Илья Мительман — о фальшивых подписях, конфликте с Котовой и депутатских амбициях

«Госдума — не самоцель. Если будет нужно, я и из гордумы могу уйти»

Илья Мительман — о фальшивых подписях, конфликте с Котовой и депутатских амбициях

Депутат Челябинской городской думы Илья Мительман в последние недели несколько раз становился участником крупных политических скандалов. Его публичные выпады в адрес главы города Натальи Котовой после ее отчета о работе в 2020 году у кого-то вызвали одобрение, другие сочли поведение депутата вызывающим. После этого неожиданно «всплыла» тема с израильским гражданством, Мительман, опять же публично, поссорился с бывшим коллегой по Курчатовскому райсовету Вячеславом Ершовым. И, наконец, на прошлой неделе он выдвинулся на праймериз «Единой России» в Госдуму по округу, где неофициально уже согласовали другого кандидата. Какие цели ставит перед собой депутат, заявляясь на праймериз, когда начался их конфликт с Котовой, готов ли он сменить партию и отказаться от поездок за границу, Илья Мительман рассказал в интервью Znak.com.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Активная позиция стала восприниматься как вызов»

— Илья Семенович, на протяжении долгого времени, говоря о Госдуме, вы добавляли «если пойду». Почему все же решили пойти?

— Изначально я не был уверен, нужно мне это или нет. Там есть свои плюсы и минусы. Наверное, любому человеку, который решил посвятить себя общественной деятельности, хочется личностного роста. Я депутат челябинской городской думы уже 15 лет. Два года назад нашу команду на выборах поддержала почти половина жителей Курчатовского района. Но, принимая подобные решения, нельзя руководствоваться только личными амбициями, нужно четко ответить себе на вопрос: «А для чего?» В статусе депутата гордумы у меня не получается выстроить конструктивный диалог с городской властью. Последние события показали, что нужно усиливать себя, чтобы диалог стал более продуктивным.

— Почему вы считаете, что в новом статусе это получится?

— Наша власть подвержена четкой иерархии, я это вижу. Городская администрация не может не слышать депутата Государственной думы, если только это не какой-нибудь одиозный депутат вроде Андрея Барышева, который, по моему мнению, себя полностью дискредитировал. Системного депутата, который имеет поддержку избирателей и конструктивно ведет диалог, городская власть не может не слышать.

— Кстати, о поддержке. Вы проводили мониторинг, насколько популярны в Челябинском округе?

— Мы постоянно делаем такие срезы. Это даже не связано с Госдумой. Нельзя терять связи с жителями, надо всегда ходить по земле.

— Вы, наверное, говорите об исследовании в своем округе. Округ депутата Госдумы значительно больше.

— Мы расширили границы округа. И наши прогнозируемые цифры подтвердились. В Калининском районе рейтинг по понятным причинам пониже, чем в Курчатовском. Но они не слишком разнятся. Жители Паркового-2, а это Центральный район, знают и помнят, что я отстаивал их позиции против уплотнения еще при Тефтелеве. Моя деятельность как депутата гордумы всегда была направлена на то, чтобы был порядок в городе, независимо от того, какой это район. Конечно, основные усилия были сосредоточены на Курчатовском, Калининском и Центральном районах, и это дало свой результат. Начинать придется не с нуля. Хотя я понимаю, что нужно еще много работать.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— В последнее время вы много критиковали Наталью Котову. Мы посмотрели старые публикации и заметили, что никто из ее предшественников не слышал от вас столько критики. Получается, что Тефтелев и Елистратов были хорошими мэрами?

— Да и Котова, в принципе, нормальный мэр… У Елистратова был очень короткий срок, буквально пара месяцев. Он не отчитывался перед депутатами, поэтому я не стал бы о нем говорить. Тефтелев, когда я к нему обращался, меня слышал. Другое дело, насколько быстро он реагировал.

Именно Евгений Николаевич поставил меня в наблюдательный совет парка Гагарина. Но он не мог противостоять многим финансово-промышленным группам, пытался лавировать. А невозможно быть для всех хорошим. В этой ситуации я оказался слабым звеном, и он же позже попросил меня свернуть активную деятельность в парке. 

