Как устраиваются за границей политэмигранты из России, чего боятся, планируют ли вернуться

«Подготовка заняла не более двух дней, с собой было ₽70 тыс.»

Как устраиваются за границей политэмигранты из России, чего боятся, планируют ли вернуться

Каждый пятый россиянин хотел бы уехать в другую страну (по данным опроса «Левада-центра»*), но принимают окончательное решение о переезде значительно реже. Для некоторых политических и общественных активистов в этом году стимулом стали обыски и уголовные дела, связанные с протестной деятельностью. Иногда на сборы уходит всего несколько дней, а конечная страна оказывается не так важна — в пандемию коронавируса выбор особенно сужается. Пять политэмигрантов, которые покинули Россию в последние годы, рассказали Znak.com свои истории.

Яромир Романов / Znak.com

«Главный вопрос: как безопасно покинуть Родину?»

Евгений Мусин,

активист «Бессрочного протеста» из Санкт-Петербурга

В сентябре прошлого года звезды сошлись так, что я решил временно покинуть страну. Все активней наседали силовики, и я уже примерно половину времени вынужден был жить не дома из-за постоянной слежки и зачастивших по мою душу угрошников. Совокупность этого с рядом других обстоятельств привела к такому решению. 

Я понимал и раньше, что когда-то такой выбор встанет, но подобного рода эмиграция как зима, каждый год приходящая внезапно и застающая врасплох.

Евгений МусинЕвгений МусинПредоставлено Евгением Мусиным

На самом деле, когда ты принимаешь решение об эмиграции, перед тобой маячит главный вопрос: как безопасно покинуть Родину. Если тебе что-то уже предъявлено официально, то стоит сосредоточиться на пересечении границы в обход официальных пунктов пропуска, в моем случае этого не было, и я после раздумий посчитал для себя возможным попробовать простой вариант с самолетом. В последний момент покупается билет, с чужой карты или за наличные, желательно иностранной авиакомпании. После небольшого интервью в аэропорту с сотрудником пограничной службы я успешно прошел границу и улетел в Турцию как турист. 

Выбор же конечной точки? Не стоит жестко планировать в самом начале мытарств, поскольку многое может пойти не по плану.

С помощью стоит быть осторожным, ибо чем больше людей втянуто, тем больше риск неудачи, особенно когда на человеке уже висит официальное обвинение уголовного порядка.

Лично у меня подготовка заняла, может, несколько дней, больше времени ушло на сомнения. Деньги в таких случаях не должны быть тормозящим фактором, можно занять у родственников или коллег, соратников, главное — покинуть страну и присмотреть жилье на первые трое суток, маршрут дальше будет легче, хотя сейчас коронавирусные запреты серьезно влияют на возможности добраться до безопасной для тебя страны, остается буквально несколько вариантов.

Первые месяц-два — самые сложные, хотя по сравнению со стрессом и проблемами, перенесенными в дороге, это уже не так страшно. Во многих европейских странах существуют минимальные возможности для выживания, предоставляемые государством или благотворительными организациями. Если стоит вопрос сесть по липовому делу в отечественную колонию или худо-бедно, но остаться на свободе, многие, думаю, выберут второе.

Неподготовленная эмиграция привносит свой комплект проблем и текущих вопросов, на что уходит довольно много времени. Нравится или нет — вопрос относительный, нужно приспосабливаться, встраиваться в социум, учить новый язык, но все это решаемо на месте. Можно, конечно, выбрать отечественный вариант с гособеспечением в казенном учреждении на Родине, но, думаю, многие активисты не согласятся получить безусловно почетный статус политзаключенного, однако не приносящий сегодня обществу и стране никакой пользы, даже если ты Алексей Навальный.

Планов вернуться в ближайшее время у меня нет, поскольку очень многое в России остается подвешенным. Желание, конечно, есть. Скучаю по многому и по многим в России.

«Я подошел в аэропорту к сотруднику полиции и сказал, что моей семье нужна международная защита»

Олег Хомутинников,

депутат Липецкого облсовета, экс-координатор регионального отделения «Открытой России» и основатель «Федеративной партии» (покинул Россию из-за закона о «нежелательных организациях», собирался участвовать в выборах в Госдуму и в региональный парламент осенью 2021 года, но ему стали угрожать уголовным делом)

Наш «побег из страны» был задуман еще в апреле, правда, с другой целью. Мы с женой запланировали отпуск в Сербии. Эта страна была открыта на фоне пандемии, и туда не нужна виза. Купили билеты до Белграда через Амстердам и стали ждать отпуск. И тут власти начали ужесточать законы — о «нежелательных организациях», появились «иноагенты». Понятно, что все это принималось под выборы. 

