Как живет село на Урале, которое обещали избавить от нашествия мух, но так ничего и не сделали

«В реку идет вода с кровью, жиром, перьями, костями…»

Как живет село на Урале, которое обещали избавить от нашествия мух, но так ничего и не сделали

Марина Малкова

Жителям поселка Новомуслюмово Кунашакского района Челябинской области тотально не везет много лет. Сначала большая часть людей жила на несколько километров дальше — в старинном татарском селе Муслюмово на самом берегу речки Теча, куда сливал свои отходы химкомбинат «Маяк», где в 1957 году ко всему прочему случилась авария и село оказалось в радиоактивной зоне. Так население существовало полвека, болело, умирало от онкозаболеваний, пока в 2009 году по решению президента село не расселили, как ранее расселяли другие села по всему Восточно-Уральскому радиоактивному следу. На юго-востоке был создан поселок Новомуслюмово, где уже давно жили более везучие старомуслюмовцы, изначально поселившиеся на другой стороне речки. После эпохального переселения казалось, что жизнь наладится, но нет. Компания «Здоровая ферма», которая тогда принадлежала структурам депутата Госдумы Олега Колесникова, открыла тут птицефабрику. Жителям обещали работу и современные экологичные технологии. С рабочими местами не обманули, а вот с экологией — опять не повезло. Круглый год сельчане задыхаются от вони, а летом страдают от туч мух.

В этом году из-за аномальной жары ситуация в Новомуслюмово усугубилась, и жители подняли бунт: пригласили СМИ, представители которых буквально тонули в болоте из куриного помета и вылавливали в нем же живых недобитых цыплят; писали жалобы во все возможные ведомства, встречались с представителями фабрики. Конечно же, коммерсанты и представители власти пообещали светлое будущее без мух и с запахом полевых цветов, но жители им не верят, а на представителей областной власти обижаются, считая, что те их просто бросили, хотя административный ресурс губернатора мог бы ускорить реальное решение вопроса.

Мы побывали в Муслюмово спустя месяц после резонанса.

Сход местных жителейСход местных жителейНаиль Фаттахов / Znak.com

Глава Муслюмовского сельского поселения Айрат Хафизов, выкуривая одну за другой сигареты, со стороны наблюдал за десятком жителей, которые специально для нас собрались у местного мемориала, чтобы поделиться своими проблемами. Он не подходил и не участвовал в разговоре, а когда мне указали на него, поспешил удалиться в здание сельсовета.

— Как вы думаете, люди правильно жалуются? — успели спросить мы Хафизова.

— Все правильно. На место их ставить надо!

— Кого? Предпринимателей или жителей?

— Коммерсантов!

— Так поставьте.

— Ай, тут и без меня есть кому ставить и комментировать, — глава кивнул на сход жителей и скрылся за дверью администрации.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Вот так всегда, но он человек подневольный, будет что-то говорить — и его снимут, — говорит местный активист Юлдаш Галиакбаров. — А Аминов (глава Кунашакского района Сибагатулла Аминов, — прим. ред.) и вовсе даже не появлялся здесь. К нему попробуй подойти — пошлет подальше и все. Вот и разруха у нас из-за этого, коммерсанты творят, что хотят, а власти и дела нет».

С главой района здесь все действительно сложно. Даже местные чиновники за глаза называют его не иначе как «бай» (богач, землевладелец у татар и башкир, — прим. ред.) и говорят: от него лучше просто держаться подальше и ждать, пока он уйдет на пенсию.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«По всему району мухота! Фабрика работает 10 лет, и с каждым годом становится только хуже. Ветер чуть-чуть направление меняет, и все: окна открыть невозможно из-за вони, липучки от мух кругом развешиваем, — говорит местная жительница Вера Ожогина. — А сейчас вот эпидемия. Нам говорят: носите маски, мойте руки. Но какие тут маски, если у нас полчища мух, а это переносчики инфекций, мы очень боимся, нас просто медленно убивают, губят.

Прокурор приезжал в июле проверял, потом по телевизору показывали, как он идет, а у него весь портфель мухами облеплен. 