Когда Тефтелев отчитывался, мы на заседании фракции «Единой России» высказывали ему много претензий, он пытался выстроить диалог, не игнорировал меня как депутата. Год назад, когда Наталья Петровна готовила отчет (а она делала это за полгода работы), из 20 минут десять она отвечала на мои вопросы. Это было на заседании фракции. Почти все вопросы были те же, что я обозначил недавно. Тогда она ответила на них в будущем времени: «Да, мы услышали, мы учтем, мы сделаем, потому что пока я только приступила». Поэтому я не стал выносить это на думу. Но прошел год и ничего, о чем я спрашивал, не было сделано. Более того, моя активная позиция — по парку, по ларькам, по порядку в целом — стала восприниматься как вызов.

Наталья Котова выступила с отчетом о работе. Депутат указал ей на недостатки, а она назвала его невоспитанным

— Когда вы заметили, что в ваших взаимоотношениях произошел надлом?

— У нас не было отношений, которые могли надломиться. Они перестали носить конструктивный характер. А в какой момент? Наверное, когда меня убрали из наблюдательного совета парка Гагарина, ничего не объяснив. Или, может, прошлой осенью, когда проходили первые комиссии и мы начали менять порядок по киоскам. Я стал задавать вопросы и получать на них очень странные ответы.

— В чем странность?

— Они носили чиновничий отписной характер. Когда на трех листах пишут ответ о том, почему это сделать нельзя, либо что все в порядке. Ну, а что было на заседании гордумы, все видели. Я два года на каждой комиссии по некапитальным объектам просил, чтобы кто-то из администрации Челябинска поехал вместе со мной в район, прошелся по проблемным местам. Сначала звал руководителя МКУ «Городская среда», потом заместителей главы города — Рыльскую, Извекова.

Глава города на последнем заседании гордумы заявила, что ездить со мной никто не обязан, у них своя работа, у меня своя… Я всегда думал, что у администрации города и депутатского корпуса одна работа — делать Челябинск лучше.

Раньше я даже представить не мог, что заместитель главы города (Надежда Рыльская) в присутствии коллег на комиссии может сказать, что не поедет со мной в район, потому что там будут люди. Хорошо, я не буду никого специально приглашать. Но мы же не станем бегать от людей, если они захотят пообщаться. Руководитель такого уровня боится людей!

«Я не готов быть спикером-марионеткой»

— Но вам как-то ведь объясняют, почему так долго не могут убрать с улиц все эти ларьки? В чем проблема?

— У них столько отписок! Этот объект включен в схему по амнистии, этот мы когда-нибудь уберем, этот не видели, а этот вы вообще придумали. Для меня точка кипения наступила, когда 11 депутатов направили Наталье Петровне письмо о том, что состояние с киосками в Курчатовском и Калининском районах критическое, и на это нам ответили, что все в порядке, работы идут по графику, а где-то вообще земля не наша. В любой сложной ситуации есть два пути: искать варианты решения проблемы, либо причины, почему ее решить невозможно. В данном случае власти города, видимо, решили пойти по второму пути. А потом Котова вообще сказала, что «большинство депутатов подписи не ставили».

— Расскажите, как собирались эти подписи и что вообще случилось?

— Я написал письмо, принес его в совет депутатов. Мы с помощницей и с председателем райсовета Винерой Давлетхановой обзванивали депутатов, предлагали подписать. Кто-то отказывался, другие согласились. Кстати, я лично звонил Вячеславу Ершову и согласовывал с ним позицию пула его депутатов. В итоге депутаты прислали помощников, которые за них расписались. Они стали единственными, кто не подписал письмо сам. Я не предполагал, что можно быть до такой степени лицемерными, чтобы сначала прислать помощника подписать документ, а потом отказаться от своей подписи.

— Когда разгорелся этот скандал, как эти депутаты объяснили свой поступок?

— Никак. Мы для того и собрали в райсовете внеплановое заседание комиссии, хотели узнать позицию депутатов. Но на него пришел Ершов и не дал им ничего объяснить, стал за них говорить. Якобы это была личная инициатива помощника. Ему и его депутатам, получается, нравятся все эти киоски. Это так низко, что не хочу даже вспоминать, не то что обсуждать.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Но в полицию вы все же обратились?

— Да, мы готовим обращение. Я хочу, чтобы объяснения были официальными. Не просто слова, от которых потом можно отречься, а показания. Не хочу, чтобы глава города думала, что я принес ей какие-то подложные документы.