Активизировались силовики. Был разгон Земского съезда в Великом Новгороде, в котором я участвовал. Потом мне прямо сказали: если будешь участвовать в выборах, получишь уголовное дело из-за участия в деятельности «Открытой России». Я к этому отнесся очень серьезно. Потом 27 мая прошел совет с участием Михаила Ходорковского, на котором было принято решение ликвидировать «Открытую Россию». Для меня все стало ясно.

Олег ХомутинниковОлег ХомутинниковПредоставлено Олегом Хомутинниковым

Когда дело подошло к отпуску, мы с женой решили, что не вернемся в страну в ближайшее время, а останемся в Голландии. Она тоже принимала участие в деятельности «Открытой России», при этом работала юристом в «Почте России». Родственникам и детям (у Олега Хомутинникова две дочери 6 и 10 лет — прим. Znak.com) заранее ничего не говорили, чтобы не травмировать. Они обо всем узнали уже по факту. Восприняли с пониманием. 

Мы приземлились в Амстердаме 28 мая. Я просто подошел в аэропорту к сотруднику королевской полиции и сказал, что моей семье нужна международная защита. Я заранее написал все на листке и передал его сотруднику правопорядка. Нас отвели в отдельное помещение, провели беседу, но, поскольку было уже поздно, нам пришлось остаться ночевать в транзитной зоне. 

Утром с нами начала работать служба миграции. Забрали все документы, опросили. Я в общих чертах рассказал о том, почему прошу политического убежища. Потом нас посадили в автомобиль и отправили в центр приема беженцев, который находится на границе с Германией. Там нас сфотографировали, выдали временные удостоверения. Центр беженцев — это двухэтажные коттеджи, что-то наподобие хостелов. Комнаты на двух человек, общие ванна, туалет и кухня. Кормят бесплатно. Бытовые условия для такого места просто идеальные. Можно выходить в город, делать покупки в магазинах, гулять по парку, например. 

Процедура получения политического убежища представляет собой несколько этапов. Мы пока на самой нижней ступени. Первый, регистрационный этап, занимает от 3 до 10 дней. Но у нас это все растянулось на полтора месяца. Были проблемы с биометрическими данными, кроме того, достаточно много других беженцев. Система перегружена. Тут много людей из Сирии и других стран Африки, Турции, а также Белоруссии. 

15 июля у меня было регистрационное интервью. Я рассказал подробно о себе, своей семье и о том, почему был вынужден покинуть Россию. Дальше предстоит доказать, что в своей родной стране мне и моей семье находиться небезопасно. Для этого у меня есть доказательства. Весь процесс может занять год. Но мы морально готовы к этому. Впрочем, если в России отменят последние репрессивные законы, то мы будем готовы вернуться. 

Тем, кто получает в Нидерландах политические убежище, предоставляется муниципальное жилье — за него нужно платить какую-то минимальную аренду, а еще выдают ежемесячные пособия. Но сидеть сложа руки я не собираюсь. Могу устроиться на самую простую работу — даже грузчиком. Еще я слышал, что в Амстердаме эмигранты выпускают газету, может, присоединюсь к ним. В плане работы тут очень много возможностей для интеграции. Детей отправим учится в местную школу. 

Я допускаю, что нам могут и не предоставить международную защиту. Это решение можно будет оспорить — для этого предоставляется бесплатный адвокат. И очень много случаев, когда суды встают на сторону беженцев. Если и это не пройдет, будем думать, что делать дальше. Мы решаем проблемы по ходу их поступления. Когда поняли, что в России находиться небезопасно, взяли и уехали. Но пытаться получить политическое убежище где-то еще в Европе мы пока не планируем. 

Наши друзья нас поддерживают, говорят, что мы сделали правильный шаг, уехав в Голландию. Пока я нахожусь в процессе получения политического убежища, пишу концепцию формирования политической власти в России, которую скоро опубликую. За время существования путинского режима много талантливых, политически активных граждан были вынуждены покинуть страну. Этим людям еще предстоит вернуться. Многие вещи нужно будет переосмыслить. Лично я вижу Россию страной открытого доступа. Обезличенные права для всех должны прийти на смену личным привилегиям.

«Мотивы известны — гомофобия и политическое давление»

Никита Томилов,

екатеринбургский юрист-правозащитник, оказывавший поддержку защитникам сквера у Театра драмы, а также уральским подросткам, которые столкнулись с проявлениями гомофобии

Я уехал из России в 2019 году. Мотивы, побудившие меня это сделать, известны — гомофобия и политическое давление на активных борцов с режимом (в 2019 году юрист стал фигурантом списка группировки «Пила», которая через свои ресурсы в интернете объявила охоту на российских ЛГБТ-активистов и сотрудничающих с ними правозащитников — прим. Znak.com). 

