Какие перспективы у оппозиции и что команда Навального делает не так. Мнение Иноземцева

«У него нет шансов выйти на свободу при Путине. Надо искать новых лидеров»

Какие перспективы у оппозиции и что команда Навального делает не так. Мнение Иноземцева

Шансов выйти на свободу при президентстве Владимира Путина у оппозиционера Алексея Навального нет, поэтому россиянам нужно искать новых, более компромиссных лидеров протеста. Раскачать общество нынешняя оппозиционная элита не может, потому что живет в собственном иллюзорном мире, не понимая, что на самом деле нужно людям, при этом в ее рядах нарастает процесс распада. Новой же демократической силе нужно поднимать и обсуждать более приземленные темы, и показывать варианты решения насущных проблем. Такое мнение в интервью Znak.com высказал доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.

Евгений Вектин / Znak.com

«Нужно думать о дерадикализации протеста, искать более компромиссных лидеров»

— Сторонники Алексея Навального объявили о том, что проведут масштабные акции протеста, когда на сайте «Свободу Навальному!» зарегистрируется 500 тыс. человек. Какой ваш прогноз, насколько массовыми могут быть митинги после довольно продолжительного перерыва? 

— Я думаю, они не будут массовыми. И дело даже не в том, сколько прошло времени с предыдущих акций протеста. Следует учитывать множество факторов. Протестная активность развивается волнообразно; мы это видели в России не раз. В конце прошлого года Навальный удачно поймал волну: помимо его отравления, это было время, когда из-за коронавируса власти ограничивали людей во всем, ужесточали законы и все это еще накладывалось на ухудшение экономических и социальных показателей. Сопротивление власти напрашивалось, и Навальный оказался на передовой этой конфронтации, подстегнул широкий общественный протест. 

Но многие правильно говорят — на январские акции люди выходили не только за Навального, но и против Путина. Навальный просто давал повод выйти, хотя протестующие по большей части были недовольны экономической ситуацией в стране, жаловались на ухудшение социального климата и так далее. А сейчас в повестке дня оппозиции эти моменты немного стерлись, а лозунг «За Навального!» стал основным и чуть ли не единственным, хотя и вызывает куда меньше энтузиазма у людей. Да, нам говорят, что нужно выходить не только за него, но и за свободу других политзаключенных. Конечно, люди не должны сидеть в тюрьме по надуманным обвинениям. Но у каждого из них есть имя — а тут получается: Навальный и прочие. 

Выпячивание фигуры Алексея во многом превращает процесс в политическую «раскрутку», и люди это чувствуют. Поэтому эта ставка может не сыграть.

К тому же эпидемиологическая обстановка улучшается, а с этим и общее настроение в обществе. Оптимизм зависит даже от времени года — все в предвкушении лета. Люди начинают больше задумываться о решении личных вопросов, понимая, что бесполезно постоянно стучаться в закрытую дверь властей. 

— Вы считаете, что 500 тыс. человек не выйдет по всей стране на митинги за Навального и против репрессий?

— Нет конечно. Заметьте, с какой помпой был запущен сбор заявок от желающих выйти на акции протеста. Если в первые дни счетчик рос, то теперь этот процесс замедлился, если не остановился вовсе (сторонники Навального объявили о старте кампании «Свободу Навальному!» 23 марта; по данным на 1 апреля организаторы получили 364 тыс. заявок — прим. ред.). С нынешними темпами прироста планка в 500 тыс. может быть достигнута в лучшем случае во второй половине апреля. То есть месяц понадобится! Это будет большим провалом для сторонников Навального. Не исключено, что вообще не наберется того количества сторонников, которое они наметили. 

К тому же возникают вопросы об утечке личных данных. Нельзя исключать и варианты накруток. Так что даже если «кворум» соберется, то общее количество подписей надо делить минимум на четыре — столько в реальности выйдет на улицы. 

— По вашему мнению, Навальный может перестать быть точкой общественной консолидации. Что в таком случае может ею стать и раскачать общество?

— Для раскачки общества нужно поднимать и обсуждать более приземленные темы, и показывать варианты решения насущных проблем. Россияне, как показывает практика, сегодня достаточно индифферентны к геройским поступкам сограждан. Многие протестующие отправляются в колонии вообще без всякого резонанса. Самосожжение известной журналистки в Нижнем Новгороде было забыто практически сразу. Эмпатия и эмоции сильно притуплены, и этого нельзя не видеть. Что касается методов, то, думаю, тут есть два пути. 