— О фальшивых подписях вы впервые услышали на отчете?

— Да, хотя письмо было написано в прошлом году. Меня никто не вызывал, не говорил об этом. Я получил официальный ответ на трех листах. А на думе выяснилось, что, оказывается, я поддельные подписи принес. Что же тогда все столько времени молчали? Да и три подписи из 11 — это в любом случае не большинство, как сказала Наталья Петровна. Еще восемь депутатов подписали письмо. Наверное, должна была быть какая-то адекватная реакция!

И, кстати, подобное отношение не только к обращениям по ларькам. Я уже много лет прошу сделать продолжение Комсомольского проспекта за улицей Чичерина. Это очень проблемное место. Люди ходят домой по грязи, машины в новые дома едут через дворы. Мы уже устали ремонтировать внутридворовые проезды. И сделать-то там надо метров 200. Но я 15 лет не могу добиться этого. Я и Давыдова привозил, и Тефтелева, и Котовой мы писали, в том числе вместе с главой района Сергеем Антиповым. Каждый раз отписки: «Мы включим в проект». Как еще добиваться решения проблем?

Сегодня институт муниципального депутатства превращается в фарс. Я говорю: «Вот обращение жителей, давайте наведем порядок, я готов помочь. В чем нужна моя помощь?» На это глава города отвечает: «Дайте 2 млн рублей, мы сделаем сквер». Хорошо! Но вы знаете, сколько мое предприятие платит налогов? 

Порядка 300 млн рублей в год. Плюс налог на прибыль. Я создаю рабочие места, сам тоже плачу подоходный налог. За прошлый год, в частности, я лично заплатил около 45 млн рублей подоходного налога. А это местный бюджет! И при этом я не отказываюсь потратиться на сквер. 

Похожая история была, когда я Тефтелеву предложил траву в городе покосить, чтобы не превращаться в колхоз. Помните, что сказал мэр города? «Тогда купи нам газонокосилки». И я купил: одну подарил Курчатовскому району, другую — Центральному. Но это разве решение проблемы? У нас около 1500 незаконных киосков в городе, а это примерно 200-300 млн рублей аренды, которые кто-то кладет себе в карман! А мэр обращается к нам за помощью! Зачем мне такая городская власть, если я сам буду покупать газонокосилки, делать скверы, сносить киоски, оплачивать благоустройство…?

— В политических кругах рассказывают, что вы высказывали желание стать председателем городской думы, обещая взамен отказаться от критики власти. Это так?

— Я не могу комментировать каждую байку. Знаю, что когда Котова работала в статусе и. о. главы города, у нее было несколько вариантов, кого она бы хотела видеть спикером думы. В этом списке была и моя фамилия. Но дальше этого разговоры не шли. Мне никто ничего не предлагал. К тому же я не готов быть спикером-марионеткой, просто носить бумажки. К сожалению, сейчас председатель гордумы несет чисто административные функции. Он не отстаивает интересы депутатов. Для меня непонятно, чем он вообще занимается.

— Ну как непонятно? Запросы о вашем израильском гражданстве, например, направляет.

— Я кстати, написал письмо, в котором прошу довести до конца эту историю и озвучить результаты… Расскажу хронологию событий. В день отчета главы города, с утра, на одном «желтом» сайте выходит публикация обо мне и моей семье. В частности, там идет речь о том, что у меня якобы есть израильское гражданство и имущество за рубежом. Предполагаю, что это сделано, чтобы попытаться на меня воздействовать. Потом проходит заседание думы, где я задаю неудобные вопросы Котовой. И еще через два часа председатель думы поручает пресс-секретарю объявить о том, что будет проверка. Но, вообще, это не новость. Тему с моим гражданством обсуждают уже 10 лет, много раз проверяли. Я 15 лет депутат, неужели вы думаете, что никто из моих оппонентов это не проверял? И если я говорю, что у меня нет второго гражданства, я несу за свои слова ответственность. Конечно же, у меня есть бумаги, которые подтверждают данный факт, но я не собираюсь каждому их показывать. Будет официальный запрос из уполномоченных органов — предъявлю. Что же касается имущества, то достаточно было почитать мою декларацию. Это открытые данные, там все есть.