Времени выбирать страну для иммиграции особо не было. Счет шел на дни. Эмиграция проходила в очень сжатые сроки. Поэтому страну я не выбирал, а взял билет в первый же город, который пришел в голову — это был Берлин. С отъездом помогали друзья и коллеги. Когда я прилетел в Германию, у меня в кармане было около 150 евро.

Аккаунт Никиты Томилова в TikTok

Первое время в новой стране проходило не так уж и плохо. С интеграцией мне помогали новые знакомые, которых я нашел здесь. Первые два месяца для меня были месяцами «ничего неделания». Но в определенный момент я понял, что такой образ жизни меня убивает. 

Тогда я основал инициативную группу The LGBT live. Наш проект занимается помощью беженцам в интеграции в Германии через культурные и творческие проекты. Позже наша некоммерческая организация получила юридический статус. В нашей команде 15 человек. Немного, но на каждого я могу положиться. Это большие профессионалы своего дела. 

В основном мигранты из России в Германии — это так называемые поздние переселенцы, потомки русских немцев. Политические мигранты тоже бывают. 

У меня есть пособие, которое мне выплачивается. Также я могу брать подработки. Например, я играю в кино, снимаюсь в образе «драг квин», актерские съемки приносят дополнительную прибыль и популярность в Германии. В качестве хобби я организовал свое шоу Talk with gay, где беру интервью у актеров, певцов, политиков. 

Я запросил политическое убежище, но Федеральное ведомство мне отказало. Сейчас я обжалую это решение в суде. 

Сейчас жизнь в миграции для меня ничем не отличается от жизни до нее. Важно, как ты сам себе это преподнесешь. Для меня она открыла новые возможности, дало новые силы и идеи. В Россию возвращаться на планирую, так как власть сделала все, чтобы отбить у меня желание для этого. Я полюбил Германию, и теперь это мой дом. Это страна, которая за два года дала мне гораздо больше, чем Россия за 20 лет. И я благодарен этой стране за такую возможность.

«Не могу сказать, что мне нравится жить в Нидерландах»

Евгений Жуков,

активист курганского отделения «АгитРоссии»

Россию я покинул в мае этого года из-за того, что в конце апреля (сразу после несанкционированного митинга в защиту Алексея Навального. — прим. Znak.com) ко мне домой приехали сотрудники полиции и ФСБ. Они увезли меня к себе, а там уже угрозами о возбуждении уголовных дел в отношении меня пытались склонить к сотрудничеству. Тогда я и принял для себя окончательное решение об эмиграции.

С отъездом мне особо никто не помогал, разве что морально… Вся подготовка заняла не более двух дней, это вместе с покупкой билетов, сборами. С собой у меня было чуть больше 70 тыс. рублей наличными.

Евгений ЖуковЕвгений ЖуковПредоставлено Евгением Жуковым

На самом деле план сначала был, но после того, как меня не выпустили из Шереметьево, я понял, что надо экспериментировать: я нелегально пересек границу с другим государством и оттуда уже улетел в Амстердам. А в Шереметьево было вообще интересно: как только девушка, сидящая на стойке регистрации, начала меня регистрировать на рейс, сразу подбежал их начальник, взял мой загранник и начал его фотографировать, ну и отправлять куда-то. Потому он кинул в меня мой паспорт и сказал, что они меня не выпустят и чтобы я даже не пытался улететь.

По прилету сразу же в Схипхол я пошел до местного участка полиции при аэропорте, там сказал, что я оппозиционер из России и мне нужно политическое убежище. Это было 7 мая. Меня сфотографировали, сняли биометрию, вкратце опросили, почему бежал. Оттуда меня отправили в определенное место для просителей убежища, где я пробыл до 18 мая. 18 мая было одобрено мое прошение о политическом убежище. Там у были интервью с ИНД. ИНД — это подразделение Министерства безопасности и юстиции Нидерландов. С ними у меня было два интервью, первое это мой путь, а второе — причина, почему я прошу убежище.

На данный момент я не работаю. Жду, пока начнутся языковые курсы, а далее собираюсь получить здесь голландское образование. Мне предоставили жилье в общежитии (через какое-то время предоставят дом или квартиру) аге и 60 евро в неделю: на расходники и еду.

Языка я вообще не знаю: мой английский, скажем так, еще хуже, чем голландский. С полицией в аэропорту Амстердама я общался через гугл-переводчик. А на всех остальных стадиях получения политического убежища мне предоставляли переводчика.

Не могу с полной уверенностью сказать, что мне нравится жить в Нидерландах, но опять же это лучше, чем сидеть в российской тюрьме.