Первый — уходить на самые низовые уровни протеста. Вот акция с фонариками была достаточно интересна, она показала, что люди могут найти единомышленников в соседнем дворе. Какие вопросы могут подниматься? Да самые элементарные — ремонт детской площадки, сквера или школы, льготы определенным слоям населения. Важно, чтобы задействовались низовые органы самоуправления, создавались муниципальные объединения и тогда шаг за шагом можно будет идти в сторону перемен. 

Владислав Иноземцев: «Лозунг „За Навального!“ вызывает куда меньше энтузиазма у людей»Владислав Иноземцев: «Лозунг „За Навального!“ вызывает куда меньше энтузиазма у людей»YouTube

Пример — Илья Яшин. Если статистика запросов в интернете по Навальному и его штабам со времен январских протестов снизилась в разы, то у Яшина она растет. И понятно почему. Он друг Навального, поддерживает протест, защищает мемориал Немцова — это хорошо, но при этом он ежедневно трудится на своем посту в качестве главы Красносельского района Москвы. Он занимается реальными делами — помогает людям. И люди не могут этого не замечать.

Волков — о стратегии команды Навального на выборах, митингах и сотрудничестве с партиями

Второй вариант. Если оппозиция хочет заходить в политику на федеральном уровне, то нужно думать о дерадикализации протеста. Навальный много лет выходит на митинги, но это не дает эффекта — протест не растет. Необходимо искать более компромиссных лидеров, которые будут договариваться с Кремлем и создавать третью силу, которая не будет рассматриваться властью как непримиримо враждебная. Я говорю о том, что следует создавать разумную повестку. Не просто «Путин — вор» и «Надо всех коррупционеров сажать в тюрьму», а говорить о росте цен, снижении реальных доходов населения — проблем же очень много.

— Есть претенденты на вхождение в эту «третью силу»?

— К этой силе могли бы примкнуть экономисты и другие специалисты, которые предлагали свои варианты решения проблем. Поверьте, спрос на такую силу, которую представляют профессионалы, просто огромен. Также могли бы присоединиться люди из «Яблока», из команды Дмитрия Гудкова и незарегистрированных партий. 

Кремль, понятное дело, вместо этого создает симулякры вроде «Новых людей», но нужна более продуманная и безопасная сила, которая будет полезна в будущем. Потому что инициативы Навального не стабилизируют систему. А нужно то, что сможет удержать все хорошее в стране и будет выстраивать новый демократический порядок. 

«Желания и ожидания оппозиционеров доминируют над реальностью»

— Пока, к сожалению, такие перспективы туманны. Навальнисты и другие оппозиционеры никак не могут объединиться. Складывается ощущение, что они живут в собственной иллюзорной повестке, внятной общей стратегии нет. 

— Все так. Я вижу, что процесс деления и распада только нарастает. Взаимная нелюбовь отдельных ярких оппозиционных фигур иногда зашкаливает. Даже признаков образования единых фронд — по примеру Польши, Венесуэлы или Белоруссии — в России не наблюдается. Но этот процесс не вызывает удивления. Такой же процесс расслоения у нас происходит во всем обществе. Люди становятся все более черствыми, не интересуются проблемами других. 

К слову, обратите внимание. Подразделения Навального в регионах называются не «штабы оппозиции», а «штабы Навального». Это означает, что именно этот человек позиционирует себя сильной личностью, противопоставляя себя Путину. О какой-то консолидации тут речи не идет, Навальный стремился своими силами создать мощный кулак, который бы раздавил «страшную коррумпированную Россию». И где сейчас Навальный? Выполнена ли поставленная задача?

— В чем же проблема оппозиции?

— Проблема оппозиционной элиты в том, что их желания и ожидания все больше доминируют над реальностью. Это такой выдуманный мир, в котором волна народного гнева сносит режим и наступает «прекрасная Россия будущего». Но этого не произойдет.

Оппозиционеры не понимают, что в действительности нужно людям, какие у них повседневные проблемы и за счет чего они выживают.

Простых людей в России вообще не волнуют гражданские свободы, на первый план выходят ценности выживания и личностные стратегии успеха. 

Общество в принципе расколото, никакой культуры массового протеста в России нет. Это помогает Кремлю поддерживать коррупционную систему, в которой людям приходится давать взятки, чтобы решить свои вопросы. А еще сидеть тихо, не высовываться. Придать этой системе обратный эффект очень тяжело. В западных странах добиться изменений получалось за счет уличных акций, а у нас нет — потому что в Европе у протестующих есть и политическое представительство, и пресса, да и нормальная правовая система, к которой они могут апеллировать. У нас всего этого нет, и россияне не возлагают больших надежд на протест. 