И помочь нам власти не хотят. Главе района вообще ничего не надо, он даже не приезжал сюда на мух и вонь посмотреть ни разу. В 2016 году птицефабрику уже штрафовали за все эти нарушения. Штраф 152 млн рублей не был оплачен, а пойти он в район должен был, но Аминов простил им этот штраф. Потом там собственник сменился — Колесников продал фирму. И все на этом. Вот и сейчас — не верю я, что они что-то сделают».

С одной стороны, птицефабрика дает рабочие места. С другой, отравляет жизнь местных жителейС одной стороны, птицефабрика дает рабочие места. С другой, отравляет жизнь местных жителейНаиль Фаттахов / Znak.com

Жители говорят, что ответственность лежит на районной власти, а не только на самих коммерсантах, потому что у последних нет своих очистных для сточных вод, а пользуются они муниципальной очистной станцией, которая просто не выдерживает такого объема.

«Фабрика пользуется очистными, которые строили для поселка во время переселения, но они не рассчитаны на такие мощности, поэтому не справляются. Поэтому половина стоков идет незаконно в Течу — идет вода с кровью, жиром, перьями, костями, иногда — целыми тушками. Это происходит каждый раз после забоя. Вонь стоит ужасная. Что-то вообще на поля идет, туда тоже трубы выведены. Там журналистка в июле по колено в это все провалилась, — рассказала Эльзира Вахитова, одна из участниц инициативной группы жителей, которые пытаются добиться решения проблемы. — „Уральская мясная компания“ свои стоки сливает в реку по договору с ООО „Эрида“, которое, в свою, очередь, арендует у района наши очистные. Арендует — незаконно, так как они пользуются, но должны что-то развивать при этом, но они просто пользуются и убивают нашу деревню. Смысл был кого-то там от радиации переселять, если теперь здесь жить еще страшнее».

Наиль Фаттахов / Znak.com

Мы приехали в 35-градусную жару. В центре села, где собрались жители, какого-то сильного запаха не чувствовалось, но местные говорят, что нам просто повезло, так как ветра практически нет, а если и есть, то дует он в другую сторону.

«Ветер направление поменяет, и все. Дышать только ночью можно, когда становится чуть свежее», — говорит одна из бабушек.

Вместе с нами, к слову, по местам сброса отходов едет старший госинспектор отдела внутреннего ветеринарного надзора челябинского управления Россельхзонадзора Евгений Гнедков. До его ведомства информация по жалобам жителей за полтора месяца дошла лишь сейчас — спустили по инстанциям, попросив проверить, есть ли на полях и в реке непосредственно биологические отходы, то есть тушки птиц или их крупные не переработанные части: головы, лапы, как описывали жители.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Все эти бойщики говорят, что тушки не могут попадать в реку, так как там перед трубами стоят сетки, решетки, поэтому попадает только вода и перья. Надо самим убедиться, посмотреть», — говорит инспектор.

Он не успевает закончить беседу и прерывается на телефонный звонок.

— Чего? Послушайте, нет, меня учить не надо. Я приехал. Факт загрязнения установил. Все опишу, будет наше расследование. Телефон я ваш оставлю, если надо, с вами свяжусь, — сказал инспектор и возмущенно положил трубку.

Оказалось, ему звонили представитель «Здоровой фермы» с претензиями, что инспектор приехал, а предприятие не предупредил, информация о его визите появилась якобы неофициально.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Видимо, звонил вам тот самый, москвич, который за экологию у них отвечает. Он считает, что птицефабрика ни в чем не виновата. Он приезжал в июле: построим очистные, говорит. Но ничего они строить не будут, их все устраивает, они же тут не живут», — говорит Юлдаш.

Мы тоже позвонили этому представителю компании, его зовут Залим Абазов. На предложение дать какие-либо комментарии о планах компании по решению экологических проблем в Кунашакском районе мужчина резко ответил отказом и положил трубку. Дозвониться до отдела маркетинга «Здоровой фермы» не удалось.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Между тем присутствие расположенного в паре километров предприятия мы ощущаем, когда едем в сторону реки — туда, где расположена одна из незаконных труб для стоков. Юлдаш Галиакбаров караулит эту трубу каждый день, надеясь, что однажды она перестанет сливать воду с жиром и перьями в Течу, которая, кстати, впадает в реку Исеть. И жители Муслюмово почему-то уверены, что впадает вместе со всеми загрязнениями, которые собирает в Кунашакском районе.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Около речки — стойкий запах помета, а по ее берегам — кажущиеся издалека белым песочком перья и кости. Это то, что прибивает к берегу. Река в месте сброса стока имеет два цвета. Один — прозрачный, ближе к правому берегу, там идет обычное течение, второй — желто-грязный, в месте, куда непосредственно мощным напором идет сток. Если на трубу поставить сетку, в ней за минуту набирается ворох перьев и мелких костей.

