В глубинке не понимают, как выполнить волю Москвы и провести перепись населения. Репортаж

«Народ дохнет»

В глубинке не понимают, как выполнить волю Москвы и провести перепись населения. Репортаж

Игорь Пушкарев

Владимир Путин уже во второй раз переносит проведение Всероссийской переписи населения. В первый раз ее сдвинули на август–сентябрь 2021 года из-за пандемии коронавируса. Сейчас президент распорядился снова отложить мероприятие — на этот раз из-за кадрового кризиса. Дело в том, что на носу выборы в Госдуму, а отвечать за их проведение должны те же люди, что и за проведение переписи — «наши учителя и работники социальной сферы», по замечанию секретаря генсовета «Единой России» Андрея Турчака. Никакой скамейки запасных, «особенно в малых городах и районах», у Кремля нет, выяснилось из заявления Турчака. Вести с таким ресурсом два федеральных мероприятия разом — риск провалить оба.

В провинции вообще не слишком понимают, как выполнять все новые и новые задания Москвы. Например, последнее — организовать электронное голосование, а потом перепись в режиме онлайн. До 70% коренного населения деревень составляют старики, и они больше думают о мире ином, чем о победе «Единой России» в этом. Компьютеров у них нет, а слово «интернет» для многих звучит как ругательство. Молодежи мало, да и та занята добыванием средств на пропитание. Как это все выглядит вживую — в репортаже Znak.com из уральского села Перебор.

«Мы себе место на кладбище готовим»

Партия «Единая Россия» и административные органы в РФ отделены друг от друга лишь на бумаге. С 24 мая стартовали праймериз «ЕР». В этом году они впервые проходят в электронном виде. Чиновникам спущен норматив: 10% от числа избирателей должны пройти регистрацию на Госуслугах и принять участие в предварительном голосовании. Поэтому Горноисетская сельская управа в Свердловской области сейчас похожа на колл-центр предвыборного штаба. 

«В ЦИКе нормально проголосовала? А вот и понятно, ты сейчас самостоятельно создала учетную запись. Она не подтверждена у тебя, ее надо через МФЦ подтверждать. Смотреть можешь, а никакие заявления подавать не можешь», — при мне пытается помочь кому-то по телефону сотрудница администрации Светлана Холкина.

Светлана ХолкинаСветлана ХолкинаЯромир Романов / Znak.com

«У нас прописаны 528 человек, избирателей — 402, и около 70% из них пенсионеры. Им сложно все это, у многих даже телефоны еще кнопочные, компьютеров и подавно нет», — объясняет ситуацию глава Горноисетской сельской администрации Андрей Белич. Говорит, что лично ходил по деревням, объяснял пожилым людям, как и, главное, для чего им надо регистрироваться на Госуслугах. 

«Я им говорю, что это ведь не только для выборов, но и потом пригодится. К врачу записаться, например. А они мне в ответ: „Мы себе место на Смолинском кладбище готовим, на черта нам все это надо?“ Не вру нисколько, вот здесь, возле магазина, это было», — привел сельский глава пример из собственной практики.

Несмотря на все усилия, в Горноисетской сельской территории регистрацию на Госуслугах к началу праймериз прошли 35 человек. 

Подать заявку онлайн отсюда проблематично. Из всех операторов связи работает один — местный «Мотив», интернет только проводной и только от «Ростелекома». Чтобы людям не пришлось для регистрации на госуслугах дважды ездить в Каменский-Уральский, 8 мая в администрации работала выездная группа Центра государственных и муниципальных услуг (МФЦ). «Хорошо, что удалось достучаться через главу [Каменского городского округа Сергея Белоусова] и упростить эту процедуру», — хвалится Белич. Его озадачивает, что часть из зарегистрировавшихся — это дачники. Удастся ли выполнить норматив в 10% «участников тестирования электронной платформы для голосования» — пока не ясно. И впереди еще сами выборы.

Андрей БеличАндрей БеличЯромир Романов / Znak.com

«Перепись, не перепись — работы нет»

Решение Путина развести выборы с переписью населения Белич полностью одобряет. «Вы же в армии служили? У нас примерно так же — приказ командира обсуждению не подлежит», — казенно отвечает чиновник, еще три года назад работавший в МЧС. После переходит на человеческий язык и добавляет: 

— Не столько будет легче мне или, допустим, тем же волонтерам, кто перепись проводит, сколько нашему населению.

— В чем именно?

— И так переходим на новую форму голосования, так еще и это. Население в основном возрастное, им сложно на все это новое быстро реагировать.

Через пару минут Белич проговаривает, что им самим тоже будет проще вести разъяснительную работу с людьми, если выборы и перепись пройдут отдельно. Тем более что из пяти человек местной участковой избирательной комиссии четверо сами пенсионеры. Включая председателя комиссии, экс-сотрудницу сельской управы Галину Бекленищеву. 

Яромир Романов / Znak.com

В кабинете Белича лежат новые таблички с названиями деревенских улиц. Перед началом переписи их надо везде обновить. Еще подумать о транспорте и сопровождении для переписчиков: «Осень же будет, дожди начнутся, холода». В общем, работы еще много.

