дома развалилисьВ поселке ничего нет — ни дорог, ни электричества. Многие дома развалилисьскриншот из видео Bio Citizen / YouTube.com

Но, по словам депутата, суд идет по опасному для пенсионеров пути.

«Странно оценивать имущество, которое находится в мертвом поселке, где уже десятилетиями ничего не продавалось. Как оценить то, что там ничего нет: дороги, света, магазинов? — говорит собеседник Znak.com. — Есть другая методика, она идет от затрат, которые необходимы, чтобы обеспечить право людей на жилье. Сколько надо на новый дом, на переезд и так далее. Но по этому пути суд почему-то не пошел».

По данным картотеки Челябинского областного суда, производство по делу пока приостановлено для проведения экспертизы.


Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Рамзан Кадыров объяснил, что не хотел оскорбить Хабиба Нурмагомедова
Тюмень
Из-за лесных пожаров из психиатрической больницы Винзили эвакуировали всех пациентов
Россия
Независимый профсоюз столичного метро пообещал помочь уволенным за поддержку Навального
Россия
Кировского полицейского приговорили к 2,5 года за сбитого насмерть «пьяного мальчика»
Санкт-Петербург
Бастрыкин спросил у задержанного на митинге студента, что хорошего он сделал перед 9 мая
Россия
Суд прекратил дело против аудитора Счетной палаты Меня, обвиняемого в растрате ₽700 млн
Россия
Роскомнадзор не будет блокировать Twitter, но замедлять трафик не перестанет
Россия
Hubble показал уникальное фото, где запечатлены сотни галактик
Россия
Володин «напишет письмо съезду КПРФ», чтобы Бондаренко выдвинули в его округе
Санкт-Петербург
Как люди оказываются на улице без средств к существованию. Репортаж из приюта «Ночлежки»
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.