— Давайте сразу уточним, о каком имуществе идет речь?

— У моей супруги есть квартира в Москве и квартира в Израиле. Я этого не скрываю. А искаженные факты, которые публикуют в «желтой прессе», я комментировать не хочу. Это примерно как комментировать надписи на заборе. Должна же быть презумпция невиновности! Есть у вас данные о моем втором гражданстве — покажите документы. Написать можно что угодно. Я же не прошу проверить Шмидта на наличие немецкого гражданства.

Наиль Фаттахов / Znak.com
Это говорит об уровне руководства гордумы. Вот, чем они заняты, — борьбой с инакомыслием. 

Хотя, в моем понимании, задача председателя городской думы — консолидировать депутатское мнение, отстаивать депутатов как тандема, представляющего интересы жителей Челябинска. Мнения, кстати, могут и должны быть разными. Мы же не академический оркестр. И если появляется мнение, отличающееся от общего «одобрямс», не надо на него реагировать таким образом. Расчехлять сразу все оружие, искать второе гражданство, называть бунтарем. Ну какой я бунтарь? Я ведь не сказал, что надо мэра поменять. На своем предприятии я всегда стараюсь выслушать все мнения и даже те, которые мне не нравятся, а потом принимать решение. Никогда не действую с позиции «я начальник, ты дурак». Если я не буду слышать обратной связи, предприятие будет стагнировать, что недопустимо в условиях жесткой конкуренции. В гордуме так же — мы работаем для того, чтобы наши жители были довольны, а для этого нужно их слышать, даже если это иногда не нравится.

«Когда все время живешь в ожидании, наступает предел»

— Вы уже немного затронули тему парка Гагарина. Вы состояли в наблюдательном совете семь лет. Что сделали для улучшения ситуации как член совета?

— Когда Евгений Тефтелев меня туда назначил, я начал выстраивать отношения с арендаторами. Их было два — «Активный отдых» и «Отдых». Мне хотелось, чтобы парк получал больше денег и мог вкладываться в развитие. Компания «Активный отдых» была готова умерить свои аппетиты, чтобы в парке оставалось больше прибыли, они пошли на диалог. Представители второй фирмы, аффилированной с Петром Конаревым, не согласились. Вскоре после этого меня вызвал Тефтелев, рассказал, что разговаривал с Конаревым, и попросил заканчивать активную деятельность в парке.

— Кем был в то время Конарев, чтобы диктовать правила главе города?

— Одним из учредителей фирмы, владеющей аттракционами. Он и сейчас им является, несмотря на статус советника главы города.

— Вы на отчете Котовой заявили, что у парка были потенциальные инвесторы, но город не захотел с ними работать. Расскажите подробнее.

— Представители компании «Активный отдых» приходили ко мне со своими предложениями. Я посоветовал им встретиться с Натальей Котовой. В итоге им отказали, они собрали аттракционы и перенесли на площадку около ледового дворца «Уральская молния». Конкретики я не знаю. С депутатами этот вопрос даже не обсуждался. Но мне известно, что люди были готовы инвестировать сотни миллионов рублей в развитие парка. Допускаю, что эти инвесторы могли по каким-то причинам не подойти. Почему за семь лет в парке ничего не изменилось? Там мало что изменилось с тех пор, как я семилетним ребенком его посещал, а мне уже 45. Я предлагал сделать хорошие парковки, поставить нормальные туалеты, открыть современные точки питания и аттракционы, было очень много идей и предложений… Сегодня семьям с детьми в парке негде покушать. Стоит вагончик с сосисками, продается сладкая вата и шашлык. Разве это уровень парка города-миллионника? А ведь это уникальный парк. Он связан с сосновым бором. Была идея разделить его на три зоны: зона развлечений, сквер, где можно спокойно посидеть, и спортивная зона с велодорожками и зимней лыжней, хорошим освещением. Бор тоже давно нужно было соединить мостом с Тополиной аллеей, чтобы люди могли пешком ходить туда, а не на машинах ездить.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Это вы про какой-то проект рассказываете?