«Кремль превратит сентябрьские выборы в самые „безальтернативные“ в истории»

— Пока оппозиция не проводит никакие акции, разгром Фонда борьбы с коррупцией (по решению Минюста РФ признан иноагентом) продолжается. Недавно стало известно об аресте отца директора ФБК Ивана Жданова. Многие ключевые члены команды Навального находятся под домашним арестом по разным делам. Насколько, на ваш взгляд, властям удалось ослабить команду Навального?

— Команда Навального очень сильно ослабла. Власть сумела воспользоваться митингами, возбуждено огромное количество уголовных и административных дел. Есть депутаты, которых лишили мандатов за участие в акциях протеста. Ближайшие сторонники Навального обнажили активную группу своей поддержки и сами лишили себя возможности участвовать в выборах из-за приписанных им правонарушений. Произошел настоящий разгром центрального штаба Навального, многие, действительно, под арестом, кто-то вынужденно покинул страну… 

— Одновременно с этим произошел силовой разгон форума муниципальных депутатов — демократов, которые напрямую не связаны с Навальным…

— На форуме собрались достойные молодые люди, которые хотят чего-то большего и собираются идти на думские выборы. Но власть в своей парадигме и непременно будет пресекать такого рода мероприятия. Им был дан явный сигнал: ребята, сидите спокойно, занимайтесь проблемами благоустройства дворов, а все остальное оставьте нам. Кремль, похоже, намерен превратить сентябрьские выборы в самые «безальтернативные» в истории России…

— Давайте поговорим про «Умное голосование». Способен ли предложенный сторонниками Навального и опробованный в прошлом году формат голосования повлиять на результаты выборов в Госдуму? 

— «Умное голосование» — хорошая вещь. Но на выборах в Госдуму, боюсь, оно не сработает. Во-первых, в регионах люди осознали окончательно, что сотрудничать с Навальным — это большой риск. Так что еще нужно посмотреть, кто в ближайшие полгода в субъектах РФ открыто встанет на его сторону. Все же понимают, чем это грозит: террором со стороны властей. 

Znak.com

Во-вторых, на думские выборы власти, как мне кажется, в принципе не допустят независимых кандидатов. А если такие и появятся, то по договоренности: даже если их выберут по «Умному голосованию», они будут беспрекословно работать вместе с «Единой Россией» или даже вступят во фракцию. На этот раз власть подготовится качественно: купит, посадит, но сделает все, чтобы мы в итоге увидели коалиционное большинство. 

«Я не понимаю, почему оппозиция считает, что Запад должен вводить санкции из-за Навального»

— Как вы оцениваете перспективы протестов перед выборами в Госдуму? Будет повторение митингов, как перед выборами в Мосгордуму, если независимым кандидатам откажут в регистрации?

— Это вполне возможно. В любом регионе страны не исключены локальные инциденты, если где-то не зарегистрируют популярного кандидата, будут подлоги и так далее. Но вряд ли будет что-то подобное Болотной. 

Власть выработала четкие ответы на протестные акции в виде силы и дубинок. Любая акция, не согласованная с чиновниками, будет жестко пресекаться. Власть готова допустить стихийные митинги только как ответ на экстраординарные — и в целом неполитические — события. Например, когда люди вышли на улицы в Кемерово после пожара в «Зимней вишне». Врио губернатора даже пришлось вставать на колени и просить у людей прощения. Никто тогда эти акции не разгонял, потому что не было политического подтекста. Состояние людей все понимали, народ не мог не высказаться.

— Сможет ли Навальный, находясь в колонии, и его команда сохранить политический вес? Есть ли этот вес у них вообще?

— В том-то и дело, а какой политический вес у них? Это можно оценить по политическим результатам. В прошлом году был локальный успех в Сибири, но на федеральном уровне навальнисты не получили поддержку. Если бы сейчас Навальный жил в Германии или любой другой европейской стране, он мог бы создавать мощные структуры сопротивления. И это было бы правильно. Но он в тюрьме, его соратники серьезно деморализованы, идет целенаправленный террор против оппозиционеров в регионах, где закона и права не существует.

Большой вопрос: а что вообще будет дальше с Навальным? Внимание к нему снижается. В прессе, конечно, будут появляться сообщения о том, что происходит с ним в колонии, будут еще суды. 

Но постепенно тема Навального перестанет муссироваться, он перейдет в статус «Ходорковский-2». Я убежден, что шансов у него выйти на свободу при Путине нет. 

