Как Россия в пандемию коронавируса ищет компромисс «между ценностью жизни и мракобесием»

Будет ли подписан новый общественный договор?

Как Россия в пандемию коронавируса ищет компромисс «между ценностью жизни и мракобесием»

Нужна ли принудительная вакцинация от коронавируса? Какие меры по борьбе с пандемией эффективны, а какие — избыточны и существуют лишь формально? Политтехнолог Кирилл Шулика написал для Znak.com колонку, в которой анализирует стратегии, которые выбирают разные страны мира.

Противники коронавирусных ограничений собираются на митинги по всему миру. Что делать представителям власти?Keystone Press Agency / Global Look Press

Пандемия коронавируса кардинально изменила мир. Для поколений, которые не застали периоды окончания войны и распада СССР, это буквально самое большое потрясение в жизни. Те, кто застал эти события, знают, что к новому миру нельзя подготовиться заранее. Как в начале 90-х годов общество тяжело адаптировалось к рынку, так и сейчас — адаптируется к коронавирусной реальности. Но в прошлом веке было сложнее, поскольку к рынку после краха коммунизма переходило не так много стран, а сейчас новые правила существования формулируют по всему миру. 

Сейчас важно понять предпосылки того, почему пандемия стала триггером к изменению во всех сферах, начиная от медицины и заканчивая футболом. Может быть, правы те, кто говорит, что были, например, более масштабные эпидемии гриппа, но они не вызывали таких изменений в обществе? Эпидемии, наверное, были, но с тех пор существенно выросла ценность человеческой жизни. Обратите внимание на то, как реагировал мир на пандемию. Европа сразу ушла в жесткий локдаун, сейчас форсирует вакцинацию и в принципе не исключает того, что людям снова придется посидеть дома и пожить без кафе. В Европе есть проблема низкой рождаемости, поэтому основа демографической политики — повышение продолжительности жизни. А есть Африка, где нет проблем с рождаемостью и где, например, президент Танзании Джон Магуфули объявил, что никакого коронавируса нет, правда, потом сам же от него умер.

«Страны с более либеральными режимами находят жесткие решения более эффективно, чем страны с более авторитарными»

Россия, как обычно, застряла в полупозиции и начала поиск собственного пути. Начало пандемии у нас было европейским: то есть строгие ограничения, которые ослаблялись по политическим мотивам, а потом и отменились вовсе. Такой особый путь России привел к тому, что она вышла в лидеры по избыточной смертности за время пандемии. По крайней мере, среди тех стран, где более-менее адекватно ведут статистику. В июле в России от причин, связанных с коронавирусом, умерло более 50 тыс. человек. Чтобы понять масштабы, стоит отметить, что это больше населения Надыма, Саяногорска или Торжка. То есть за месяц от ковида умерло население целого города. В конце года, скорее всего, мы увидим, что пандемия унесла в России примерно население Саратова или Тюмени.

В то же время надо понимать, что Россия столкнулась с теми же проблемами, что и США, Европа и даже часть стран Азии. Людям непросто соблюдать ограничения, пандемия приводит к росту бедности, вакцинация встречается обществом неоднозначно. И вот мы сталкиваемся с тем, что страны с более либеральными режимами находят жесткие решения более эффективно, чем страны с более авторитарными.

Давайте взглянем на Белоруссию, где укатали все живое в политике, максимально ужесточили законодательство о политических свободах, но при этом в стране изначально практически не было ковидных ограничений. Россия, надо сказать, от соседа ушла недалеко. И вообще, в мире ситуация складывается таким образом, что антиковидную политику поддерживают сторонники абсолютной ценности прав человека, а против выступают адепты сильного государства. 

Никакого противоречия тут нет — главный вопрос не в масках или вакцинации, а в оценке ценности человеческой жизни. Идет борьба между адептами ее абсолютной ценности и теми, кто считает, что интересы общества и государства выше человеческой жизни.

Прямо об этом мало кто говорит, но любимый аргумент противников жесткой антиковидной политики основывается на том, что умирают в основном люди пожилые и им безо всякой пандемии недолго осталось.

«Кто-то зарабатывает на продаже фуфломицина, кто-то превращает внимание сомневающихся в голоса на выборах»

Отдельная тема, которая расколола общество, — вакцинация. Общественные страхи на эту тему понятны, особенно в период пандемии, когда наступает звездный час у самых темных сил, то есть адептов теории заговоров и конспирологов. Ведь известно, что всякие мошенники расклеивают объявления у онкологических больниц, где находят клиентов из числа обреченных с последней стадией рака и предлагают им «эффективное лечение» червяками и пауками, рассказывая о заговоре «врачей-убийц». У антиваксеров действует та же самая схема. Кто-то зарабатывает на продаже фуфломицина, кто-то превращает внимание сомневающихся в голоса на выборах, кто-то монетизирует свои соцсети и повышает число подписчиков. 