Наиль Фаттахов / Znak.com

— Но это не биологические отходы, вот косточки, но они старые уже, — говорит инспектор.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Юлдаш и Данил Каримов уверяют, что если стоять дольше, то будут и головы, и тушки. Раньше все это можно было найти на дне, чуть копнув лопатой, но, судя по всему, дно после проверок и шумихи вычистили.

— Мы копаем и чувствуется, что там углубление под трубой, они все прочистили, чтобы доказательств не было, но мы же не дураки, — говорят жители.


Вместе с тем чуть позже один из собеседников Znak.com предположит, что нарушения в работе птицефабрики есть, и они грубейшие, но не исключено, что перед массовым визитом СМИ в июле кто-то из местных мог устроить диверсию и снять заграждающие решетки с труб. Но сами жители настолько ожесточены на птицефабрику и настолько бурно рассказывают о выловленных из воды головах и собранных на полях с пометом живых цыплятах, которых не добили во время убоя, что в диверсию верится с трудом.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Кстати, диверсия может быть с другой стороны, после Курбан-Байрама в реке нашли мешки с бараньими отходами. Но это бред. Просто так бы их никто не выкинул, явно специально в реку в том месте скинули», — говорит Юлдаш.

Следом мы едем на поля, куда выведены коллекторы «Уральской мясной компании» и ее подрядчика ООО «Эрида». От коллектора идет несколько труб. Затем чуть поодаль в двух местах на полях болота, жужжащие от мух и очень дурно пахнущие. Видно, что часть болот перекопана.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Вот сюда свозили помет и, думаю, здесь же где-то еще есть труба для жидких отходов, иначе откуда болота. Потом, видите, трактором пытались все перекопать, но вот не успели еще», — говорит Юлдаш.

Действительно, видно, что часть земли перекопана, где-то болотца начали высыхать, но где-то местами стоит вода с мухами — с учетом того, что дождей здесь не было давно, а кругом стоит сухая степь, можно сказать, что сток здесь и вправду есть. И вряд ли он законный.

Наиль Фаттахов / Znak.com

После поездки в Муслюмово мы встретились с прокурором Кунашакского района Алексеем Глазковым и его коллегой, помощником прокурора Илисханом Мальсаговым. Надзорное ведомство начало проверку после жалоб, она продолжается до сих пор. В ходе нее по работе птицефабрики и ее подрядной организации уже возбуждено шесть дел об административных правонарушениях в области природоохраны.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Во-первых, в отношении ООО „Уральская мясная компания“ возбудили два административных дела по части 2 статьи 8.7 и части 7 статьи 6.35 КоАП РФ. Первое дело уже рассмотрено — компании объявлен штраф в размере 400 тыс. рублей. Установлено, что с весны по июль 2021 года компания незаконно складировала куриный помет на земельном участке, который арендует у администрации района, — рассказал Алексей Глазков (это как раз участок с болотами, — прим. ред.). Кроме того, в адрес главы администрации района будет внесено представление за отсутствие земельного контроля. Площадь складирования — примерно 3-4 сотки. Теперь предприятие должно в течение 30 суток устранить последствия нарушения. Если по истечении 30 дней нарушения не будут устранены, мы обратимся с иском в суд».

Наиль Фаттахов / Znak.com

Второе административное производство возбуждено по факту того, что на предприятии не осуществляется обеззараживание помета, которое должно убивать возбудителей инфекций. Как раз из-за этого в Муслюмово очень много мух.

«У них есть оборудование, которое должно обезвреживать помет перед утилизацией, есть пометохранилище, но работает все не по ГОСТу. Кроме того, они применяют помет в качестве органического удобрения. Такое удобрение должно входить в государственный каталог, но они его туда не вносили. На предприятии не проводятся дезинфекционные мероприятия, из-за чего произошло скопление мух. 3 сентября назначено рассмотрение дела Роспотребнадзором. В течение 30 дней после рассмотрения предприятие также обязано устранить нарушения», — рассказал Илисхан Мальсагов.