Выход Михаила Ходорковского (экс-главы компании ЮКОС — прим. ред.) из колонии был связан с тем, что внимание к нему в России во многом угасло. Им интересовались только юристы и правозащитники, а также ощущалось некоторое давление Запада. Путин тогда еще хотел строить какие-то отношения с внешним миром, поэтому Ходорковского помиловал. 

Znak.com

А сейчас вариант того, что весь мир надавит коленом на горло Путину, — в разряде научной фантастики. Есть санкции, Навальный в этом смысле еще будет как-то использован. Но, вообще, я не понимаю, почему российская оппозиция считает, что Запад должен вводить санкции из-за него. Есть страны, где проблема нарушения прав человека ощущается гораздо жестче.

— В Facebook вы пишите, что для Кремля самое важное сейчас — воздерживаться от новых мер, которые способны раздражающе воздействовать на значительные массы людей. Говорите, что «если Кремль не выстрелит себе в ногу (снова), то протестов не будет». Чем тогда можно объяснить очередные запретительные законы? Чего только стоит спорный законопроект о просветительской деятельности…

— Да, это очень чувствительная тема. Мне кажется, что в нашей стране многие законы принимаются, чтобы служить средством устрашения. Вспомните, в ноябре столько говорили о принятии закона о физлицах-иноагентах. Всех стращали: «Это катастрофа!», «Всех запретят!». Прошло несколько месяцев, и что мы видим? Всего лишь пять человек объявлены иноагентами. Они должны соблюдать определенные требования, но жизнь продолжается. 

Сколько человек должны выйти на митинг, чтобы Путин отпустил Навального. Опрос Znak.com

Власть четко придерживается повестки ужесточения всего и вся. Но вопрос в том, как репрессивные законы будут действовать. По большей части они находятся в резерве. Тот же закон о просветительской деятельности… Если решит кто-то создать в России нечто похожее на «Открытую Россию», то эту организацию спокойно уничтожат. Ну, а дискуссионные клубы в том же Сахаровском центре — черт с ними, пусть сидят там что-то обсуждают. Такая логика у властей.

Важный момент. Пока эти законы не ощущаются большинством как репрессивные, людей они не будут волновать. Ну сколько граждан ведут просветительскую деятельность? Больше народу к магам и колдунам ходит. Так что это вопрос массовости. Взрывной эффект в обществе могут вызвать лишь законы, сравнимые с повышением пенсионного возраста, налогов или блокировкой интернета. Потому что эти вещи очень важны для определенных категорий населения. И если что-то подобное будет — люди выйдут на такие митинги, о которых Навальный может только мечтать. 

Дело Навального и протесты

Алексей Навальный был задержан в Москве в январе этого года после возвращения из Германии, где он лечился после отравления (политик был в коме 18 дней). 2 февраля Симоновский суд Москвы отправил его в колонию, заменив ему условный срок на реальный по делу «Ив Роше». Политику предстоит провести в заключении примерно 2,5 года. Свой срок он отбывает в ИК-2 в Покрове во Владимирской области.

Масштабные акции протеста в поддержку Алексея Навального и против «путинского режима» прошли по всей России 23 и 31 января, а также 2 февраля. По оценкам команды Навального, на митинги и шествия вышли от 200 тыс. до 300 тыс. человек, были задержаны свыше 11 тыс. протестующих, многих арестовали и оштрафовали. На данный момент возбуждено не менее 90 уголовных дел. Жесткие задержания на мирных акциях осудили политики, общественные деятели, актеры, журналисты, юристы, представители науки и искусства. США и ЕС ввели против России санкции из-за преследования Навального. 

Поддержи независимую журналистику

руб.
Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
CNN рассказал о «лагере для политзаключенных», построенном под Минском
Россия
Количество миллионеров, отказавшихся от гражданства США, достигло рекорда
Россия
Российских пограничников разместили на границе Армении и Азербайджана
Россия
МОК требует объяснений от «России 1» и Первого канала из-за оскорблений ЛГБТ-олимпийцев
Россия
Как музеи с помощью силовиков забирают у частных владельцев ценные картины и экспонаты
Россия
Юлия Навальная «посидела в тюрьме» и рассказала, как прошло ее длительное свидание с мужем
Россия
С 29 декабря у всех гастарбайтеров будут брать отпечатки пальцев
ХМАО
У «Газпрома» из-за пожара на заводе встали крупнейшие предприятия по переработке газа
Россия
Россиянка обвинила Макдоналдс в том, что из-за их рекламы нарушила пост и съела чизбургер
Россия
Дания сообщила об инциденте с российской подлодкой
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.