— Мы предлагали много вариантов. Но проблема в том, что все обсуждается, все в процессе, а результата нет. Мы живем в ожидании. Меня сегодня спрашивают, почему я раньше не задавал все эти вопросы. Задавал я их, может быть, в другой форме. Так вы не на форму смотрите, а на содержание! Когда все время живешь в ожидании, наступает предел, и хочется уже что-то увидеть, потрогать. При этом я вижу и сказал об этом на заседании думы, что в городе начинается оживление, появляются общественные пространства, газоны. Но этого мало для миллионника, это минимум, который могут делать главы районов.

А глава города должна заниматься стратегическими вопросами: решать вопросы с пробками, школами, генпланом, общественным транспортом, переходами, социальной сферой. Я ведь всего лишь доношу мнение своих избирателей до администрации. И за это на меня обижаются? 

Я же не могу, когда мне говорят одно, транслировать им другое. Хорошо, вы мне не верите, говорите, что я скандальный — давайте съездим на встречу с жителями. Если окажется, что я неправ и жители Курчатовского района довольны чистотой, киосками, ситуацией с транспортом, парком Гагарина, я готов публично признать свою ошибку. Мы начали разговор с моего выдвижения в Госдуму. Может быть, если меня изберут и Наталья Петровна увидит, сколько людей за меня проголосовали, она мне, наконец, поверит?

— Вы правда думаете, что она не понимает? Наталья Петровна не производит впечатление глупого человека.

— Думаю, она все понимает. Я не понимаю, почему эти вопросы никак не решаются.

«Мне отказали в американской визе из-за членства в ЕР»

— Как однопартийцы восприняли ваше выдвижение? Там ведь, вроде как, уже согласовали Павлова.

— А вот вы откуда знаете, что его согласовали?

— Из неофициальных, но достоверных источников.

— Я член партии «Единая Россия» 15 лет, но мне никто ни разу не сказал: «Илья Семенович, партия видит в Госдуме Павлова, ты не ходи». Есть процедура праймериз, куда может заявиться даже не член партии. Допускаю, что у руководства могут быть симпатии к тому или иному кандидату. Понимаю, что есть механизмы, позволяющие при помощи партийного ресурса дать человеку возможность выиграть праймериз. Хотя мы с моей командой будем работать на победу и надеяться на прозрачность процедуры предварительного голосования. До праймериз еще полтора месяца. Уверен, что руководство партии и области пристально наблюдает за происходящим. Поэтому наша работа в любом случае не уйдет в никуда. Это способ в том числе донесения информации до власти.

Я не иду в другую партию, потому что это пока не вписывается в мою философию.

Хочу, чтобы руководство ЕР видело, что есть активные члены партии, которые работают в округе и тоже имеют амбиции. Мне интересно, на чьей стороне в итоге будут симпатии руководства: человека, которого в округе не знают и который никогда не работал там, либо того, кто много лет работает со своей командой, отстаивает интересы партии на всех выборах и мероприятиях. Если интересы партии будут крениться в другую сторону, значит, я ей не нужен.

Илья Мительман заявился на праймериз «Единой России» в Госдуму

— Такое заявление могут воспринять как шантаж.

— Нет никакого шантажа. Не нужно делать из меня несистемного депутата. По факту мне пытаются поставить в вину всего лишь двухминутную речь, содержащую пять вопросов и парирование с главой города. Это вообще-то моя работа! Нынешний регламент не позволяет дать оценку работе мэра. Можно только принять или не принять отчет. Если приняли, значит, все нравится. Мне понравилось не все, поэтому я не принял. Я давно предлагал сделать какую-то шкалу.

— И какую оценку вы бы поставили Наталье Котовой по пятибалльной шкале?

— Наверное, тройку. Но у меня нет такого права, поэтому я не принял отчет. Все. И в ответ — проверяют мое гражданство, какую-то коалицию собирают против меня… Это же смешно! Ну, не буду говорить я, напишут журналисты, урбанисты. Они не мои друзья. А потом жители придут. Этого добиваются? Вместо того чтобы послушать и что-то сделать, начинается какой-то разбор, кто тут главный… Они же это не для меня сделают, а для жителей.

— Переговоры с другими партиями ведете на случай неудачи на праймериз?

— Мне поступали предложения от двух партий стать кандидатом в депутаты Госдумы.

— Но вы рассматриваете такую возможность или нет?

— Для этого я должен быть членом этой партии, а я пока член «Единой России».

— В той же «Справедливой России» у вас много дружественных депутатов.