Когда-нибудь я обязательно вернусь в Россию, но в ближайшие годы этого, думаю, не стоит ждать, ибо действующая власть довольно агрессивно дает сейчас понять оппозиционным деятелям, что если ты не уезжаешь, тогда ты садишься надолго.

Но и здесь до конца не чувствуешь себя в безопасности. Некоторое время назад я выложил на своем ютюб-канале ролик о том, почему бежал из России, о своих планах на будущее. И примерно через два дня после этого в мой аккаунт в телеграме мне написали неизвестные люди через секретный чат, что то, что мне удалось уехать из России, этого ничего не меняет… Следом пришла моя фотография, сделанная уже в Голландии.

«На новую социализацию уходит полтора-два года»

Антон Михальчук,

бывший координатор тюменского реготделения «Открытой России» (ликвидирована в мае 2021 года)

Прокурор сказал мне, что будет уголовное дело (о нежелательных организациях, статья 284.1 УК РФ — прим. Znak.com). На следующее утро (в январе 2019 года — прим. Znak.com) я улетел в Москву, там за 10 дней сделал себе французскую визу и улетел в Европу. Через Минск — тогда это было еще возможно. И в Париж. И уже во Франции, 23 или 25 января, я узнал об уголовном деле Анастасии Шевченко (первая фигурантка этого уголовного дела — Znak.com). Соответственно, все становится понятно, что статья реально работает, и возвращаться не стоит. 

В марте на меня завели дело, в квартире, где я жил, провели обыск, а конце мая объявили в федеральный розыск. Был случай: выхожу из подъезда и стоит человек в штатском. Был день чекиста. Говорю ему: «С праздником!». Он в ответ: «Спасибо!».

Антон МихальчукАнтон МихальчукInstagram Антона Михальчука

Уезжал с 50 тыс. рублей в кармане. Полгода пожил в Европе. Подрабатывал репетитором по истории и обществознанию, параллельно сотрудничал с тогда еще работавшей «Открытой Россией». Так что деньги были, но для Европы это копейки. Реально копейки. Жил скромно, без излишеств. На жилье и еду хватало. Чехия или Литва — не такие дорогие страны, и можно спокойно существовать. Не надо долго жить в Париже. Плюс турсезон, это позволяло недорого снимать недвижимость.

Полгода прожил в Европе и когда закончились документы, уже полетел в Грузию. Тогда считал, что на пару месяцев, но из-за пандемии был в стране зажат. Но за эти два года оброс работой и социальными связями. 

Первое время трудно, прерываются все возможные контакты и связи. Это для тебя очень тревожное состояние. Первые полгода люди реально беспокоятся, потому что оставляют часть своей жизни, удобную, комфортную. И меняют ее на жизнь полукочевника. Это сложно. Это тревога: ты максимально не определен, не знаешь, что делать. Но по себе вижу, что на новую социализацию уходит полтора-два года. 

Я не планирую брать политическое убежище. Грузия предоставляет мне возможность жить сколько я хочу. Тут можно находиться 360 дней по туристическим документам. У меня, тем более, есть национальная виза Литвы, учусь в Европейском университете на курсе «Публичная политика». Я могу в любой момент приехать туда.

По родным комарам и березкам не тоскую — их я могу найти и в Грузии, если захочу. Главное — это семья, от которой ты уезжаешь. Других поводов тосковать и скучать нет. И я всегда планировал вернуться в Россию. После того, как эти смутные времена, гонения политические закончатся, когда упразднят эти уголовные статьи (в частности, речь идет о статье за сотрудничество с нежелательными организациями — прим. Znak.com).

*«Левада-Центр» внесен в реестр НКО-иноагентов по решению Минюста РФ.

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
Россия
«Мужское государство» опубликовало адрес и телефон участницы Pussy Riot. Ей угрожают
Россия
Минюст объявил о внеплановой проверке фонда, который организует «Тотальный диктант»
Россия
Мосгортранс подал иск к профсоюзу. Тот сообщал об отстранении от работы непривитых
Россия
По итогам допроса стал известен статус главреда The Insider* по делу о клевете
Курган
Как похоронщики зарабатывают в пандемию коронавируса
Екатеринбург
В уральском поселке дом, где живет больше 100 семей, продали бизнесмену вместе с людьми
Россия
В Ингушетии неизвестные в масках избили сотрудников «Партии дела»
Россия
Бедность российских семей вынуждает подростков поступать в училища, а не в вузы
Санкт-Петербург
Женщина, избившая 7-летнего сына Пьехи, требует возбудить против ребенка уголовное дело
Санкт-Петербург
В Ленобласти предложили создать отдельные вагоны для женщин в метро
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.