Население с Беличем согласно. 

«Думаю, разумно это. В избирательных комиссиях работы хватает. И кого-то из них будут привлекать [к переписи], а два процесса в один момент тяжеловато», — говорит Андрей Меренков, дачник с улицы Ленина в деревне Перебор. Он, как оказалось, знает, о чем говорит. Его жена, директор школы № 24 Каменска-Уральского Ольга Меренкова несколько лет по совместительству председательствует в УИК № 1848.

Без всякой переписи Меренков выводит главную проблему окрестных деревень: «Перепись, не перепись — работать людям где-то надо, а работы здесь никакой нет».

Андрей МеренковАндрей МеренковЯромир Романов / Znak.com

Несколько поселковых магазинов, работа на окрестных лесопилках и в единственном сохранившемся фермерском хозяйстве дает средства для существования единицам. Остальные местные жители вынуждены ездить на работу в Каменск-Уральский, Екатеринбург или «на вахты» на север УрФО. Со временем многие там обживаются и на малую родину перестают возвращаться.

«Вот говорят про нас, русских, что мы работать не любим. А зарплаты-то какие? Да никакие просто! Процентов на 40-50% только за этот год все дороже стало. 

А что нам дает перепись и что она раньше давала? С одной стороны, для экономики выводы какие-то сделать. Только столько лет мы сначала все шли к светлому будущему, потом обратно шли. И сейчас снова идем куда-то, что изменилось?» — недоумевает собеседник.

Его сосед Александр тоже не понимает, что даст перепись. Но согласен, что проводить ее в одно время с выборами «тяжело тем, кто этим занимается». В разговор вступает бывшая доярка давно развалившегося совхоза «Переборский» 84-летняя Мария Семеновна. «Картонная фабрика была, совхоз был, ферма. А сейчас тишина! [Михаил] Горбачев все развалил», — негодует старушка.

Мария СеменовнаМария СеменовнаЯромир Романов / Znak.com

Ее пенсия сейчас составляет около 9 тыс. рублей. Впрочем, напрягает женщину не этот скромный доход, а то, что последний продуктовый магазин в Переборе недавно закрылся и до соседнего в Горном ей дойти «уже не мочно». Приходится продукты заказывать «с оказией». Все из-за того, что на зарплату в 13 тыс. рублей никто в деревне продавцом работать не согласился.

«За год померло 20 человек»

«30 тыс. в месяц — это чтобы просто не сдохнуть. А чтобы нормально себя чувствовать, надо на человека 50-70 тыс. сейчас иметь», — говорит Сергей с улицы Ленина в Горном. Говорит, что в деревне давно уже жить не дешевле. Квартплаты, «как в городе», нет, но, чтобы пробурить скважину и обеспечить дом водой, надо отдать около 100 тыс. рублей.

По его словам, конгломерат деревень, подчиняющихся Горноисетской администрации, вымирает. «Народ дохнет. По домам можем пойти прямо сейчас да пересчитать! За год, наверное, 20 человек померло. Не от коронавируса, конечно, от алкоголя и от сердца», — утверждает мужчина.

Сергей с улицы ЛенинаСергей с улицы ЛенинаЯромир Романов / Znak.com

На вопрос о переносе сроков переписи резко заявляет: 

— Вся эта перепись — говно одно! Важно знаешь что? Тут порог Ревун, и туда все туристы с Екатеринбурга, Тюмени, Челябинска, Кургана едут. Так они просто все дебилы конченные.

— Почему?

— Есть дорога объездная, так, нет, эти тупорылые через сюдов едут и пылят! Не надо перепись никакую делать, а вот там, за деревней, полтора километра асфальта кинуть, чтобы они ехали там. Все.

Его отец, Николай Васильевич, живет в Горном с 1971 года. Раньше работал на картонной фабрике — «почти что весь поселок работал на ней». «Жить по тем временам можно было, и молодежь держалась, а сейчас не то уже», — говорит старик. На выборы он не пойдет и в переписи тоже смысла не видит: «Ак, а че, какая польза-то? Нам-то легче не будет ведь! Опять то же ворье придет».

Николай ВасильевичНиколай ВасильевичЯромир Романов / Znak.com

В южной части поселка встречаем девушку по имени Мария. Она мать двоих детей, последнего родили в этому году. Вместе с мужем недавно переехали в Горный на постоянное место жительства — «поближе к природе и свежему воздуху». Ее дети едва ли не единственные, кто гуляет сейчас на недавно построенной властями детской площадке. 

МарияМарияЯромир Романов / Znak.com

Ни садика, ни школы, правда, здесь нет. Старшего приходится возить за пять километров в соседнее село. В будущее эта собеседница смотрит с оптимизмом. Она едва ли не единственная, кто намерена принять участие в выборах и переписи онлайн. «У меня дети, мне ходить туда-сюда некогда», — поясняет девушка.

Поддержи независимую журналистику

руб.
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.