Общество всегда верило в альтернативную медицину, очереди к Кашпировскому и Чумаку были существенно больше, чем на диспансеризацию в районную поликлинику. И это не только у нас. Знакомый из Канады мне пишет, что у них больницы забиты теми, кто стал лечить коронавирус всякими глистогонными препаратами для лошадей по совету телеведущих и блогеров.

Тут встает вопрос, что делать государствам? Отступать от абсолютной ценности человеческой жизни или пытаться найти компромисс не только со сторонниками теории «бабы еще нарожают», но и с откровенными мракобесами?

Вот Россия как раз представляет из себя пример поиска компромисса между ценностью жизни и мракобесием. С одной стороны, есть вакцины, некоторые регионы даже поощряют тех, кто сделал прививки, а с другой, никакой даже полуобязательной вакцинации нет. Видимо, перед выборами. Хотя в Москве в июне, когда была попытка введения обязательной вакцинации, ко врачам стояли очереди и это дало эффект — Москва прожила лето существенно спокойнее регионов. Правда, нельзя забывать и о том, что на лето столица пустеет в принципе.

Европа же и США потихоньку идут к обязательной вакцинации. Сначала отдельных категорий граждан, например медиков и педагогов, а потом перейдут ко всем остальным. Ученые считают, что при штамме «дельта» коллективный иммунитет должен быть 80%. И не зря в Британии думают о том, как заставить вакцинироваться 30% еще не сделавших себе прививки футболистов АПЛ. 

К обязательной вакцинации придет и Россия, весь вопрос только в том, сколько людей еще умрет от инфекции, пока наша страна в этом вопросе преодолевает путь в Европу.

Профилактика коронавируса как новая налоговая политика

Вообще, профилактика коронавируса становится частью нового общественного договора. Ее можно сравнить с налогами. Ведь никто не хочет отдавать честно заработанные деньги государству на общественное благо, но государство использует метод кнута и пряника, чтобы эти деньги с населения получить. И кнутом получается хуже, чем пряником. Если людям объяснять и показывать общественное благо, на которое идут их деньги, то можно получить еще и лишние средства, скажем, в виде пожертвований на благотворительность. 

Точно так же и с вакцинацией. Ловить людей с полицией менее эффективно, чем рассказывать им о тяжести заболеваний, вызываемых коронавирусом, а также о безопасности вакцины и ее действии. Как оказалось, это довольно сложно, но возможно. В странах Европы десятки тысяч выходят на митинги против вакцинации и миллионы записываются ко врачу, чтобы сделать прививку. 

Таким образом, вакцинация уже становится частью нового общественного договора и доступа к комфорту.

В принципе я не думаю, что силой будут вакцинировать тех, кто выполнит свое обещание уйти жить в лес, или будет выходить из дома только до ближайшего магазина. А вот тем, кто хочет пойти в театр или слетать в отпуск, вакцинации не избежать. Конечно, какой-то риск в вакцинации есть, например, шесть случаев тромбозов на 6 млн доз вакцины от Johnson & Johnson в некоторых странах Европы. Но это как плата за пользование смартфонов в виде фактической передачи персональных данным третьим лицам — некоторые люди нарываются из-за этого на мошенников и теряют свои сбережения, но это не значит, что нужно всем перестать пользоваться смартфонами. 

Самые же большие проблемы с общественным договором будут в тех странах, где не налажена обратная связь с людьми и вся коммуникация власти и общества осуществляется через дубинки полиции и автозаки. Пандемия заставляет расплачиваться за использование этой привычной коммуникации человеческими жизнями. 

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов. 

Подпишитесь на рассылку самых интересных материалов Znak.com
Новости России
ХМАО
СМИ сообщили о гибели людей на борту упавшего самолета в Югре
Санкт-Петербург
В ЕР петербургским политикам посоветовали отозвать поручительства за организатора убийства
Россия
С YouTube потребовали удалить видео команды Навального про Терешкову и «Умное голосование»
Россия
Памфилова: на текущий момент явка на выборах в Госдуму составляет 25,64%
Россия
Как жителей Донбасса подвозили автобусами голосовать в Ростовской области на выборах в Госдуму. Репортаж
Россия
В Мосгоризбиркоме не подтвердили информацию об использовании автобусов с надписью «Дети»
Россия
В Москве члены УИК № 1587 заявили, что сутки отработали с фейковой коллегой
ХМАО
В ХМАО упал самолет, в котором находились местный бизнесмен и его жена
Россия
Сразу после думских выборов Кремль запустит очередную «школу губернаторов»
Россия
Составлен список задержанных ко второму дню голосования на выборах в Госдуму
Отправьте нам новость

У вас есть интересная информация? Думаете, мы могли бы об этом написать? Нам интересно все. Поделитесь информацией и обязательно оставьте координаты для связи.

Координаты нужны, чтобы связаться с вами для уточнений и подтверждений.

Ваше сообщение попадет к нам напрямую, мы гарантируем вашу конфиденциальность как источника, если вы не попросите об обратном.

Мы не можем гарантировать, что ваше сообщение обязательно станет поводом для публикации, однако обещаем отнестись к информации серьезно и обязательно проверить её.