Наиль Фаттахов / Znak.com

По словам представителей прокуратуры, еще четыре дела об административных правонарушениях возбуждено по деятельности ООО «Эрида». Первая административка — из-за непредоставления декларации по загрязняющим веществам. Второе — по нарушению правил водопользования при заборе воды из реки. Кроме того, у фирмы не имелось информации о последней замене ламп и не заключен договор на утилизацию ламп, которые относятся к отходам производства второго класса опасности.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Вопрос по трубе, которая сбрасывает сток в реку, еще решается. Уже известно, что она бесхозяйная. Как только будет установлен собственник участка, где она проходит, его обяжут демонтировать эту трубу. Сама «Здоровая ферма», конечно же, не признает, что трубу поставили именно они. Она идет до коллектора, после которого в сторону птицефабрики начинается труба уже самого предприятия. При этом у ООО «Эрида» нет счетчиков, которые могли бы установить объем стоков в реку, — их должны обязать поставить счетчики, иначе невозможно установить ущерб окружающей среде.

По словам прокурора района, также сейчас решается вопрос о внесении представления администрации района по законности передачи в аренду самих очистных.

Наиль Фаттахов / Znak.com

«Нам приходят ответы с органов, что за нарушения к птицефабрике будут применены административные наказания, мы видим, что прокуратура работает, Роспотребнадзор, но эти административные штрафы не решают проблемы под корень. С реки стоит ужасная вонь, ведь птицефабрика функционирует круглосуточно и у нее есть отходы, которые необходимо утилизировать. Как нам известно, птицефабрика передает жидкие отходы подрядной организации — ООО „Эрида“. И по словам рабочих этой организации, объемы очистной не рассчитаны на отходы птицефабрики, это вообще муниципальная очистная станция, — говорит лидер инициативной группы жителей Данил Каримов. — Мы считаем, что необходимо в кратчайшие сроки построить новую очистную или модернизировать существующую, так как население страдает от вони с реки и мух. Несколько раз была встреча с представителями птицефабрики и минсельхоза области по поводу очистных, но эти встречи нас не удовлетворили, так как не чувствуется, что строительство начнется в кратчайшие сроки, потому что документы перекладываются с одного стола на другой, с области — в район и обратно. А жители в это время продолжают страдать от вони».

У трубы не оказалось хозяинаУ трубы не оказалось хозяинаНаиль Фаттахов / Znak.com

По словам Данила Каримова, 27 июля была встреча с представителями фабрики, районной власти и специалистов минсельхоза. Там представителям предприятия рекомендовали построить очистные по очистке сточных вод, разработать технологии быстрой переработки отходов птицеводства и разработать экологическую дорожную карт. Все — до 1 января 2022 года (правда, в протоколе везде указано с ошибкой — до 1 января 2021 года).

«В таких встречах при принятии таких решений — строить очистные или нет, должны присутствовать высокие чиновники: губернатор Челябинской области или хотя бы его зам. Чтобы с птицефабрики приехал генеральный директор или заместитель и с минсельхоза должно быть руководство. Но ничего этого нет. Непонятно, кто будет строить очистные, когда, за какие деньги.

Мы не видим серьезных намерений. Нам кажется, что они хотят просто нас успокоить, а потом взяться за старое. Но как тут успокоишься, когда с реки идет вонь.

Никто не хочет закрытия птицефабрики, так как там с Кунашакского района работает около тысячи человек. Но и жить в поселке нужно, а сейчас порой это просто невозможно», — заключил житель Муслюмово, увозя нас от полей птицефабрики на своей праворульной старенькой Toyota.

Наиль Фаттахов / Znak.com

К слову, Данил Каримов хочет в будущем стать депутатом, так как муслюмовцы сегодня своих народных избранников если и знают по фамилиям, то давно не видели. На сход пришли депутаты от СР, но по другому округу. Они много говорили, потом вызвали на разговор главу поселка, но было похоже, что больше они заинтересованы в PR, нежели в чем-то еще. Хотя, может быть, мы не правы и они тоже хотят избавить поселок от вони и мух.

Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.