— У меня есть дружественные депутаты во многих партиях: СР, ЛДПР, КПРФ, «Партия роста»… Всех, кто работает на пользу города, я считаю дружественными. Но я член «Единой России». И пока я не готов куда-то перебегать. Если я уйду в другую партию сейчас, перед выборами, может показаться, что стремление попасть в Госдуму у меня на первом месте. Но это не так. На самом деле Госдума — не самоцель, у меня нет жажды власти. Для меня важен результат, когда можно будет выйти на Комсомольский проспект, улицу Молодогвардейцев или Чичерина и увидеть чистые улицы, какие-то общественные пространства, а не мини-рынок и грязь, которые видят сейчас жители. Когда, наконец, мы будем гордиться нашим центральным парком имени Гагарина и водить туда гостей нашего города. Я хочу выстроить конструктивный диалог с руководством города, хочу вместе с ними делать Челябинск красивым и ухоженным, чтобы он был не хуже Екатеринбурга или Казани.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Если мне для этого нужно будет сложить полномочия депутата, я это сделаю. Но важно понимать, что это действительно поможет. Помните одно из первых решений Бориса Видгофа на посту директора ХК «Трактор»? Он решил забрать ложу у городской думы. Я сказал тогда: «Правильное решение! Но если это поможет команде „Трактор“ перестать проигрывать». Помогло это команде «Трактор» два года назад? Нет, не помогло.

Так и сейчас: хотят, чтоб я не был таким активным, чтоб не шел в Госдуму, не вопрос! Если это поможет изменить ситуацию в городе к лучшему, я готов! Я не держусь за свой мандат. Мой бизнес никак не зависит от этого. 

За год я трачу порядка 2-3 млн рублей личных средств на депутатскую деятельность. Потому что каждый месяц нужно где-то помочь школе или садику, спортсменам, иногда больнице, кому-то купить лекарства, где-то проблемы во дворе… Еще у меня два помощника. За пять лет получается 10-15 млн рублей. Это не считая праздников, затрат на выборы. Иногда вместо того, чтобы позаниматься со своими детьми, я еду на общественные мероприятия.

— В Госдуме времени останется еще меньше. Плюс риск попасть в санкционные списки…

— Я года три назад пошел открывать американскую визу, мне отказали. Обосновали это тем, что я состою в партии, которая чем-то не тем, с их точки зрения, занимается. Последние два года я вообще не был за границей. Считаю, что надо здесь развивать туризм. У нас край трех тысяч озер. Но насколько они доступны? Надо развивать местную инфраструктуру. В Челябинске шикарная природа. Есть и горы, и озера. Можно зимой кататься на лыжах, летом купаться, круглый год посещать здравницы. При желании мы можем предложить то, чем ценятся чешские, австрийские, немецкие курорты.

— Кто будет заниматься бизнесом, если вы изберетесь в Госдуму? Три недели в месяц надо быть в Москве.

— У меня очень хорошая команда на предприятии. Я уверен в этих людях. Только одна проблема — не хватает кондитеров. На нашу продукцию высокий спрос, и мы не успеваем делать. Вот осенью повысили заработную плату, надеюсь, людей доберем. Так что уверен, совмещать работу в Госдуме с бизнесом я смогу.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
Как Казань простилась с погибшими во время массового расстрела в гимназии № 175 детьми и учителями
Россия
Госдума вводит штрафы для СМИ за публикации о террористических организациях без маркировки
Россия
Павел Дуров: казанский стрелок сделал публичным свой канал за 20 минут до нападения
Россия
Суд оштрафовал Telegram на ₽5 млн за отказ удалить информацию о митингах Навального
Россия
Прокуратура запросила до 14,5 года колонии фигурантам дела о пожаре в «Зимней вишне»
Россия
Стоимость охраны школ в России — больше ₽40 млрд в год. Заберет ли этот рынок Росгвардия?
Россия
У казанского стрелка — заболевание головного мозга, он обращался за помощью из-за болей
Россия
Моргенштерна включили в список лиц, угрожающих нацбезопаности Украины
Россия
В Мурманске прокуратура проверяет утечку министерского списка «проблемных подростков»
Россия
Ростовский губернатор утаил свое участие в мероприятии ЕР и Союза добровольцев Донбасса
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.